Наука — неверное дело неверных

Ни для кого не секрет, что в средние века исламский мир был центром научной мысли, находился в авангарде цивилизации, этот период ознаменовался колоссальными достижениями в научной, экономической и культурной жизни. Однако сегодня наука в мусульманском мире сильно отстает

Наука — неверное дело неверных

Многие современные мусульманские ученые с большим энтузиазмом пишут о великих научных открытиях и достижениях мусульман, живших в раннюю эпоху, которая в истории именуется как «Золотой Век Ислама». Их труды содержат подробное описание открытий, сделанных мусульманскими учеными того века, а также великого вклада, внесенного исламским миром того периода в науку.

Сегодня, когда исламский мир находится на обочине цивилизации в буквальном смысле этого слова, многие мусульмане устремили свой взор в прошлое, которое насыщено грандиозными завоеваниями, великими научными открытиями и достойными похвалы действиями мусульман того времени. Однако многие из тех, кто пишет о нашем великом прошлом, не ищут причин взлета исламского мира и его упадка, который последовал вслед за головокружительным успехом. На мой взгляд, в наше время они тем самым «утешают себя», заявляя о своем великом прошлом на фоне обскурантизма, в который мы скатились за последнее столетие.

По результатам опроса, проведенного Первезом Худбхои (пакистанский физик, профессор университета в Исламабаде, автор работ о связи науки и ислама, которые опубликованы в его книге 1991 года «Ислам и наука, религиозная ортодоксия и борьба за рационализм»), мусульман заметно мало в мировой науке, менее 1%, хотя каждый пятый житель планеты — мусульманин. В одном маленьком Израиле ученых вдвое больше, чем во всех мусульманских странах вместе взятых. Как это получилось, что в течение 600 лет, с VIII по XIV век, мусульманское мировоззрение ассоциировалось с передовыми знаниями, а ныне опустилось до мракобесия?

В поисках ответа на возникший вопрос мне пришлось «перелопатить» кучу статей, а также провести что-то вроде расследования. Предлагаю совершить путешествие в наше прошлое, где обнаруживается много интересных фактов.

Греческий источник

Во-первых, думаю, стоит рассказать о причинах былого расцвета науки в исламском мире, которые редко упоминаются многими современниками. Расцвет мусульманской науки начался во многом благодаря знаниям, приобретенным от древнегреческих мыслителей. Первоначально распространение эллинистической культуры на восток началось с походов Александра Македонского и происходило в основном через греческие поселения, так что когда в VII и VIII веках аравийские армии мусульман захватили обширные территории от Персии до Северной Африки и Испании, к ним в качестве трофеев попало большое количество работ Платона, Аристотеля, Пифагора, Демокрита, Архимеда и других греческих ученых. Мусульмане вывозили в Халифат целые библиотеки, и вскоре греческих манускриптов накопилось там так много, что пришлось организовывать центры по их систематическому переводу.

Другой причиной, послужившей толчком к бурному развитию науки, была поддержка со стороны халифов. К примеру, один из крупнейших просветительских центров, «Дом мудрости», был учрежден в IX веке в Багдаде халифом Абу аль-Аббасом аль-Мамуном для абсорбции греческих знаний. Начиная с этого момента, он взял под опеку развитие науки в Халифате. Среди первых работ, переведенных в этом средневековом научном центре с греческого языка на арабский, был труд александрийского астронома Клавдия Птолемея (90–161), ныне известный как «Альмагест» («Аль-Маджисти» — арабский вариант греческого названия «Megiste syntaxis», что означает «Великое построение»). «Аль-Маджисти» стал основой космологии на последующие 500 лет.

Еще один пример — правитель Мавераннахра, Улугбек. В этом человеке слились воедино важнейшие формулы успеха: талантливый ученый, ясно представлявший себе научную цель и пути ее осуществления, и правитель могущественного государства. Оставшиеся после эмира Тимура деньги Улугбек направил на развитие науки и культуры. По его инициативе началось строительство медресе, которые в итоге стали центрами научной мысли. Медресе были построены в Бухаре, Самарканде и Гиждуване. На портале последнего сохранилась надпись (хадис пророка Мухаммада): «Стремление к знанию есть обязанность каждого мусульманина и мусульманки». Вообще все многочисленные надписи на медресе призывают людей к занятию науками. В 1417–1420 годах Улугбек построил в Самарканде медресе, в которое он пригласил многих астрономов и математиков исламского мира.

Наряду с вышеупомянутыми факторами стоит отметить и то, что развитию науки способствовала потребность мусульман в соблюдении своих религиозных ритуалов. Фактически ислам — единственная религия, соблюдение ритуалов которой предполагает наличие астрономических познаний, ибо мусульманин, где бы он ни находился, всегда должен молиться строго в сторону Мекки. В частности, еще до кругосветных путешествий Магеллана мусульманским ученым было известно, что земля круглая — это знание было им необходимо для составления таблиц, по которым мусульмане в любой точке мира могли находить «киблу» — священное направление на Мекку. Именно поэтому наукой, которой мусульмане занимались с большим энтузиазмом, была астрономия.

Как видно из истории, до XII–XIV веков исламская цивилизация была одной из самых передовых во всем мире, исламский мир был в авангарде человеческой цивилизации, этот период ознаменовался колоссальными достижениями в научной, экономической и культурной жизни. Позже ситуация начала меняться и, к сожалению, не в пользу мусульманской цивилизации: в исламском мире начался регресс, который в XX веке закончился скатыванием его в лоно обскурантизма. Вместо рационализма и процветания пришли догматизм, отсталость, религиозная крайность и ортодоксия во всех своих проявленниях. «Темные века», царившие в Европе столетиями, к несчастью, перекинулись на исламский мир. По сравнению со своим вечным соперником, христианством, мир ислама стал беднее, слабее и невежественнее. В XIX и XX вв. Запад доминировал не только в научной сфере, но и в экономической, военной, что обернулось настоящей трагедией для мусульман. В конце XIX и XX веков, за исключением Турции и Хиджаза (Мекка и Медина), все исламские земли оказались во владении Англии, Франции (страны Магриба и Сирия) и России (Кавказ и Средняя Азия).

Бесплодные поиски

Вопрос «Кто виноват?» — это обычная человеческая реакция на ухудшение ситуации. В мусульманских странах многие умы задавались этим вопросом и находили разные ответы.

Как всегда, легче найти козла отпущения, чем искать в себе причину собственных бед. В течение длительного времени любимым объектом для обвинений были монголы: монгольские вторжения XIII века считались причиной упадка мусульманской цивилизации, продолжающегося ослабления и стагнации. Но этот аргумент имеет два слабых места. Первое: часть величайших культурных достижений мусульманских народов, особенно в Иране, имели место после, а не до монгольских завоеваний. Тот же Мавераннахр появился на исторической арене после монгольских нашествий. Второй (с ним труднее согласиться, однако и его не опровергнуть): монголы победили империю, которая уже была на закате своего развития. Действительно, иначе нелегко понять, как некогда могущественная империя халифов сдалась на милость орд кочевников, пришедших из степей Восточной Азии.

То же самое можно сказать и о крестоносцах, и об испанской Реконкисте (отвоевание Кордовского халифата). Примечательно, что, в отличие от монголов, которые были варварами, не имевшими своей развитой культуры и разрушавшими все на своем пути, крестоносцы и воины Реконкисты во время завоеваний не разрушали научные центры мусульман. Зато после крестовых походов европейцы начали наконец-то мыться, узнали, что такое баня, мыло и зеркало.

С именем аль-Хорезми связывают возникновение алгебры и термина «алгоритм»

В период французского и британского господства в арабском мире (ХIХ–ХХ вв.) появился еще один козел отпущения — Европа. Но англо-французская интервенция была сравнительно короткой и завершилась более полувека назад. После Второй мировой войны роль злодея от Европы перешла к Соединенным Штатам. Попытка переложить вину на Америку получила значительную поддержку, но по тем же причинам, как и в случае с Британией и Францией, остается неубедительной. Англо-французское вторжение и американское влияние, как и монгольские завоевания, были следствием, а не причиной внутренней слабости мусульманских стран. Кстати, некоторые из них, некогда входившие в состав Британской империи, в наше время сделали огромный скачок в развитии. Яркие примеры тому — Малайзия, ОАЭ, Катар.

На мой взгляд, все вышеперечисленные «причины» не выдерживают никакой критики. Монгольское нашествие, крестовые походы и западный колониализм, бесспорно, нанесли огромный ущерб, но только в свое время. Со времени окончания крестовых походов и монгольского нашествия прошло восемь веков, а колониальная эпоха закончилась полвека тому назад. К примеру, Индия находилась под Британской империей на протяжении трехсот лет, а в наше время занимает второе место в мире в отрасли программного обеспечения. Южная Корея совсем недавно вырвалась из-под колониальной власти Японии, а сейчас занимает лидирующие позиции в области высоких технологий. Китай, который ныне считается второй мировой державой по ВВП, сто лет тому назад был под гнетом западного колониализма и японского милитаризма. Сингапур, Тайвань, Гонконг тоже ощутили на себе все прелести колониализма, а теперь это высокоразвитые страны. Для сравнения — по уровню образования Сингапур обгоняет некоторые европейские страны. Интересный факт: в послевоенные годы Египет и Япония находились на одинаковом уровне развития, а где сегодня Египет — даже не стоит говорить.

Невиновен

Изощренная игра в поиски виноватого у другой стороны ослабляет основы самого мусульманского общества. Одной из них является религия, то есть ислам. И все же обвинения в адрес ислама неубедительны. В отличие от средневековой Европы, где Ватикан сжигал на кострах ученых, устраивал гонения на инакомыслящих и кровавые бойни (вспомните хотя бы Варфоломеевскую ночь), исламский мир был центром цивилизации и прогресса. Именно в раннюю эпоху ислама мусульмане продолжили развитие науки, унаследованной от греков, создавали новые отрасли хозяйства, строили фабрики, а торговля достигла беспрецедентного уровня развития. Исламское общество добилось определенной свободы мысли и самовыражения, что привело в исламский мир преследуемых евреев и диссидентов-христиан.

Тем временем игра в поиски виноватого (монголы, империалисты, евреи, американцы…) продолжается и конца ей не видно. Для правительств репрессивных и неэффективных, управляющих сейчас большей частью Ближнего Востока, эта игра служит существенным средством для объяснения причин отставания, которое они не смогли ликвидировать. Для рядовых же мусульман она служит некой формой утешения. Стоит спросить араба «почему у вас не развивается наука» — и он выдвинет вам теорию заговора. Мол, в этом нам препятствует Запад. Однако такое объяснение выглядит абсурдным: пример хотя бы Малайзии, которой Запад тоже ставит палки в колеса, доказывает несостоятельность такого аргумента.

Улугбек, внук Тимура, был не только мудрым правителем, но и известным астрономом

Так что же произошло на самом деле? Поиск ответа на этот вопрос, как мы видим, уже давно превратился в изощренную игру «кто виноват», от чего многие историки и другие умы не могут абстрагироваться.

Увлеченные поисками виноватых и бурным обсуждением, многие умы, как я заметил в ходе своих расследований, упускают из виду один исторический факт. В конце XI века, в противовес передовому мировоззрению лучших умов своего времени, росло влияние клерикалов, которые начали проповедовать отказ от научного познания и выступали против свободной научной мысли. Крупнейшим представителем этой линии был Мухаммад аль-Газали (1058–1112 гг.). Изучая проблему заката науки в исламском мире, невозможно не упомянуть его деятельность и труды. Взгляды исследователей на аль-Газали крайне разнообразны, условно их можно разделить на две группы. Первая группа оценивает аль-Газали как злейшего врага философии, в частности материализма, науки и прогресса. Философы и востоковеды, придерживающиеся такого мнения, находятся под сильным влиянием андалузского философа Ибн Рошда, который подверг резкой критике аль-Газали в книге «Опровержение опровержения — ответ на книгу аль-Газали “Опровержение философов”».

Вторая группа считает аль-Газали величайшим мусульманским теологом, защитником мусульманской религиозной ортодоксии. В эту группу входят богословы, которые рисуют образ защитника ислама, указывая на главный труд его жизни — «Возрождение религиозных наук», целью которого были защита ислама от учений, подрывающих его устои, и очищение от спекулятивного богословия (калам).

Развитие научной мысли, в частности под влиянием древнегреческой науки и логики (как мы уже упоминали, многие произведения древнегреческих ученых к этому времени были переведены на арабский язык), привело к тому, что идейные представители господствующих классов, мусульманские мутакаллимы (мусульманские теологи-схоласты, для которых критерием истины являлась вера), вынуждены были в борьбе против рационализма, свободомыслия и других тенденций прибегать к рационалистической аргументации и логике — одним словом, использовать оружие врага против него самого.

В эпоху Ибн Сины и аль-Газали на мусульманском Востоке ожесточенное идейное противостояние философов и богословов достигло своего апогея; аль-Газали в своей книге «Опровержение философов» определил конкретные вопросы философии, которые представляли опасность для религии. Насколько ревниво он защищал религиозное учение, видно из его отношения к концепции причинности. Здесь он пытается преодолеть оппонентов в одном из самых важных вопросов философии, который логически опровергнуть невозможно. Аль-Газали считал необходимым выступить против причинности в природе и вытекающих из нее закономерностей развития, потому что материалистический подход к этому вопросу исключает участие сверхъестественных сил в явлениях природы. Аль-Газали ясно видел, что концепция причинности в природе исключает всякое сверхъестественное вмешательство. Если из двух вещей одна является причиной возникновения другой, в чем же выражается действие Бога? Материалистическое научное решение этого вопроса приводило, по мнению богослова, к отрицанию Бога как причины. Вот почему аль-Газали доходит в своих рассуждениях до такой крайности, что даже отрицает причину горения ваты при соприкосновении с огнем. Он говорил, что у философов нет убедительных доводов объяснить причину горения: «У них нет доводов, кроме наблюдения случая горения при соприкосновении с огнем».

«Канон врачебной науки» Ибн Сины (Авиценны) был основой средневековой европейской медицины

Для Газали все природные процессы вписываются в порядок, предусмотренный божественной волей, способной разрушить их за одно мгновение. Всякая идея о существовании нормы, внешней по отношению к сущему, внешней необходимости — исключена.

В борьбе против рационализма аль-Газали приложил максимальные усилия, чтобы научно «обосновывать» догматы религии с помощью логико-философского аппарата. Аль-Газали ввел философию в систему мусульманского вероучения, сделав ее «служанкой» богословия.

Таким образом, ожесточенная схватка между рационализмом и ортодоксией завершилась здесь в пользу второй. Результат не заставил себя долго ждать. Клерикалы запретили свободомыслие, логику и поиск следственно-причинных связей, без чего невозможно представить развитие науки. Из программы обучения они исключили все предметы, оставив лишь богословские. Медресе, в которых рационализм уступил место религиозной ортодоксии, не выпускали в свет физиков, математиков, астрономов, химиков и биологов. По науке в исламском мире был нанесен огромный удар, в результате чего увлечение научной мыслью быстро пошло на убыль.

 В свое время экс-премьер-министр Малайзии Махатхир Мухаммад говорил, что наука исчезла в исламском мире благодаря приходу богословов, которые начали выдвигать свою интерпретацию ислама, согласно которой наука не должна выходить за рамки изучения шариатских дисциплин.

Без финансирования

Еще одним фактором, который стал причиной заката науки в исламском мире, можно назвать прекращение поддержки со стороны халифов. Развитие науки в исламском мире всегда зависело от поддержки султанов и халифов. Именно правители были покровителями ученых, выделяли средства на строительство научных центров, приглашали известных светил науки. Поздние халифы, в отличие от своих предшественников, прилагавших огромные усилия для того, чтобы халифаты стали научным хабом, утопали в роскоши, пребывая в беспечности. В своих дворцах они уже не держали мыслителей, ученых, поэтов и историков. Их дворцы были полны драгоценными украшениями, золотом и дорогим убранством. Однако за «сладкую жизнь» им пришлось заплатить огромную цену. Во время монгольских нашествий правитель Аббасидского халифата не мог противостоять врагам и, мало того, сам попал к ним в плен. Пребывая в заточении, халиф попросил принести ему еду, но вместо этого монголы принесли тарелки, на которых были золото и драгоценные камни, и поставили перед халифом. Посмотрев на тарелки, он сказал: «Как это можно есть?» Тогда Хулагу, предводитель монголов, ответил ему: «Если бы ты тратил все это на войска, ты бы не попал к нам в плен».

Наши современники недалеко ушли от этого халифа. Вместо того, чтобы способствовать развитию науки, нынешние правители предпочитают тратить средства на что угодно, только не на образование и науку. Один из примеров тому — следующий пассаж из новостной ленты: «В прошлом году мировая общественность была взбудоражена известием с авиасалона в Ле Бурже. Некий анонимный покупатель заказал Airbus A380 для того, чтобы сделать из него летающий дворец. Помнится, “Бизнес-Стиль” сожалел по поводу того, что имя счастливого покупателя вряд ли когда-нибудь станет известно. Как мы заблуждались! Арабы гордятся своими баснословными тратами, поэтому секретов из приобретений не делают. Таинственным владельцем А380 оказался принц Аль-Валид бин Талал бин Абдул Азиз аль-Сауд из правящей семьи Саудовской Аравии. В позолоченный Airbus принц сможет вселиться года через два. Но уже сейчас появляются первые подробности о том, каким переделкам подвергнется самолет-гигант. Самая интересная из них будет бросаться в глаза каждому, кто увидит самолет принца. Причем при хорошей погоде даже с земли можно будет догадаться, что над вашей головой летит Аль-Валид бин Талал бин Абдул Азиз аль-Сауд. Самолет будет сиять в лучах солнца — принц решил в буквальном смысле позолотить свой аэробус. Покрытие корпуса самолета драгметаллом обойдется арабскому любителю роскоши в 58 миллионов долларов. За сам А380 принц выложил 300 миллионов. По мнению экспертов, вся его переделка будет стоить еще столько же».

В заключение

Листая страницы истории исламского мира, можно сделать вывод, что наука развивалась, когда у власти находились достаточно прогрессивные люди. При них наука была на подъеме. Они превращали халифат в центр «научной мысли и высокой культуры». Периоды их правления в исторической памяти останутся как «Золотой Век Ислама». Когда у власти находился просвещенный человек, исламская цивилизация переживала расцвет. Во время правления Улугбека Мавераннахр, особенно его столица, пережил всплеск культурного роста, который можно сравнить с «золотым» IX веком. Улугбек превратил Самарканд в один из мировых центров науки Средневековья. Здесь в первой половине XV века возникла целая научная школа, объединившая видных астрономов и математиков — Гиясиддина Джамшида Каши, Казизаде Руми, Али Кушчи. В Самарканде в то время жили историк Хафизи Абру, написавший замечательный труд по истории Средней Азии, знаменитый медик Мавлоно Нафис, поэты Сиражиддин Самарканди, Саккаки, Лутфи, Бадахши.

С кончиной Улугбека пришел и упадок науки в Мавераннахре: Самарканд потерял былую славу, некогда великий ученый мир ушел в небытие. Здесь больше не рождались великие ученые и не творились научные открытия. Так некогда прославленный на весь мир город Самарканд навсегда перестал быть центром роста мировой цивилизации.

Как только политическое влияние получали клерикалы, головы ученых летели с плеч. Классическим примером является смерть Улугбека — ведь именно святоши отрубили ему голову, обвинив в колдовстве. Еще при жизни Улугбека культурные и государственные преобразования встречают ожесточенный отпор со стороны мусульманского духовенства, а после его трагической кончины наступает период разгула клерикальной реакции.

После смерти Улугбека образование подверглось кардинальной реструктуризации. Обучение детей начиналось в мактабах с 6 лет, они изучали арабский алфавит и посредством буквослагательного метода начинали читать хафтьяк, содержащий избранные места Корана. Дети плохо осваивали непонятный арабский текст, начинали зазубривать его и по существу оставались безграмотными. Дети наиболее зажиточных людей переходили из мактаба в медресе, где учились основам арабской грамматики и богословию, мусульманскому праву. Студенты медресе делились на низшую, среднюю и высшую группы, обучение в каждой из которых продолжалось 8 лет. Учащиеся из бедных семей часто голодали. Васифи в своих мемуарах описывает смерть от голода двух иногородних студентов. Были случаи выступлений против отдельных ненавистных им мулл. Мухаммед Талиб описывает такое выступление студентов в бухарских медресе. В XVII—XVIII вв. культура и наука находились под сильным влиянием мусульманского духовенства, особенно дервишских и суфийских орденов. В этот период мы уже не встречаем крупных ученых. Точные и естественные науки, в развитии которых народы Средней Азии имели немало заслуг, были уничтожены. Бухара становится оплотом мусульманского богословия.

Религиозный консерватизм, победивший в борьбе против рационализма, доминирует среди клерикалов и в наше время. Если посмотреть на нынешнее состояние науки в исламском мире, то можно невооруженным глазом заметить, что все вышеописанное происходит и по сей день. Отношение консервативной части клерикалов и мусульман к науке осталось неизменным: это что-то, граничащее с шизофренией. Они хотят пользоваться современными технологиями, но не позволяют касаться науки, утверждая, что ее изучение не принесет пользы в загробной жизни. Нередко из их уст можно услышать следующее изречение: «Альхамдулилла, что неверующие делают изобретения, зато мы свое время тратим на богослужение». Они выдвигают версию о том, что коранические аяты и изречения пророка Мухаммада подразумевают только шариатские науки. Фундаменталисты восстают против науки только потому, что она в их глазах «западная», тем самым отвергая необходимость следовать в науке за Западом. Этот путь, по их мнению, ведет к разрушению традиционных духовных ценностей и насаждает материализм.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом