Фьючерсы: перезагрузка

Товарная биржа ЕТС модернизирует срочный рынок. Сейчас она замораживает торги, чтобы к концу года выйти с новыми инструментами

Фьючерсы: перезагрузка

Товарная биржа ЕТС закрывает торговлю расчетными производными инструментами (когда между сторонами проходят только денежные расчеты, а физическая поставка базисного актива не производится). Несмотря на то, что срочный рынок занимает в структуре оборота ЕТС 70%, решено временно от него отказаться. Слабая ликвидность не способствует росту объема торгов и не оправдывает выполнение новых требований по развитию клиринга. Ликвидность планируют расширить за счет активизации спотового рынка и поставочных инструментов, интересных прежде всего товаропроизводителям.

Спекулянты ушли на перерыв

«Те инструменты, которые торговались до сегодняшнего дня — это расчетные фьючерсы. Недостатки этих контрактов в том, что они не формировали цену на казахстанские товары. Базис рассчитывался на американском рынке, и на эту цену, по сути, выпускалось пари — инструмент для спекулятивных целей. Хеджировать риски на них возможно, но нужны были большие объемы торговли. Фьючерсы важны для подготовки участников к торгам с поставочными инструментами, и перед ЕТС стояла задача заинтересовать и обучить профучастников торговле производными, в том числе в розницу»,— рассказывает заместитель председателя правления ЕТС Сергей Овчаренко.

Срочный рынок ЕТС стартовал в сентябре 2009 года торговлей поставочными фьючерсными контрактами на зерно. За первые три месяца торгов пшеницей 3-го и 4-го классов объем составил 1,3 млрд тенге. Затем срочный рынок перетек в фазу спекулятивных сделок. В конце 2010 года были запущены расчетные фьючерсы на золото. К началу 2012 года линейка базовых активов для расчетных фьючерсов была значительной, как и объемы торгов.

И все же срочный рынок оставался слаболиквидным. Положения не спасали даже маркетмейкеры, на регулярной основе поддерживающие его ликвидность. Расчетные инструменты интересны были прежде всего спекулянтам из-за возможности не брать на себя риски по поставке товара. На брокерах негативно сказалось ужесточение требований финансового регулятора: многие компании стали сдавать лицензии и уходить с рынка.

«Ситуация на срочном рынке сложная: конкуренции нет, и мы не видим к нему большого интереса, который наблюдался в прошлом году. В 2012 году правительство запустило программу народного IPO, которая «перехватила» розничного инвестора. У себя в компании мы проанализировали цифры по итогам года и увидели, что направление нерентабельно. Одному брокеру даже с учетом того, что он наиболее активный и крупный игрок на срочном рынке, сложно вытягивать на себе весь розничный рынок. Для этого нужна финансовая подушка минимум на три года,— считает председатель правления брокерской компании Plankion Invest Кайрат Тналин. — Кроме того, у нас еще нет стратегического понимания в части регулирования финансового рынка Национальным банком. В прошлом году мы неоднократно выходили через биржу на Национальный банк, пытались прояснить: будет ли дальше ужесточение требований на финансовом рынке и на рынке производных финансовых инструментов либо это окончательная мера в процессе ужесточения требований к брокерам. Но, честно говоря, однозначного ответа мы не получили. Если требования к брокерам будут ужесточаться и дальше, к тому же ЕТС придется лицензировать клиринговый центр, опять включаются требования по уровню капитала и системы управления рисками с вытекающими последствиями — для брокеров это будет чересчур дорого на таком слабом рынке».

С 1 января этого года тариф биржи обнулился, а тарифы брокеров изначально невелики: независимо от объема сделки клиент платит 1 000 тенге. Это не те деньги, которые будут развивать брокерский бизнес.

Срочность нужна все равно

Тем не менее полноценный товарный рынок невозможен без срочной секции. Выровнять ситуацию можно через развитие поставочных инструментов, но для этого следует расширить участие в торгах товаропроизводителей, соответственно перестроить срочный рынок.

ЕТС меняет стратегию: если раньше ставка делалась на параллельное развитие спот и срочного спекулятивного рынков, то сейчас есть идея сделать акцент на развитие базовых активов и формирование цен внутри страны, что должно заинтересовать производителей.

Планируется, что вначале будут запущены поставочные опционы по зерну и цементу. О сроках пока говорить рано; скорее всего, это произойдет в начале второго полугодия. Зарегистрировать инструменты несложно, трудности связаны с разработкой системы страхования рисков и аккредитивной работой.

На ЕТС намерены построить рынок контрактов к тем базисам, которые есть в Казахстане, и в перспективе включить в контракты руду, металлопрокат, стройматериалы. «Наша задача — построить правильный прозрачный товарный рынок. Важно предоставить возможность участникам рынка заключать контракты купли-продажи товаров к определенному сроку в будущем. Это позволит организовать товарный рынок, участники которого будут иметь возможность планировать свои продажи и покупки товара к определенному сроку в связи с условиями согласований логистических и других вопросов, связанных с физической поставкой товара. Все сделки, которые совершаются на биржах, предполагают использование стандартных контрактов. Поскольку товарные контракты не предполагают немедленную и обязательную поставку (нужно время на подачу и загрузку вагонов, время в пути, которое может исчиляться днями, неделями, загрузку на судно в порту и т.д.), в мировой биржевой практике получили развитие срочные контракты — фьючерсы и опционы. Эти виды контрактов строго единообразны и стандартизованы в соответствии с биржевыми правилами, содержат конкретное требование по качеству товара, его количеству, срокам и месту поставки,— говорит Сергей Овчаренко. — Перед ЕТС стоит задача, договорившись с такими крупными игроками, как, например, Продкорпорация, выпускать инструменты со своими базисами и формировать цены самим. Такого в СНГ пока никто не делает. Мы прорабатываем вопрос запуска сначала срочных контрактов по принципу опционов. И уже после того как анонимный аукцион (который в настоящее время активно развивается на рынке ЕТС) и опционный рынок «расторгуются», предполагаем запуск фьючерсных инструментов с поставкой реального товара».

Чем прозрачнее рынок, тем больше число тех, кто намерен участвовать в торгах, тем репрезентативнее проходит процесс ценообразования и качественнее рынок производных.

Казахстан — транзитная страна, стоящая на пересечении торговых путей России и Китая. Товаропотоки создают предпосылки для того, чтобы Казахстан стал центром ценообразования.

Без государства опять  не обойтись

По мнению Кайрата Тналина, развитие срочного рынка зависит от государства. «Рынок нужен прежде всего крупным игрокам, чтобы минимизировать ценовые риски. Сейчас крупные зерновые компании пользуются срочным рынком, так как заключают долгосрочные контракты с покупателями. Свои риски они хеджируют, фиксируя цены внутри страны, когда выделяют ресурсы на проведение весенне-полевых работ мелким формированиям. Те рассчитываются с ними в натуральном выражении, конкретным количеством тонн, и цена на зерно фиксированная. Мелкий производитель знает, что цена будет 300 долларов, но осенью он продает по 150 свой урожай. Ему нужны средства, чтобы рассчитаться с рабочими, по ГСМ, по лизингу»,— комментирует эксперт.

В мире ежегодно растет спрос на зерно, тем более на казахстанское, высокого качества. Единственная проблема для зерновиков — инфраструктура. На товарной бирже механизмы защиты продавца и покупателя отработаны, но остаются еще логистика и согласование перевозок между транзитными странами, на которые биржевики влиять не могут.

Введение единых тарифов на перевозку зерна в рамках ТС должно стимулировать рост торгов на ЕТС. Раньше казахстанское зерно было неконкурентно за счет более дорогого тарифа на перевозку до порта отгрузки на одно и то же расстояние, что и для российского производителя и зернотрейдера. Россияне платили 60 долларов за доставку, казахстанцы — 120 долларов. Российская железная дорога ставила казахстанских производителей в невыгодные условия. Для повышения их конкурентоспособности государство ввело дотации на транспортировку зерна из расчета 40 долларов на тонну. Точно так же российское зерно невыгодно было поставлять, например, в Узбекистан — из-за разницы в тарифах.

После унификации тарифов на грузоперевозки российское зерно будет конкурировать с казахстанским на южном направлении, а там потенциал очень высокий: Узбекистан, страны Юго-Восточной Азии традиционно потребляют много зерна. Например, в текущем маркетинговом сезоне цены на зерно в Узбекистане были выше, чем в портах Черного моря.

Для других казахстанских товаропроизводителей главным сейчас является контроль со стороны АРЕМ и АЗК. Например, для производителей цемента абсолютно нормальна ситуация, когда они отпускают продукцию по разным ценам: один клиент приходит с контрактом на полгода, другой — на месяц. Однако после этого антимонопольные органы выписывают заводам штрафы за манипуляцию ценами и недобросовестную конкуренцию. Торговля товаром через биржу решила бы эту проблему.

Расчеты — в Казахстан

Для развития отечественного биржевого товарного рынка важно, чтобы иностранные покупатели казахстанского зерна не выставляли аккредитивы в портах или другом месте получения товара, а заводили деньги в Казахстан, зная, что они не исчезнут: биржа переведет деньги продавцу лишь по факту предоставления документа об отгрузке товара в соответствии со спецификацией контракта.

Для этого следует отработать поставку товара покупателям; когда же система начнет работать как часы, появятся спекулянты. В планах ЕТС — держать баланс между спекуляцией и поставками, который не даст возможности манипулировать рынком. Тогда ни одна крупная компания-производитель не сможет двинуть цену в нужном ей направлении.

Услуги ЕТС для производителей обещают быть дешевыми. Если расчеты через аккредитив в черноморских портах стоят 3–5% годовых и сделка может идти несколько месяцев, то на бирже стоимость будет на порядок ниже и ожидается, что сделок будет много за счет снижения цены.

Задача сделать из Казахстана ценообразовательный центр — достаточно амбициозна. Здесь без надежной системы клиринга никак не обойтись: когда пойдут крупные объемы торгов, на первое место выйдет система взаиморасчетов.

На ЕТС есть клиринговый центр, который функционирует в соответствии с правилами регулирования товарных бирж МЭРТ. Но клиринговый центр ЕТС не имеет лицензии Национального банка, поэтому финансовые брокеры не могут торговать на товарной бирже. В принципе товарная биржа может обойтись и без фондовых брокеров, но если она хочет расти, срочный рынок на площадке должен охватывать разных участников, и лицензия Национального банка помогла бы ему в этом.

Брать лицензию на клиринг у Национального банка для ЕТС финансово невыгодно, учитывая слабое состояние срочного рынка. Ведь в 2012 году Национальный банк — кстати, владеющий 25% фондовой биржи — инициировал изменения в законодательство, ужесточившие требования к клиринговым организациям, в том числе по капиталу.

Единственный вариант для товарной биржи — сотрудничать с фондовой через создание совместного клирингового центра. Кроме решения технической задачи (получения лицензии), единый клиринг позволит расширить клиентам ЕТС доступ к валютным торгам на фондовой бирже. В этом случае участники срочных торгов могли бы через клиринговый центр осуществлять операции конвертации, торговли товаром, перевода средств, конверсионные операции. Тогда они могут стать более гибкими в управлении собственными позициями и получить доступ к новым продуктам.

Будущее есть

«Товарное направление — стратегически правильное. Оно меньше подвержено влиянию кризиса ликвидности фондового рынка»,— считает г-н Тналин. — Фонд недвижимости «Самрук-Казына», например, стал закупать материалы через биржевые аукционы. Мы представляем интересы товаропроизводителей, и в этом году работы прибавится, так как к торгам подключатся регионы. Пока мы работаем лишь с Алматы. На зерновом рынке должны быть традиционные объемы и в этом году. На рынке цемента нет такого крупного игрока, как по зерну, но ситуация там складывается интересная. В сезон каждый цементный завод начинает лоббировать свои интересы, и начинается гонка цен, качества и логистики. Мы тут не видим прозрачности, которую нам бы хотелось видеть, чтобы судить о рынке, но мы внимательно наблюдаем за ситуацией».      

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?