Правильные деньги

Придерживаться правил исламского финансирования не только правильно с точки зрения религии, но и просто менее рискованно

Западная финансовая система в кризисе, в отличие от исламского банкинга
Западная финансовая система в кризисе, в отличие от исламского банкинга

Словосочетание «глобальный экономический кризис» сегодня на устах каждого политика, аналитика и экономиста, а новостные ленты почти каждый день начинаются с рассказа о новых экономических бедствиях в какой-нибудь стране, и уже не только в так называемом третьем мире, а в самых что ни на есть «развитых государствах», считавшихся еще совсем недавно эталоном экономической мощи и социального благополучия. При этом катаклизмы отнюдь не мелкие и быстротечные, их масштаб и глубина свидетельствуют о системном развале, разрушительный эффект которого, как мы видим, отбрасывает целые нации за черту бедности, а беспомощные обанкротившиеся правительства в панике уходят в отставку, бросая страну в пучину социального беспорядка.

Глобальный кризис, начавшийся в 2007–2008 годах и продолжающийся по сей день — это не начальная, а, скорее, конечная фаза хронической болезни системы, которая после 100-летнего недомогания близка к своему фатальному концу. Согласно Полу Вилмоту, доктору прикладной математики из Оксфордского университета, пузырь на рынке деривативов с космическим размером в 1200 триллионов долларов, что в 20 раз превышает размер мировой экономики, грозит лопнуть в любой момент. И если такое случится, а это вопрос только времени, произойдет системный коллапс эпических масштабов, последствия которого не рискнет предсказать никто.

На этом фоне в мире раздается все больше голосов, заявляющих о фундаментальной несостоятельности современного капитализма как системы: беспрецедентная в истории человечества концентрация экономического влияния в руках нескольких игроков; феноменальное обнищание некоторых наций и ослабление государственной суверенности; огромная диспропорция между реальной и спекулятивной экономикой; сверхинтенсивное использование природных ресурсов и, как следствие, разрушение экосистемы стали главными характеристиками современного миропорядка и сегодня тревожат даже сторонников капитализма.

Президент Казахстана — один из тех, кто тонко почувствовал историческую глубину происходящих процессов. Вот отрывок из его статьи «Ключи от кризиса», опубликованной в «Российской газете» в 2009 году: «Очевидно, что нынешний глобальный кризис — это вовсе не какое-то стихийное бедствие и не результат случайного стечения обстоятельств, а закономерное внешнее следствие какого-то глубинного внутреннего дефекта. И пока мы четко не определим и не очертим его, все наши усилия по ремонту мировой валютно-финансовой системы, с которой и начался кризис, будут носить только косметический характер. В этом случае не устраненный нами дефект и дальше будет воспроизводить все новые кризисы с нарастающей частотой и с более тяжелыми последствиями».

Сегодня в любой стране с развитой банковской системой 90–95% денег от общего объема эмитированы коммерческими банками с выдачей безналичных кредитов через механизм фракционного резерва. Иными словами, в зрелой капиталистической среде все или почти все производится, продается и покупается в кредит. Кризис — следствие такого положения вещей. Элементарная математика кризиса: если в экономике на каждый свободный доллар приходится 20 кредитных, то совокупное обслуживание долга становится невозможным, наступает массовый дефолт по банковским займам — экономика парализуется, народное богатство переходит из рук многих в руки нескольких. «В атмосфере стремления к дальнейшему росту потребления за счет доступного кредитного долга возникает невообразимая динамика кредитов банков, ресурсы которых в немалой степени могут без ограничений и контроля пополняться эмиссией преимущественно виртуальных денег. Эта система (в сущности, «пирамида») позволяет развивать кредитный рынок высокими темпами до «перегрева». По такой схеме можно привести в реальность экономический парадокс, когда с огромными долгами поднимается жизненный уровень народа. Но, как демонстрирует современная практика, развитие «в долг» является краткосрочным, до наступления момента истины. Оно заканчивается глубоким финансово-экономическим кризисом, разрушением финансовых пирамид. Такая чрезмерность устраняется справедливым образом: через обвал кредитного рынка», — пишет известный казахстанский ученый Ураз Баймуратов, академик HAH PK, директор НИИ финансово-банковского менеджмента.

Если говорить об исламских финансах, то мировой экономический кризис определенно обострил интерес к этическим аспектам финансово-экономических отношений, но вместе с тем также усилил неадекватное восприятие сути названного явления.

Согласно Корану, Создатель указал четкую формулу экономического процветания, предписав человеку торговлю и запретив ростовщичество (Коран 2:275). Запрет ростовщичества не является нововведением Ислама. Этот вид запрета был распространен и ранее. Примеры запрета ростовщичества можно найти как в Библии, так и в Торе. Христианство и иудаизм порицают ростовщичество. Посланник Создателя сказал, что девять десятых богатства создается в торговле, и предостерег, что ростовщичество — это не просто экономическое преступление, но и тягчайший грех. Поэтому в исламской юриспруденции всегда уделялось огромное внимание тому, чтобы в экономике были все условия для свободной и честной торговли и никаких условий для ростовщичества. Когда такие условия есть — процветают и торговля, и производство, и сфера услуг, обеспечивая сбалансированный и устойчивый экономический рост, а также гармоничное разделение труда и богатств.

Следствием являются уже немыслимые нами сегодня реалии, в которых нет инфляции, государственной и потребительской задолженности, финансовых кризисов. И не только это. Роль и бремя правительства в регулировании экономики снижается, так как свободный рынок способен самостоятельно и эффективно решать большинство вопросов экономического развития и финансировать социальные и коммерческие проекты.

Отношения реального труда и капитала в исламской экономической доктрине по сути исключают эксплуатацию. Одним из центральных положений исламской экономической доктрины стало отождествление реальной эксплуатации с получением дохода физическим лицом, лично не участвующим в трудовом процессе и не рискующим своим имуществом (богатством). Отметим также, что в исламе, по утверждениям его толкователей, труд всегда ценится выше, чем капитал. В случае производственного партнерства и привлечения наемных работников, когда одна сторона обеспечивает труд, а другая предоставляет необходимый капитал, любые убытки должны покрываться исключительно за счет капитала, но не за счет привлеченного труда. Частное национальное предпринимательство в исламских странах должно строиться на базе основополагающих принципов ислама — таких, как взаимопомощь, равное долевое участие в прибылях и убытках, справедливое вознаграждение каждого участника, и на факторе производства, в том числе наемного труда.

Уместно вновь привести слова Ураза Баймуратова: «Система разработана и построена на правилах шариата, существенно минимизирующих традиционные риски. А это — отношение к деньгам и труду: человек должен трудиться и зарабатывать доходы, а не пускать деньги в ростовщичество и, ничего не делая, получать доход. Это (ростовщичество) нонсенс для исламской идеологии. Полагаю, вся мировая экономическая мысль рано или поздно приведет к такому выводу».

Запрет на Рибу (излишек) в исламе объясняется тем, что договоры, основанные на Рибе, противоречат одному из важнейших принципов, заложенных в Шариате — принципу справедливости. Получение дохода вследствие предоставления отсрочки по займу не является справедливым. В этом случае кредитор не участвует в формировании дополнительного дохода, т.е. не несет никаких рисков, связанных с деятельностью, но при этом участвует в получении дохода. Ему гарантируется получение дохода, что несправедливо: получение дохода возможно только в случае несения ответственности по рискам. Таким образом, если лицо не несет напрямую риски, связанные с формированием дохода, то это лицо не имеет права на получение такого дохода. В случае, если заемщик потерпел неудачу, он не только не получает дохода по своей деятельности, но и вынужден выплачивать кредитору вознаграждение за отсрочку, что вдвойне ухудшает его положение. При этом кредитор обогащается в любом случае. Подобное приводит к несправедливому распределению дохода среди экономических субъектов.

Кроме того, применение механизма Риба является ярким примером ведения бизнеса по схеме «деньги — деньги — деньги», что отражает основной принцип современной финансовой системы «деньги должны делать деньги». Подобное ведение бизнеса является прямым противоречием нормальной и справедливой схеме «товар — деньги — товар». Это по своей сути приводит к чистому спекулятивному поведению, когда доход создается из ничего, без приложения каких-либо реальных усилий и принесения блага (пользы) обществу в виде товара или услуги, что само по себе противоречит нормальной концепции развития экономики. Согласно нормальной концепции развития экономики, на каждую полученную денежную единицу должна приходиться единица произведенного товара или услуги. Инфляция — изменение (уменьшение) реальной стоимости денег во времени. Это процесс уменьшения стоимости денег, в результате которого на одинаковую сумму денег через некоторое время можно купить меньший объём товаров и услуг. На практике это выражается в увеличении цен, т.е. обесценивании денег.

Исламское финансирование основывается главным образом на том, что прибыль с финансового капитала должна изменяться в зависимости от доходности предприятия. Т.е. принять форму принципа разделения прибыли (ПРП) или принципа разделения прибыли и убытков (ПРПУ). ПРП основан на принципе Мудараба, согласно которому прибыль будет распределена между владельцем капитала и предпринимателем на основании договоренности, тогда как убытки будут, при нормальных обстоятельствах, покрываться капиталом. ПРПУ относится к принципу Мушарака, который подразумевает распределение прибыли в соответствии с определенной в контракте долей. При этом обязательство за потери по сделке стороны несут пропорционально внесенному капиталу.

В соответствии с этими принципами допускаются различные формы предпринимательского партнерства и соответствующие им методы исламского финансирования, ставшие ныне базисной основой операционной и инвестиционной деятельности исламских банковских учреждений.

Фазовый переход

Мир, если вдуматься, заинтересован во внедрении и принятии принципов исламской экономики и финансов. Естественно, тенденция повышения заинтересованности в исламских финансах затронула и Казахстан.

В 2009 году в нашей стране был принят Закон об исламском финансировании. Президент РК в своем послании обозначил цель «стать региональным центром исламского банкинга в СНГ и Центральной Азии и войти в десятку ведущих финансовых центров Азии к 2020 году». Реализовать Дорожную карту бизнеса-2020, в которой отражены чрезвычайно важные пункты — это прямая бюджетная поддержка государством развития исламского финансирования; создание специальной бюджетной подпрограммы; специального комитета, а также создание дисциплины «Основы исламских финансов» для студентов экономических направлений.

Отрадно, что Казахстан не остается в стороне от этого благословенного структурного процесса. В стране успешно работают такие исламские экономические институты, как Исламский банк развития, Исламский банк Аl Hilal, Fattah Finance, IBFTC, Istisna’a Corporation Ltd, в текущем году открыта первая компания по Иджаре (лизинг) в Казахстане (ICD). Ежегодно организовывается ряд инвестиционных конференций и других организационных мероприятий, формирующих позитивное общественное мнение по развитию сектора исламской экономики в рамках светского общества.

Хочется надеяться, что исламские финансы займут свое достойное место в экономике нашей страны и будут служить развитию и процветанию нашего народа. Новые возможности для экономики страны, которые открываются благодаря исламским инвестициям, повлияют в свою очередь на рост темпов производства, технологический подъем, снижение издержек. Особенно в тех отраслях, которые пока остаются на периферии традиционного банкинга. Думаю, новый импульс для развития получат инфраструктурные проекты. В ряде исламских государств накопились большие суммы «длинных» денег, и развитие исламского банкинга в Казахстане откроет «шлюзы» для этих инвестиционных источников.

Исламские финансовые инструменты являются одним из новых качественных рычагов развития финансового сектора, который отлично зарекомендовал себя в различных странах (Малайзия, Бахрейн, Судан, Великобритания), в отличие от традиционного банковского дела, которое чрезвычайно сильно подорвало доверие населения к банковскому бизнесу и сейчас усиленно пытается скрыть главную причину современного экономического кризиса — расцвет запрещенного Аллахом ростовщичества во всевозможных его ипостасях. В этих условиях важно пробить светлую дорогу для формирования финансовых и инвестиционных институтов в соответствии с шариатом.

К первичным методам исламского финансирования относятся:

Ширкат — экономический принцип, в соответствии с которым два или одновременно более частных собственников вносят свой капитал и непосредственно сами участвуют в организации совместного дела, а прибыль и убытки затем делят пропорционально, в соответствии с фактической долей внесенного каждым инвестором капитала в реализованный инвестиционный проект.

Мурабаха — торговые сделки, которые реализуются на условиях соглашения о солидарном разделе полученной торговой прибыли между всеми участниками, в том числе на основе ранее установленных и твердо зафиксированных ее долей для каждого участника. Принцип мурабахи может быть применен также к торговле с последующей оплатой, в том числе на базе рассрочки (отсрочки) платежа по реализованной поставке покупателю, а также финансированию торговли исламскими банками в виде надбавки к первоначальной закупочной цене товара. В этом случае банк осуществляет перепродажу ранее приобретенного товара клиенту по ранее согласованной цене.

Иджара — по сути аналог лизинговой операции: речь идет о целевом соглашении по передаче или присвоению собственности либо о долговом сотрудничестве, ведущем впоследствии к подобному присвоению или передаче собственности лизингополучателю.

Иджар ва-иктина — специальное лизинговое соглашение, в соответствии с которым клиент получает право выкупить ранее взятые в аренду оборудование, строения и другие объекты и вступить в законные права собственности на них в тот момент, когда кумулятивно накапливаемые арендные платежи (выплаты) достигнут уровня, соответствующего ранее согласованной между контрагентами продажной цене объекта этого лизингового соглашения.

Амана — ответственное трастовое хранение привлеченных банком средств без права распоряжаться непосредственно самим предметом траста (в том числе на основе создания банком дополнительных резервных и гарантийных фондов).

Истисна — финансирование банком промышленного производства специализированного оборудования или продукции при установленном вкладе, который вносит в производство клиент-заемщик; его вклад в производство обычно рассчитывается на базе ранее согласованной с банком продажной цены производимого заемщиком оборудования или промышленной продукции.

Кард-аль-хасан — беспроцентный благотворительный кредит, при котором заемщик платит банку только за свое текущее расчетное (техническое) обслуживание по использованной им части выделенного ему финансирования (кредитной линии).

Текущая операционная и инвестиционная деятельность исламских банковских учреждений и банков не ограничивается перечисленными формами. Но учреждения, постоянно реализующие операции на базе названных принципов, ныне ядро исламской банковской системы.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности