По пути «Мусылмана»

Лик казахстанского ислама все еще трудно описать: процесс формирования уммы и ее культурных особенностей еще не пройден. Ключевая роль в этом процессе отводится государству

Исходным источником знаний для мусульманина должен быть Коран
Исходным источником знаний для мусульманина должен быть Коран

В последнем десятилетии в западной интеллектуальной среде, когда речь заходила об исламизации Центральной Азии, имелись в виду, как правило, Узбекистан и Таджикистан. Неожиданностью для многих стала деятельность религиозно мотивированных радикальных групп в РК в последние несколько лет. После памятных событий с участием джихадистов государству ничего не оставалось, кроме как учредить Агентство по делам религии, принять новый закон, выступить против ношения хиджаба и так далее.

Многие, наверное, согласятся с тем, что очень мало все мы знаем об «исламе с казахстанским лицом». Существует ли вообще такой феномен? И, как нам кажется, чтобы хотя б на чуток понять его, надо знать, как и какими способами те, кто проявляет интерес к исламу, познают его. С учетом высокого уровня грамотности казахстанцев многие из наших граждан знакомятся с религией, не только посещая пятничную молитву в мечети, но и через сами тексты, книги, памфлеты. Речь должна идти не только о чтении священной книги, хадисов и религиоведческой литературы, но и о публицистике. Именно о состоянии последней сферы и ее специфике в Казахстане нам хотелось бы больше знать.

Многие зарубежные ученые склонны полагать, что ислам в Центральной Азии являлся, является и будет являться «горячей темой». Индианский университет в Блумингтоне уделяет большое внимание вопросу сосуществования ислама и современности в Центрально-Азиатском регионе. Антрополог из этого университета Венделл Шваб изучал проблему в полевых условиях несколько лет. Его работа проходила в Алматы, ЮКО и Жамбылской области. По результатам проведенных исследований Шваб не только написал докторскую диссертацию, но и опубликовал пару академических статей. Одна из них посвящена исламскому издательскому бизнесу в Казахстане — тема, о которой почти ничего не известно многим зарубежным и казахстанским гражданам.

Четверо на молитве

Перед тем, как перейти непосредственно к исламскому издательскому делу, Шваб во введении утверждает, что в Казахстане существуют несколько религиозных групп, которые хотят возродить или реформировать практику ислама. Условно их можно поделить на четыре группы:

Первая — полуофициальный муфтият Казахстана, который ведет кампанию по увеличению количества казахов, которые следовали бы пяти столпам ислама (по-казахски — «исламның бес парызы»). Вторая — «Ата жолы», проповедует возврат к казахским исламским традициям — таким, как паломничество, поклонение предкам и их почитание (pilgrimage and veneration of ancestors). Третья — движение Гюлена (оно еще известно как «Нурджулар» и «Хизмет» — ERI), которое пытается убедить казахов в востребованности ислама для ведения моральной жизни и совместимости этой религии и современности. И, наконец, четвертая, менее формальная, но не менее важная,— движение верующих (piety movement — не следует путать с уммой или казахстанским джамагатом, речь идет о меньшем сообществе), вдохновленное арабским учением и выступающее за возврат казахов к «чистому исламу» («таза ислам») через отказ от паломничества к могилам святых и других «политеистических» практик.

Как дальше замечает Шваб, каждая из вышеперечисленных групп пытается сформировать и расширить свою нишу в Казахстане. И именно издательское дело играет немаловажную роль в принятии казахстанцами одного из типов ислама, исповедуемых различными религиозными движениями.

Рукописи молят

Если коротко об истории исламского издательства в Казахстане, то первыми большими издательствами в Алматы в 1990-е были «Шапагат-Нур» и «Исламская ассоциация “Райымбек”», которая издавала книги для Духовного управления мусульман Казахстана (ДУМК). Как утверждает антрополог из Индианского университета, впоследствии эти два издательских дома распались и утеряли былое влияние. Многие из тех, кто работал в «Шапагат-Нур», занялись своим издательским бизнесом. Например, «Аль-Баракат» и издательский дом «Мусылман».

В издательском бизнесе, особенно если вы пытаетесь издавать книги о религии, нужна поддержка спонсоров. Без нее — совсем никак. Вот почему многие более или менее известные исламские издательства продолжают работу благодаря помощи «меценатов». Например, издательство «Кокжиек» спонсируется членами движения Гюлена, а деньги для Международного благотворительного фонда им. Халифы Алтая поступают из ОАЭ.

Согласно Швабу, несмотря на то что многие популярные издательства, аффилированные с перечисленными чуть ранее четырьмя группами, могут соперничать друг с другом за тенге покупателей, их всех объединяет общая идея изменения практики ислама среди казахстанцев. Например, финансовая поддержка «спонсоров» позволяет издательствам, связанным с третьей и четвертой группами, сотрудничать друг с другом. Многие авторы, которые выступают за «чистый ислам», не считают зазорным цитирование сторонников Гюлена. И наоборот: авторы, чьи труды были изданы в «Кокжиек», ссылаются на работы первых.

Кроме того, «Кокжиек», фонд им. Халифа Алтая, «Мусылман» и другие похожие издательства имеют тесные отношения с ДУМК. Как отмечает Шваб, «Кокжиек» издал некоторые работы ДУМК, в том числе книгу с фатвами за авторством Абсаттара Дербисали, теперь уже экс-муфтия страны. Помимо этого, многие из авторов, чьи работы были изданы одним из упомянутых исламских издательств, в прошлом работали на ДУМК. Это, согласно умозаключению американского антрополога, привело к тому, что государство позволило названным издательствам функционировать и распространять литературу. Конечно же, есть группы, которым не так сильно повезло. Многие из издательств, аффилированных с «Ата жолы», время от времени впадают в немилость (occasionally face from the Kazakhstani government).

Кто такой «Мусылман»?

А теперь более детально поговорим об издательской деятельности «Мусылман». Как передает автор статьи, основателем издательского дома «Мусылман» Кайратом Исой ставились несколько целей, когда он начинал издавать книги об исламе. Во-первых, он надеется повлиять на мусульман, издавая книги в определенной очередности. Каждая из книг, если учитывать время ее издания, должна играть особую роль в привлечении индивида к практике «чистого ислама». Во-вторых, каждая из книг, влияя на рядового мусульманина, призвана расширить и улучшить казахстанское сообщество верующих в целом и усилить позиции издательства «Мусылман» внутри этого сообщества.

Первые публикации издательства «Мусылман» должны были привлечь внимание обывателя к исламу, показать, что такое «чистый ислам» и чем он отличается от ислама, который практикуется многими казахами. Конечно же, важно было еще показать, что «Мусылман» является достойным издательством, чьи книги представляют собой надежный источник для познания религии. Последующая литература была направлена на развитие возникающего и формирующегося знания индивида об исламских практиках и усиление позиции «Мусылман». Сейчас это издательство предпочитает выпускать такие труды, которые смогли бы консолидировать сообщество верующих Казахстана и предоставить информацию о насущных проблемах, характерных для Казахстана, нежели издавать книги на общие религиозные темы.

Если поведать о самом сообществе, то следует отметить, что это движение начало формироваться после распада Советского Союза, группируясь вокруг влиятельного круга казахских мусульман, которые получили религиозное образование в арабских странах или у арабских миссионеров и их учеников. Это движение в основном акцентирует внимание на нескольких моментах в своих проповедях:

— Единство Бога (таухид); покончить с политеизмом, в том числе с практиками предков, поклонением предкам (ширк).

— Ежедневные молитвы (дұға қылу).

— Ношение скромной одежды, в том числе покрытие головы женщинами.

Издательство «Мусылман» успело выпустить такие книги, как «Рай и Ад» («Жаннат пен Тозақ»), «Знаки неверия» («Дінсіздіктің белгілері»), «Письма из могилы» («Қабырдан хат»), «Крепость мусульманина» («Мұсылман қорғаны») и другие. Наряду с этим издательство выпускает журнал «Мұсылман», который отражает тенденцию к казахизации публикаций этого издательства.

Ислам как система

«Мусылман» и те, кто стоит во главе этого издательства, согласно выводам Шваба, представляют ислам в печатных средствах массовой информации как систему. Его публикации пытаются представить ислам в определенном свете, часто опуская богатый подтекст и нюансы. Следовательно, ислам рассматривается здесь как религия, которая должна быть распространена на все общество. Вместе с тем задача издательства заключается не в создании представления об исламе как объекте, а в формировании сообщества верующих, которые создадут условия для практики ислама им самим и другим. А это требует представления ислама как системы, являющейся методом для разъяснения сути ислама тем, кто ничего не знает о нем, для неграмотных в религиозном плане казахов. После того, как они получат базовые знания о религии, верующие смогут создать мусульманское сообщество, которое будет развиваться и эволюционировать дальше и начнет приспосабливается к новым условиям.

Несмотря на то, что многие верующие могут и не соглашаться с некоторыми вещами, о которых говорится в книгах и других публикациях, издающихся в «Мусылман», эта литература рассматривается как авторитетная. Многие из тех, кто знакомится с этими публикациями, сначала недоумевают от того, что их прежнее понятие об исламе и методах его практики (посещение могил святых и так далее) идет вразрез с теми понятиями, о которых говорится в книгах «Мусылман». И, как замечает напоследок Шваб, пусть существуют и будут существовать проблемы с финансированием,— такие издательства, как «Мусылман», будут продолжать рассматриваться как основные распространители знаний об исламе в Казахстане.

Возможно, у многих возникнет ощущение того, что очень мало нам известно об издательской деятельности «Мусылман» и вообще об исламских издательствах. Во многом причиной тому является слабое соприкосновение двух плоскостей казахстанского печатного сегмента в информационном пространстве: казахскоязычного и русскоязычного. Об этом, кстати, часто говорят некоторые казахстанские эксперты. Как следствие — возникает раздробленное общество верующих и пытающихся получить знания об исламе внутри Казахстана. Проблема языка, безусловно, важна и сама по себе — дебаты на эту тему сейчас вновь стали происходить чаще в свете перехода на латиницу. Но важно было бы рассмотреть с научной точки зрения и такой вопрос: как вопросы языка сказываются на религиозном поле, на взаимодействии верующих друг с другом. Если один из наших осведомленных коллег предлагает, чтобы некоторые хутбы проводились на русском языке, то значит, такая проблема существует. Отсюда — один из основных выводов актуальной статьи Венделла Шваба: «казахизация» ислама активно продолжается, и многие из верующих испытывают недоумение от того, что их прежнее понимание ислама оказывается неправильным, а точнее — «неверным», согласно мнению представителей определенных религиозных кругов.

А значит, перед государством стоит огромная задача: определить, что из себя должен представлять «ислам с казахстанским лицом». Задача не из легких, если учитывать то, что ислам никогда не был однороден и является синкретичным по своему характеру, тем более если говорить о Центральной Азии.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности