Страховщик придет на помощь

Связка государства и страхового сектора сделает защиту от природных и техногенных катастроф более комплексной и прозрачной

Сергей Лаврентьев
Сергей Лаврентьев

Для многих казахстанцев ежегодный приход весны становится стихийным бедствием. В результате весенних паводков и таяния снега затапливаются дома и подворья, нанося владельцам значительный материальный ущерб и подкашивая местные бюджеты на десятки миллиардов тенге. По оценке министра по ЧС Владимира Божко, только в Восточном Казахстане в этом году паводки могут нанести урон в 33 млрд тенге.

Однако паводки — наиболее безобидный признак надвигающегося тепла. Есть гидротехнические сооружения, на которых при ненадлежащем контроле управляющих может скапливаться весной избыток талой воды и ее прорыв может закончиться и человеческими жертвами. Еще есть внесезонная активная сейсмичность.

До сегодняшнего дня все убытки от стихийных бедствий покрывались и покрываются из бюджетных средств. Хотя есть вполне цивилизованный способ решения материальной стороны этой проблемы — добровольное и обязательное страхование. Это позволит переложить часть финансовых выплат на плечи страхового сектора.

По инициативе президента РК Нурсултана Назарбаева начаты обсуждение и проработка законодательной базы для введения обязательного страхования от катастрофических рисков.

Страховой рынок также заинтересован участвовать в разработке такого документа. Член совета Ассоциации страховщиков Казахстана Сергей Лаврентьев, имея за плечами огромный опыт работы в страховании, считает, что система обязательного страхования от катастрофических рисков должна быть построена таким образом, чтобы в полной мере защищать от последствий природных и техногенных катастроф интересы собственников и третьих лиц.

Г-н Лаврентьев полагает, что участие страхового сектора в разработке законопроекта необходимо, в том числе потому, что страховщики имеют реальный опыт оценки страховых рисков и ущерба, связанных с катастрофами, обладают развитой инфраструктурой и филиальной сетью для организации страхования. К тому же многие страховщики уверены, что присутствие частного сектора добавит прозрачности финансовым потокам в этой сфере и станет гарантом того, что к тратам госструктуры будут подходить более взвешенно.

Сергей Лаврентьев рассказал «Эксперту Казахстан» о своем видении решения проблемы.

Немного теории

— Сергей Петрович, на ваш взгляд, какой должна быть концепция системы страхования от катастрофических рисков?

— Она должна быть построена таким образом, чтобы в полной мере защищать от последствий природных и техногенных катастроф не только интересы собственников имущества, а также третьих лиц. Ведь в случае разрушения той же плотины ущерб наносится окружающей среде: гибнут люди, домашние животные, строения. Как правило, страховка сооружения не возмещает эти потери. Этим занимается государство. Суммы ложатся на плечи налогоплательщиков, хотя целесообразней страховать эти риски за счет добровольного и обязательного страхования.

Я предлагаю создать двухуровневую систему социального страхования от катастрофических рисков. Во-первых, ввести обязательное страхование объектов недвижимости: частной, коммерческой, муниципальной. Об этом говорится уже давно, но конкретных шагов в этом направлении не принимается. Мы давно уже стали владельцами имущества, но почему-то по-прежнему считаем, что платить за нас должно государство. Иждивенческая позиция к хорошему не приводит, возникает социальная напряженность, люди ждут, когда государство им поможет.

Во-вторых, учредить государственный фонд страхования катастрофических рисков (фонд катастроф — ФК), возможно на базе МЧС, так как средства фонда будут использоваться лишь в случае стихийных бедствий и техногенных катастроф. Надо понимать, что катастрофические риски требуют большой страховой емкости, и казахстанским страховым компаниям с их небольшой капитализацией самостоятельно с такими рисками не справиться. Для выстраивания системы обязательного страхования на случай катастрофических событий, на мой взгляд, эффективно использовать модель механизма ГЧП, когда страховой сектор и государство объединят усилия в формировании фонда и организации процесса страхования на случай катастроф. В-третьих, необходим государственный мониторинг обязательности страхования.

— Как должна работать такая модель?

— Было бы логично, чтобы страховые компании выступили операторами программы. Они взяли бы на себя сбор премий, оформление первичных документов при наступлении страхового случая, проведение расследований и выплату возмещений. Если деньги напрямую пойдут в фонд, получится гигантский и слабоуправляемый механизм, к тому же дублирующий страховые компании. Представьте, что в каждом регионе придется открыть филиал, набрать многочисленный аппарат. В то же время страховые компании уже имеют сеть продаж по всему Казахстану, так как согласно законодательству, чтобы получить лицензию на страхование обязательного вида — ответственности автовладельца, следует иметь представительства страховой компании во всех областных и районных центрах.

В свою очередь ФК аккумулировал бы часть собранных средств, являлся бы перестраховщиком и гарантом выплат по примеру Фонда гарантирования страховых выплат (ФГСВ). Также ФК осуществлял бы мониторинг обязательности страхования, получая от страховщиков информацию о застрахованных лицах.

На мой взгляд, активы фонда следует разделить на две части: одна предназначена для выплат, другая направляется на проведение превентивных мероприятий — на укрепление сейсмичности социальных объектов, детских садов, школ, больниц.

Начальные активы фонда можно создать из средств бюджета. Затем фонд мог бы пополняться за счет страховых премий и взносов страховых компаний по примеру ФГСВ. При наступлении страхового случая компании полностью выплачивают страховое возмещение по каждому конкретному объекту, затем ФК возмещает страховой компании часть страховой выплаты. По такой схеме работает обязательное страхование в растениеводстве, когда государство доплачивает страховщику половину суммы возмещения. По такому же пути следует идти и в страховании от катастрофических рисков.

— Значит, премии не должны отправляться на зарубежное перестрахование. Хватит ли емкости для погашения возможного ущерба?

— Думаю, что активы фонда не следует перестраховывать за рубежом. Ведь государство пока само справляется со своими проблемами, и я еще не слышал, чтобы при катастрофах, происшедших в Казахстане, нам помогало бы другое государство. Первоначально выплату при страховом событии и установлении суммы возмещения ущерба, а лучше восстановительную стоимость осуществляет страховщик. Сначала ФК может возмещать 90 процентов страховой выплаты, произведенной страховщиком, потом 80, а по мере накопления резервов — 50 процентов.

Единственно, следует установить жесткий административный контроль управления ФК, а для страховых компаний жестко прописать размер формирования страховых резервов и затрат на ведение дела.

Помочь простому человеку

— Должен ли фонд возмещать только материальные потери или же еще и человеческие?

— Думаю, что только материальные потери. С человеческими потерями страховщики, мне кажется, могут справиться самостоятельно. Человеческую жизнь надо страховать дополнительно, на обязательных началах. Обязанность уплачивать страховую премию следует возложить на самого застрахованного. Для иждивенцев — на опекунов, а для социально незащищенных слоев населения — на государство.

— Будет ли такая страховка по карману обывателю?

— Все будет зависеть от установленной страховой суммы, тариф для данных рисков предельно низкий, ведь по статистике в Казахстане число катастрофических землетрясений и человеческих жертв от них невелико.

— Сможет ли страхование жизни в формате катастрофических рисков покрывать ущерб здоровью в других случаях?

— Так как страхование жизни довольно специфическое, я бы сразу оговорился, что выплачивать надо только по катастрофическим событиям. А если это бытовой пожар или упал по дороге в магазин, то нет. Чтобы не было расхождений, что считать страховым случаем по такому страхованию, следует четко прописать все риски. Если определить катастрофическое событие как причину смерти, то такой полис будет стоить дешевле из-за низкой вероятности наступления катастрофического события в сравнении с условиями стандартного полиса — смерть по любой причине.

Также должен четко быть определен минимальный уровень возмещения по гибели человека при катаклизмах. К примеру, при выплате по смерти по ГПО ВТС возмещение составляет две тысячи МРП. Те, кто хочет получить большую страховую выплату, могут дополнительно застраховаться добровольно.

— Как я понимаю, главный вопрос катастрофических рисков — их правильная оценка, которая определяет тарифы страхования. Кто должен их устанавливать?

— Если такое страхование будет обязательным, устанавливать тарифы должен не страховщик, а государство. Тарифы будут зависеть от типа сооружения, его конструкции, типа грунтов, сейсмической опасности района. Тарифы должны быть строго определены, а выплаты нет. Потому что объекты недвижимости разные по стоимости. И тот, кто живет в трехкомнатной квартире, не должен получать возмещение наравне с тем, кто живет в однокомнатной. Поэтому цена страховки также будет разной.

Считаю, что в таком вопросе не надо делать уравниловку и всем платить одинаковую сумму возмещения. Плата должна быть дифференцированной, в зависимости от оценки стоимости строения: сколько он должен получить за свое строение, условно, при полном разрушении, столько он должен и заплатить, конечно, по принятому тарифу.

Что касается технических сооружений, в частности гидротехнических сооружений, то здесь главная проблема страхования — возмещение ущерба не столько владельцам объектов — сколько людям, которые находятся рядом с ним и понесут потери от техногенной катастрофы. Должна быть адекватная оценка последствий, которую должен делать исключительно государственный орган. И которая должна включать как покрытие имущественных, так и человеческих потерь. Но это уже другой класс страхования — это обязательное страхование ответственности опасных объектов, к которым относятся и гидротехнические сооружения.

Совсем не частные риски

— Какие риски покрываются при авиакатастрофах? Кто страхует людей?

— Здесь участвуют несколько классов страхования. Теоретически самолет не сможет получить разрешение на вылет, если он не застрахован, и страховок должно быть несколько. Во-первых, по АВИАКАСКО — это стоимость самого борта, во-вторых, должна быть добровольная страховка гражданско-правовой ответственности владельца воздушного судна, в-третьих, должно быть добровольное страхование экипажа от несчастного случая, в-четвертых, обязательное страхование ответственности перевозчика перед пассажирами. Без этого набора страховых полисов гражданскому самолету просто не дадут разрешения на вылет. АВИАКАСКО покрывает стоимость борта при страховом событии. ГПО владельцев воздушного судна покрывает ответственность перед третьими лицами, в первую очередь пассажиров и лиц, пострадавших на земле, если таковые есть. Возмещается ущерб имуществу третьих лиц.

Лимит ответственности по этому классу страхования зависит от типа самолета и страны, откуда и куда следует самолет. По международным стандартам средняя ответственность за каждого погибшего пассажира составляет 450 тысяч долларов. Но фактическая выплата считается по законам той страны, чей пассажир пострадал. Лимит ответственности по обязательному страхованию перевозчика перед пассажирами составляет две тысячи МРП на каждого погибшего. В реальности расчет производится по аналогии с тем, что предусмотрено законодательством о страховании работника от несчастных случаев на производстве. Если у погибшего пассажира есть иждивенцы, производится расчет по их содержанию и определяется страховая сумма. Она выплачивается по обязательному виду до двух тысяч МРП, если этой суммы не хватает, выплату производят за счет полиса добровольного страхования ГПО авиавладельца, если и этой суммы не хватает, дальнейшую выплату делает владелец самолета. Если погибший не имеет иждивенцев, страховая выплата будет предельно мала. При полетах за рубеж, независимо от владельца борта, как правило, так и происходит. На местных линиях гарантированная выплата должна быть в пределах двух тысяч МРП. Какой лимит ответственности определен договором добровольного страхования и на местных линиях, является коммерческой тайной.

— Как обстоят дела со страхованием гидротехнических сооружений?

— Это обязательный вид страхования, когда страхуется ответственность перед третьими лицами, просто нет механизма, чтобы отследить его исполнение. В законе о страховании гражданско-правовой ответственности владельцев опасных объектов закреплено, что каждый владелец обязан застраховать объект, но не все объекты такого типа имеют декларацию промышленной безопасности, в соответствии с которой и определяется возможный ущерб третьим лицам от аварии на этом опасном объекте. Собственники не горят желанием тратиться на страхование.

— Как заставить механизм обязательного страхования работать?

— Необходимо создать мониторинговую систему, которая контролировала бы исполнение закона об обязательном страховании. В систему могут входить профильные министерства, например по техническим сооружениям нужен государственный контроль со стороны МЧС. После трагедии в Кызылагаше работа активизировалась. В МЧС подняли реестры гидротехнических сооружений и начали проверку, разделив объекты на категории коммунальной, муниципальной, республиканской собственности.

Фонд страхования катастрофических рисков может отслеживать страхование собственников жилья.

Там, где нет контроля со стороны профильного министерства, следует устанавливать административную ответственность самого страхователя. Прежде всего это касается страхования ответственности автовладельца и ответственности работодателя за причинение вреда здоровью сотрудников.

Возьмите автострахование. Каждая машина имеет номер, все авто состоят на учете в дорожной полиции. Но обязательным страхованием охвачена лишь часть водителей. Хотя каждый, кто получил номер и техпаспорт, автоматически должен быть приписан к конкретной страховой компании. А на деле получается, что попался водитель без полиса на дороге — заплатил штраф и поехал за страховкой. Не поймался — можно экономить и не покупать.

Похожая ситуация с обязательной ответственностью работодателя за причинение вреда здоровью сотрудников. Страховщики первые предлагают свои услуги компаниям, хотя если ты владелец бизнеса и нанимаешь людей, будь обязан застраховать их здоровье без напоминаний. Пусть такие взносы перечисляются автоматически вместе с пенсионными отчислениями. Сдаете налоговую декларацию, а там есть такая графа — номер страхового полиса и сумма за страхование недвижимости или за страхование жизни работников.

Мне кажется, назрела необходимость пересмотреть классы обязательного страхования ответственности. Сейчас следует сконцентрироваться на ответственности перед третьими лицами при природных и техногенных катастрофах, и тут государство должно вести строгий контроль.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?