Не модный тренд

Женщины в хиджабах не редкость и для казахстанского общества, которое все чаще задается вопросами: почему часть наших соотечественниц вернулась к «несовременному» облачению и в чем разница между религиозной и национальной одеждой

Не модный тренд

Идеология современного общества потребления всего и вся и в большом количестве широко пропагандирует совсем другой идеал женщины. Потребление превратилось в своего рода религию. «Глянец» давно стандартизировал быт, одежду обывателя: он указывает, где и как питаться, проводить время. На этом фоне девушка в платке, закутанная с головы до ног, эпатирует общество, которое скорее простит своим согражданам вызывающий экстремальный вид, бескультурье и невежество. Но не стоит спешить с клише типа «это вообще не наш фасон», «казашки так не ходили» (это самые «деликатные» нападки, которым подвергается девушка в хиджабе). Порой, не вникая в суть дела, не удосуживаясь даже поинтересоваться, так сказать, историей вопроса, его духовной составляющей, человек просто хамит. Стоит призадуматься над состоянием общества, в котором много говорится о терпимости и толерантности, но в повседневности другому не позволяется быть иным: по одежке человека сейчас встречают у нас и работодатели, и учебные заведения.

Откуда ты, «казахский» хиджаб?

Казахи как этнос сформировались приблизительно в VI веке, а в 915–955 гг., в период правления Сатык Богра-хана (Аулие Ата), приняли ислам. Природные стихии, географическое соседство, конечно же, отразились на национальном костюме казашек. Любому казаху понятны слова: койлек, орамал, камзол, шапан, мясих, тон, борик, такия. Он легко пока еще может себе нарисовать их в воображении, поностальгировать даже… Но, увы, процесс глобализации ничего практически не оставил от этой национальной идентификации. В свое время казахи отлично владели ремеслами: кожевенным, ткачеством, валяли шерсть, делали поистине шедевры кустарного производства. Теперь в основном это музейные экспонаты. Так, например, существует мнение, что некоторые элементы костюма были заимствованы у соседей россиян, а изящные ткани — у китайцев. Одежда казашек до конца XIX века была, так сказать, очень традиционной и целомудренной, она состояла из нескольких частей: платья (нераспашной рубахи-койлек с глухим воротом), камзола (жилета), шапана (верхней одежды) и головного убора. С рождением первого ребенка женщина, как правило, надевала головной убор замужней, который уже не снимала до старости. Детали этого убора несколько менялись в зависимости от возраста и региона. Женский головной убор состоял из двух частей: нижней — кимешек, надеваемой на голову, и верхней — в виде тюрбана, наматываемой поверх нижней части убора. Обе части убора выполнялись обязательно из белой ткани.

Казахский свадебный костюм

В советский период наших бабушек и прабабушек при фотосъемке для «серпастого-молоткастого» вынуждали снимать платки и кимешеки; до сих пор перед глазами эти растерянные беззащитные выражения лиц. С советских времен сложилось представление о том, что платок (орамал), кимешек, паранджа, чадра или, как сейчас чаще в обиходе, хиджаб, защищающие женщину от посторонних взглядов,— это пережиток патриархального общества, ущемляющего права этих женщин. Однако священные писания и в том числе Коран устанавливают хиджаб (араб. — покрытие, сокрытие) как отличительный признак свободной женщины, которую никто не вправе оскорбить. Право женщины на дистанцию между собой и посторонним миром является в исламе безусловной ценностью. Правильное понимание состоит в том, что хиджаб следует рассматривать в качестве обязательной одежды для верующей. Это часть религиозной практики. Более того, дефиниция термина «хиджаб» имеет несколько более широкий смысл, чем покрывало и завеса, он применим не только к одежде. Термин этот означает еще, что хиджаб оберегает взоры мужчин и женщин от вожделения при вынужденных коммуникациях, это скромность в общении между противоположными полами, исключающие флирт и кокетство.

Слово «джильбаб» (широкое длинное одеяние) также упоминается в Святом Коране, но этот термин мало знаком публике. В Коране сказано: «О Пророк! Скажи женам своим и дочерям своим, и женщинам верующих, чтобы они плотно опускали на себя свои верхние покрывала (джильбаб). Так лучше, дабы могли они быть отличены… И не подвергались оскорблению». (33:59) В Коране также сказано об одежде «химар»; химар — это одеяние, укрывающее тело с головы до груди и не закрывающее лицо: «Скажи верующим женщинам, чтобы они опускали долу глаза и оберегали свое целомудрие. Пусть не выставляют напоказ своих прикрас, за исключением тех, которые видны; пусть они прикрывают [головными] покрывалами (химарами) вырез на груди и не показывают своей красы [мужчинам], кроме своих мужей или своих отцов, или своих свекров, или своих сыновей, или сыновей своих мужей, или своих братьев, или сыновей своих братьев, или сыновей своих сестер, или своим женщинам, или своим невольникам, или слугам из мужчин, у которых нет вожделения, или детям, которые не ведают о женской наготе; пусть они не выставляют свои ноги, чтобы стали видны скрываемые красоты. Обратитесь, все верующие, к Аллаху с мольбой о прощении — быть может, вы будете счастливы».

О теме свободы женщины в исламе и ее высоком положении нужно говорить отдельно, а пока обратимся к истории женской одежды в человеческой цивилизации.

Тоска по раю

Религиозное значение одежды обозначено еще в Ветхом Завете. «…И открылись глаза у них обоих (Адама и Евы), и узнали они, что наги, и сшили они смоковные листья и сделали себе опоясания». Таким образом, мы узнаем, что в раю до грехопадения наши праотцы были наги. Стремление западного сознания к открытости тела связано с тоской по невинности райского состояния. К сожалению, эта тоска тотально совпадает с нравственным упадком.

Со времен Авраама (Ибрагима — в исламской традиции) замужние еврейские женщины не появлялись на улице с непокрытой головой. Этот обычай считался частью еврейского образа жизни до такой степени, что в Талмуде сказано: «Если женщина выходит на улицу с непокрытой головой, она нарушает закон Моше и закон еврейского образа жизни…» (Трактат Кетубот, лист 72). Талмуд подчеркивает: закон Моше (то есть — Тора) и закон еврейского образа жизни, который существовал всегда, даже до получения Торы, и соблюдался наряду с другими обычаями и традициями домов Авраама (Ибрахима), Ицхака (Исаака) и Якова (Якуба). Заметим, что все перечисленные имена — имена пророков, почитаемых мусульманами и упомянутых в Коране. В другом трактате Талмуда разъясняется: «Волосы женщины имеют потенциал возбуждения» (Трактат Берахот, лист 24). И поскольку запрет на отношения с посторонней замужней женщиной — одна из Десяти заповедей, волосы следует прятать под головным убором. Кстати, любопытный факт: известная всем ермолка (или кипа) происходит от слов «йере малка» — то есть «боящийся Владыки». Вот здесь как раз и таится ключ к разгадке тайны религиозной одежды: главная мотивация для верующего — покорность божественным повелениям, человек подчеркивает внешним видом свою богобоязненность. И в этом — ответ светскому человеку в частности и секуляризованному обществу в целом.

Русский кокошник

Запрещенная одежда:  носить или умереть?

От Византии до современности известны факты законодательного характера о запрете ношения той или иной одежды. В самом Древнем Риме такая одежда, как штаны, испытала многочисленные нападки, и эта деталь мужского костюма претерпела различные метаморфозы — от коротких и длинных до узких и в виде чулок на завязках. Нужно отметить, что в Древнем Риме, языческом по своей сути, одежда не подчеркивала религиозную принадлежность, а больше предназначалась для выделения социального статуса. Так, например, щегольство пурпурными одеяниями, достигшее у римлян крайней степени во времена борьбы Константина с Максенцием, до такой степени охватило население Византии, что Константин Великий вынужден был издать строжайшие постановления, запрещавшие ношение подобных одежд. Царский «священный» пурпур, добываемый из моллюсков, считался исключительным отличием императорской власти и неотъемлемой монополией государства. За всякое самовольное ношение подобных одежд или торговлю ими законом была установлена смертная казнь. Нормы закона современной Франции относительно ношения хиджаба и никаба, надо сказать, куда более гуманны: чего там — штраф в несколько тысяч евро…

По поводу богатой пурпурной отделки, которой украшалась верхняя одежда, заслуживает внимания одно постановление, изданное к концу IV в. (в 393 г.), запрещавшее актрисам носить подобные платья. Принято оно было с той целью, чтобы этим правом могли пользоваться только порядочные женщины. Из накидок древнего покроя византийские женщины особо предпочитали продолговатый плащ греческого образца, а также выкроенную полукругом на древнеримский манер накидку, которая окутывала все тело. Если ширина плаща позволяла, то его верхняя часть набрасывалась на голову. Такой внешний вид в сочетании со спускавшейся до земли столой составлял отличительный признак почтенной женщины. Поэтому византийское искусство во все времена и придерживалось подобного канона при изображении одежды Пресвятой Девы.

Историками отмечено, что в период расцвета христианского мира соседние восточные арабские и персидские стайлы были широко инсталлированы в рисунках тканей и покроях одежды всей знати да и простых людей. В период арабских завоеваний женская одежда отличалась простотой. Все одеяние аравитянок состояло обычно из грубой рубашки или довольно широкого куска материи, который крепили на плечах подобно греческому хитону, прямоугольной накидки вроде плаща, и сандалий. И до, и после упомянутого периода арабкам были известны вуали, закрывавшие лица, за исключением глаз. Между прочим, французское слово вуаль (voile) переводится, как и хиджаб — завеса, пелена, и в начале своего пути вуали не были предназначены для украшения женщин, а имели более практическое значение, указывая на религиозное или классовое положение. В христианской традиции вуаль символизирует скромность, целомудрие, отказ от мирской жизни, разделение между евреями и язычниками, которое было уничтожено Иисусом (Исой), когда он разорвал завесу храма надвое. «…Между нами и тобой завеса (вуаль)..», Коран 41:5, т.е. между верой и неверием, между сакральным и имманентным. Известный факт: когда пророк Мухаммад впервые столкнулся с первыми божественными изъявлениями через ангела Джабраила (Гавриила) и ему открылась эта трансценденция, он очень испугался, что обезумел, и обратился к жене Хадидже с этим сомнением. Хадиджа, в свою очередь, чтобы убедиться в том, что это не сатанинские наущения, сняла с себя платок, и благочестивый ангел исчез, и пророк Мухаммад это увидел, вследствие этого она сделала вывод о сакральности происходящего с ее мужем. 

Снимем вуали со смыслов

Все спорные моменты, которые возникли в нашем обществе на сегодня,— не более чем игра слов, война терминов, стереотипность мышления. Люди, запуганные «гиперреальностью» (по Ж. Бодрийяру), обильно изливаемой на них из «ящиков» телевизоров, не хотят понять простых истин, того нравственного императива, который несут женщины в хиджабе. Того, что мотивацией для их внешнего вида в первую очередь является любовь к Богу и неукоснительное следование Его мудрым советам. Бог дает нам через священные писания рекомендации, которые имеют важную причинно-следственную связь. «Одежда верующей не должна быть прозрачной и облегающей», так она предупредит ненужные взгляды и связи, прелюбодеяние. Не будет прелюбодеяний — не будет брошенных детей, несчастных, сломанных судеб. «Одежда верующей не должна быть похожей на мужскую», так воспитывается женственность в облике и манерах, гендерность подхода обеспечивает половую самоидентификацию, так, возможно, мы можем избежать проблем унисекса, би- и гомосексуализма. «Одежда верующей должна закрывать все части тела, кроме лица, стоп и кистей рук», таким образом защищены ее красота и индивидуальность. Кроме прочего, так она должна быть одета во время молитвы, даже наедине с Богом, а пятикратный намаз может застать ее и не дома. Достаточно сделать перевод всем этим пугающим терминам, вырванным из контекста, дать определения — и всё успокоится. Шариат — божественный закон, ислам — покорность Богу, мусульманин — тот, кто покорен Богу, хиджаб — платок, джихад на самом деле — очень красивое слово по смыслу, в первую очередь это борьба со своими страстями, со своим эго. Это как в замечательном советском фильме «Джентльмены удачи»: редиска — нехороший человек. Следуя этой системе, «мусульманка в хиджабе, следуя шариату, ведет джихад», мы получим: «женщина, покорная Всевышнему Богу, следуя божественным повелениям, пытается стать лучше, стать совершенней нравственно и духовно».

Вуаль

В заключение обратимся к заявлению Духовного управления мусульман Казахстана, сделанному в марте этого года, когда ситуация накалилась в связи с судебными исками родителей и девушек, с которых администрация учебных заведений насильственным или косвенным путем снимала платки. Эта проблема уже несколько лет локализуется в тех или иных учреждениях, превращая в маргинальные вещи вполне традиционные. ДУМК разъяснил обязательность данного религиозного предписания для мусульман, выступил в защиту их прав на его соблюдение и указал на его соответствие законам Республики Казахстан. Первая часть заявления посвящена религиозному обоснованию обязательности покрытия мусульманками всего тела, кроме лица и кистей рук, перед посторонними мужчинами, что никогда не было чуждо казахским женщинам, вопреки всем попыткам противников хиджаба вычеркнуть этот факт из истории казахского народа. Казахские женщины традиционно носили платок, или кимешек, и скромную закрытую одежду.      Право на ношение платка — это и есть «гражданские права физических лиц по мотивам отношения к религии», сказано в заявлении. А сам платок — это и есть «предмет, почитаемый последователями той или иной религии (в данном случае — последователями религии ислам), и срывание его с головы или принуждение снять его является осквернением этого предмета и оскорблением религиозных чувств мусульманских женщин и всех мусульман, что согласно норме Закона категорически не допускается.

После этого, полагаем, станет понятным для всех, в том числе для руководителей учебных заведений и работодателей, что их требование снять платок является тяжелейшим оскорблением и осквернением религиозных чувств верующих женщин и их родственников. Они должны осознать всю глубину причиненных ими морально-нравственных страданий».

Что значит религия для современного человека? Как жить в постсекуляризованном мире? Как и для чего жить? Носить или не носить хиджаб? В условиях стремительно меняющегося мира, кризиса старых идентичностей, становления гармоничного общества нашей многоконфессиональной страны невозможно не задаваться этими вопросами. Как невозможно и жить без понимания того, что счастье человека — в любви к ближнему.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики