Лондон-Шанхайский штрек

Убытки, полученные по итогам минувшего года двумя крупнейшими горно-металлургическими корпорациями РК — «Казахмысом» и ENRC — результат неприятный, но не критический. Компании, уровень капитальных затрат которых по-прежнему высок, похоже, выручит благоприятная ценовая конъюнктура

Лондон-Шанхайский штрек

Прошлый год для отечественной промышленности был самым тяжелым за последние десять лет, даже с учетом кризисных 2008 и 2009 годов. В 2012-м общий рост индустрии составил 0,5%, обрабатывающий сектор показал 0,7%. Замедление оказалось довольно неожиданным. Министерство индустрии и новых технологий (МИНТ) в начале 2012-го планировало рост в 6% (причем 6-процентный рост рассматривался как норма в перспективе до 2017 года; в августе 2012 года тогдашний министр экономики Бакытжан Сагинтаев говорил о 5,5% роста в той же перспективе), а к концу года прогноз был снижен вдвое.

В 2012 году почти все добывающие сектора (за исключением нефтянки) показали рост производства, зато просели некоторые обрабатывающие. Особенно это касается металлургов: в общем отрасль снизила выпуск на 1,5%. Сильнее всех сдала черная металлургия — 12%, ниже — спад производства готовых метизделий: 2,2%. Производство благородных и цветных металлов выросло почти на 7%.

На фоне исторического замедления отечественной индустрии крупнейшие казахстанские горно-металлургические корпорации, листингующиеся в Лондоне, «Казахмыс» (вертикально интегрированный холдинг, более известен как производитель меди) и ENRC (вертикально интегрированный холдинг, представленный в выпуске ферросплавов, железной руды и первичного алюминия) продемонстрировали негативные финансовые результаты: в 2012 году у обеих компаний снизился показатель EBITDA, обе получили убыток (впрочем, одна корпорация пострадала из-за другой). В этой связи стоит напомнить, что совокупно на предприятиях этих компаний в Казахстане занято около 150 тыс. человек, не считая того, что на них завязаны десятки сервисных компаний в Центральном, Восточном и Северо-Западном регионах страны.

Впрочем, аналитики, опрошенные «Экспертом Казахстан», не считают положение горно-металлургических гигантов ни критическим, ни близким к таковому. Главный виновник негативных результатов — ценовая конъюнктура на Лондонской и Шанхайской биржевых площадках — к концу этого года обещает выправиться, стать более благосклонной к отечественным горнякам и металлургам из-за повышения спроса на базовые металлы. Однако полученный по итогам прошлого года убыток актуализирует вопросы сокращения капитальных затрат и оптимизации большинства расходов на ближайшие несколько лет.

Выпасть в убыток 

Горно-металлургический комплекс — одна из основ казахстанской экономики. Если вся промышленность в среднем дает около 30% ВВП, то только доля металлургии — около 7%. Экспорт металлов составляет пятую часть всего вывоза. В минувшем году в результате снижения мирового спроса цены на базовые металлы сократились на 10–20%, что неминуемо привело к удешевлению отечественного экспорта стали, ферросплавов, меди, алюминия.

Ожидаемым для отечественных горняков стало событие, произошедшее еще до объявления финансовых результатов: в начале марта из-за переоценки «Казахмыс» покинул индекс FTSE-100 Лондонской фондовой биржи (LSE) и переведен в менее престижный FTSE-250. Конечно, на производственную деятельность корпорации это вряд ли как-то повлияет, а вот ликвидность акций «Казахмыса» в Лондоне из-за этого снизится.

Первой результаты 2012 года представила корпорация ENRC — 20 марта. Выручка сократилась на 18%, до 632 млрд долларов, показатель EBITDA снизился на 18% — до 1,88 млрд, убыток составил 852 млн долларов. В компании считают, что виной тому снижение цен и спад производства на фоне снижения спроса на ее продукцию. Себестоимость производства выросла на 5,9%. Совокупные финансовые ресурсы компании по итогам прошлого года — 743 млн долларов, заемные деньги — 5,8 млрд. В 2013 году в ENRC планируют капзатраты на уровне 1,74 млрд долларов, которые пойдут на три из пяти ключевых проектов роста: ферросплавный завод в Актобе, а также африканские Frontier Mine и RTR.

Еще в конце прошлого февраля руководство ENRC заявило о значительном росте налоговой ставки и существенных списаниях. В результате были списаны активы на 1,54 млрд долларов — как в Казахстане, так и в Африке; причиной тому стало их обесценение на фоне неблагоприятной рыночной конъюнктуры. «Существует высокая вероятность, что при дальнейшем ухудшении ценовой конъюнктуры на сырьевых рынках, а также при проявлении прочих факторов списания не будут являться разовым фактом и могут продолжиться в будущих периодах»,— оценили аналитики «БТА Секьюритис».

Казахмысовские результаты были также предсказуемо негативными. Медники по итогам прошлого года получили убыток в 2,27 млрд долларов против прибыли 930 млн долларов в 2011-м. Причиной такого убытка было единовременное списание 26-процентной доли компании в ENRC на 2,22 млрд. Выручка «Казахмыса» снизилась на 5,9% — до 3,35 млрд долларов; EBITDA — на 34,6%, до 1,91 млрд. Базовая прибыль снизилась втрое: до 492 млн долларов. Среди причин снижения выручки называются как десятипроцентный спад цен на медь, так и сокращение объема реализации, а также увеличение затрат на добычу, оплату труда и транспортировку. Надо отметить, что без учета единовременных статей «Казахмыс» показал прибыль от продолжающейся деятельности — 444 млн долларов.

Вместе с тем растут долг «Казахмыса» и капитальные затраты. «В 2012 году чистый долг компании вырос на 726 миллионов долларов. В 2013 году, по нашей оценке, чистый долг вырастет на полтора миллиарда — до 2,2 миллиарда из-за капитальных инвестиций в два миллиарда долларов на основные проекты роста»,— отмечает в отчете от 27 марта аналитик Halyk Finance Мариям Жумадил.

«Больше беспокоит существенный рост операционных расходов компании, показанный за 2012 год (плюс 24,3%). Это соответствует среднему росту операционных расходов — с 2004 по 2011 год на уровне 21,2% ежегодно, что, на наш взгляд, является основной причиной падения рентабельности компании в долгосрочной перспективе и, соответственно, существенного падения котировок “Казахмыса” в Лондоне, несмотря на сохранение рыночных цен меди на относительно высоком уровне,— говорится в отчете “БТА Секьюритис”. — Следует отметить, что рост операционных расходов является общей проблемой казахстанских компаний, в том числе ENRC, в которой “Казахмыс” имеет ассоциированную долю».

Судя по отчетам «Казахмыса», капвложения корпорации в поддержание деятельности в этом году составят около 550 млн долларов (в прошлом году — 620 млн), тогда как инвестиции в новые проекты — Бозшаколь и Актогай — оцениваются на уровне 1,5 млрд долларов, в Экибастузскую ГРЭС-1 — 370 млн.

«В 2013 году мы ожидаем увеличение валовой себестоимости катодной меди на 8–12 процентов (в 2012 году этот показатель составил 321 цент за фунт), тогда как чистая себестоимость, за вычетом попутной продукции, составила 174 цента, или 3800 долларов за тонну,— пояснили “Эксперту Казахстан” в “Казахмысе”. — Для усиления контроля над затратами в 2013 году мы продолжим реализацию наших проектов оптимизации производства, направленных на повышение коэффициентов извлечения металлов, повышение эффективности переработки сырья, а также большую производительность труда».

В частности, на этот год намечены старт операций по кучному выщелачиванию на нескольких месторождениях, рост карьерной добычи с 21 до 25%, завершение модернизации Николаевской и рост производительности Балхашской обогатительных фабрик. Общая оценочная эффективность проектов оптимизации — около 150 млн долларов к 2014 году.

Расти, цена моя, не падай

Итак, ключевым фактором живучести «Казахмыса» и ENRC является цена базовых металлов на мировых рынках. Начнем с меди, прогноз динамики цен которой с конца прошлого года остается позитивным. По прогнозам J.P.Morgan, добыча красного металла в текущем году вырастет на 5,3%, производство рафинированной меди — на 6,6%, мировое потребление меди — на 5,3%. Локомотивами роста потребления выступят Китай, Северная Америка (по 6,8%) и Европа (3,7%). В таких условиях у производителей меди дела должны идти как нельзя лучше, ведь складские запасы рафинированного металла будут сокращаться, что уж точно не позволит цене падать. С начала года около десятка аналитических служб называли свои прогнозы медных цен в коридоре от 7495 долларов за тонну (UBS) до 8818 долларов (опрос Reuters). Аналитики J.P. Morgan настаивают на цене 7825 долларов за тонну, что на 5% выше сегодняшней.

С другой стороны — один из ключевых потребителей красного металла, Китай (в направлении Китай/Азия «Казахмыс» в минувшем году отправил 65% своей меди), по расчетам аналитика Citibank Дэвида Уилсона, покрывает до 75% потребления первичной меди, и этот показатель постоянно растет. Китайцы, усиливающие свои плавильные мощности, настроены на импорт медного концентрата и дробленой руды.

Что касается цен на алюминий, то январско-февральские прогнозы были также довольно оптимистичными. Аналитик BNP Paribas Стивен Бриггс предрекает глобальный рост спроса на металл на 7% благодаря увеличению потребления Китаем и другими развивающимися странами. По данным Standard Bank, в 2013-м средняя цена на крылатый металл будет находиться на уровне 2133 доллара за тонну. В «Русале» считают, что алюминий в этом году будет находиться в ценовом коридоре 2200–2300 долларов за тонну, в то время как средняя цена в прошлом году была 2018 долларов. «Рынок будет сложным, но мы пока надеемся, что к концу года цена достигнет 2200–2300 долларов»,— заявил первый заместитель гендиректора «Русала» Владислав Соловьев.

«По моим прогнозам, во второй половине года ожидается рост цен на алюминий и медь; вслед за ними, вероятнее всего, будут расти цены и на цинк. С ферросплавами немного сложнее, так как спрос довольно ограничен, и вряд ли мы увидим существенный рост»,— отмечает аналитик «Инвесткафе» Андрей Шенк. По его словам, вертикально интегрированные компании менее зависимы от цен на сырье. Исключение составляет лишь алюминиевая промышленность, где рост тарифов на 5–10% делает рентабельность отрицательной. «Для других отраслей более важна цена готовой продукции, цветных металлов, так как стоимость сырья для них равна себестоимости его производства»,— объясняет г-н Шенк.

Исходя из благоприятного ценового расклада, аналитики предрекают компаниям стабильное развитие. «В первом квартале мы, скорее всего, увидим снижение выручки в пределах 8–10 процентов по отношению к четвертому кварталу. Снижение цен приведет к уменьшению операционной прибыли и EBITDA, и если в медном сегменте рентабельность по EBITDA сохранится на уровне 16–18 процентов, то алюминий и ферросплавы не покажут выше пяти», — говорит г-н Шенк.

Как отметила г-жа Жумадил в отчете от 8 февраля этого года, касающемся перспектив ENRC: «Мы считаем, что ключевые катализаторы компании, ожидаемые в 2013 году, должны перевесить риски и имеют более высокие шансы успеха. Начало производства на месторождении Frontier, ожидаемое в апреле-мае, поможет убедить рынок в способности компании развивать проекты в Африке до стадии производства. Продажа или совместное развитие медных активов в Африке с Glencore или с другим инвестором будет еще одним положительным фактором, который позволит ENRC разделить проектные риски и капитальные инвестиции».

Слабины не дадут

И все-таки негативный сценарий совсем исключать нельзя. В чем же его суть? Ситуация в мировой экономике складывается хуже, чем полагало большинство экспертов: снижается спрос на промышленные металлы, происходит перепроизводство, которое начинает давить на цены.

«Такая ситуация приводит к снижению рентабельности, однако при грамотной политике — снижении затрат, капитальных вложений и объема дивидендов — компании смогут сохранить довольно устойчивое финансовое положение. Однако если это исполняться не будет — начнет расти долговая нагрузка, что создает определенные финансовые проблемы и зависимость от кредиторов. С нефинансовой точки зрения основной риск — это необходимость сокращения производственных мощностей, что приводит к социальным проблемам»,— рассказывает Андрей Шенк.

С ним соглашается ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент» Дмитрий Баранов. «В данном случае спасением для компаний может быть то обстоятельство, что деятельность их диверсифицирована. Так, “Казахмыс” помимо меди добывает еще и золото, а кроме того, широко представлен в транспортной отрасли. Компания ENRC производит феррохром и другие ферросплавы, добывает железную руду, уголь, ряд других металлов, представлена в энергетике. И в этом случае, если, что называется, провалится какой-то один вид продукции, то есть на него упадет спрос и снизятся цены, то компания может сделать ставку на другие виды продукции или даже на другие направления деятельности, с тем чтобы пережить трудный период»,— предполагает эксперт. По его мнению, маловероятно, что положение компаний может стать именно «тяжелым». «Непростым» — возможно, да и то необязательно.

По словам г-на Шенка, в случае ухудшения обстановки мы увидим переход в той или иной форме к консервативным стратегиям: «Это сокращение капзатрат, в частности отказ от зарубежных проектов и непрофильных активов. Вероятнее всего, производственные активы будут сокращать в последнюю очередь, тем более добывающие активы, рентабельность которых обычно в полтора-два раза выше, чем перерабатывающих».

Г-н Баранов сомневается в том, что бизнес компаний в случае ухудшения ситуации будет как-то реструктурироваться: все-таки компании уже произвели необходимые изменения в 2009–2010 годах, а публичный статус стимулирует динамичное внедрение такого рода улучшений. «В настоящее время их структура оптимальна, и даже если начнутся негативные процессы в экономике республики и/или мира — не факт, что какая-то перестройка потребуется, потому что компании такого размера, как правило, имеют план действий на случай кризиса. Да и план в большинстве случаев состоит из нескольких ключевых пунктов, главный из которых — сокращение расходов,— поясняет наш собеседник. — Вместе с тем нельзя полностью исключать возможности, что компании могут продать какой-то из своих активов, но это уже будут решать акционеры каждой из них, если станут меняться стратегии развития компаний. Это же справедливо и в отношении приобретения каких-либо активов».

Эксперты считают, что в среднесрочной перспективе нет угрозы такого масштаба, чтобы в дела компаний начало вмешиваться государство со своим пакетом решений — от льготного кредитования до полной национализации. Максимум, чем поможет государство — это снижением налоговых ставок (см. «Слитно или раздельно?»). Как считает г-н Баранов, если кризис окажется действительно серьезным, то на поддержку «Казахмыса» и ENRC может просто не остаться денег. «Учитывая размеры компаний, масштаб их бизнеса, географическую и отраслевую диверсификацию, крайне маловероятно, что при негативных изменениях в экономике положение компаний станет настолько тяжелым, что им потребуется помощь государства. И “Казахмыс”, и ENRC настолько самодостаточны, настолько устойчиво стоят на ногах, что любой кризис они переживут без особых потерь и выйдут из него еще более окрепшими»,— говорит ведущий эксперт «Финам Менеджмента».

Пока о кризисе говорить рано, но руководство компаний, озабоченное большими убытками, планирует в текущем году сократить расходы на социальную сферу — вполне предсказуемый шаг. В отчете о финансовых результатах прошлого года ENRC есть пункт о сокращении объема социалки до 50 млн долларов. Например, в Павлодарской области на нее пойдет на 10,6%, а в Карагандинской — на 18,8% меньше, чем в минувшем году.

«Казахмыс» также планирует урезать ту же статью: грядет сокращение социальных активов. Вот что об этом говорят в компании: «В большинстве случаев это возврат государству социальных объектов, до сих пор находившихся на балансе группы. На наш взгляд, государство более компетентно в вопросах культуры, образования и спорта и в настоящее время имеет все ресурсы для того, чтобы взять эти объекты под свой контроль. Кроме того, мы платим налоги, из которых государство может изыскать средства для содержания объектов социального значения. Компания оставляет за собой право оказания материальной и спонсорской помощи переданным объектам».

Слитно или раздельно?

О перспективах развития двух крупнейших казахстанских горно-металлургических корпораций «Эксперт Казахстан» побеседовал с начальником аналитического управления АО «BCC Invest» Адилем Табылдиевым.

Адиль, каковы перспективы цен на медь, алюминий, цинк и ферросплавы в этом году?

— По прогнозам нашего аналитика Наины Романовой, исследующего металлургический сектор, среднегодовые цены на промышленные металлы в 2013 году по сравнению с 2012 годом значительно не изменятся. Например, согласно прогнозу, среднегодовая цена на медь в 2013 составит 7950 долларов за тонну и на цинк — 1084 доллара за тонну.

 

Какие исходя из этого финансовые результаты ждать от двух крупнейших казахстанских горно-металлургических корпораций — «Казахмыса» и ENRC?

— По нашим прогнозам выручка «Казахмыса» в 2013 году составит 3,4 миллиарда долларов, а чистая прибыль без учета разовых статей — 744 миллиона (что на 51 процент больше показателя 2012 года).

Вероятно, выручка ENRC в 2013 году составит порядка 6,3–6,6 миллиарда долларов (с учетом запуска в эксплуатацию медных месторождений в Африке), а чистая прибыль без учета разовых статей — порядка 500–600 миллионов.

 

Каковы ключевые факторы, которые могут сделать положение этих компаний тяжелым в перспективе одного года — двух лет?

— Основным фактором, негативно влияющим на рентабельность бизнеса «Казахмыса» и ENRC, является инфляция производственных расходов. Наиболее быстрыми темпами растут расходы на оплату труда.

 

Каков нижний порог цен на сырье, при котором в ближайшие год-два горно-металлургические производства этих коропораций станут нерентабельными?

— В краткосрочной перспективе «Казахмыс» и ENRC смогут выдержать снижение цен на свою продукцию в пределах 20 — 25 процентов от текущих уровней. Однако если такие низкие цены продержатся долгое время, это сделает нерентабельными проекты развития и, соответственно, в долгосрочной перспективе бизнес этих компаний станет экономически непривлекательным.

 

Стоит ли ожидать структурной перестройки этих корпораций на фоне снижения цен на металлы (выход из добывающих активов либо, напротив, продажа непрофильных)?

— В текущей ситуации значительные усилия менеджмента «Казахмыса» и ENRC направлены на контроль операционных расходов. В этой связи возможны изменения штатно-организационной структуры корпораций. По «Казахмысу» продажа каких-либо активов маловероятна — разве что выход из проекта Бозымчак в Кыргызстане.

У ENRC ситуация неоднозначна. В прошлом году активно обсуждалась идея с разделением ENRC на ENRC Kazakhstan и ENRC International. ENRC Kazakhstan могли достаться активы в Казахстане («КазХром», ССГПО, «Алюминий Казахстана» и другие) и, возможно, в России («Серовский завод ферросплавов»), тогда как к ENRC International могли отойти все зарубежные активы в Бразилии и Африке. Но и с финансовой, и с юридической стороны процесс такого разделения очень сложен, дорог и длителен по времени.

В нынешнем году новостей по этому вопросу пока не было. Возможно, такое разделение отложили в долгий ящик. Маловероятна, но возможна продажа активов в Бразилии и продажа алюминиевого бизнеса в Казахстане. Однако найти покупателя будет очень сложно. Ведь даже такие горно-металлургические гиганты, как BHP Billiton, Rio Tinto и Vale, которые ранее активно выступали в роли покупателей, также столкнулись с необходимостью распродавать свои активы.

Также активно муссировались слухи о том, что Glencore в обмен на медные активы Казцинка и денежные средства может выкупить долю «Казахмыса» в ENRC, а затем постепенно увеличить свою долю в ENRC до контрольной. Но эти слухи пока не нашли подтверждения. По моему мнению, может иметь некоторый положительный эффект объединение «Казахмыса» и ENRC с выделением зарубежных активов. Но вряд ли акционеры этих компаний смогут договориться. 

 

Какую поддержку «Казахмысу» и ENRC, вероятнее всего, окажет казахстанское правительство, если положение компаний окажется тяжелым?

— Здесь наиболее быстрым и эффективным шагом со стороны государства будет снижение налоговой нагрузки. Ведь налоги на недропользователей занимают значительную долю в операционных расходах горно-металлургических корпораций. Их снижение позволит улучшить рентабельность бизнеса и высвободит денежные потоки для финансирования проектов развития.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?