Линии разломов

Под Казахстан, если верить экспертам, заложены две главные бомбы замедленного действия: несбалансированная структура экономики и слабая власть

Линии разломов

Журнал «Эксперт Казахстан» попросил аналитиков, как работающих в различных институтах, так и независимых, распределить угрозы национальной безопасности в порядке их значимости. Мы намеренно не акцентировали в своем запросе внимание экспертов на том или ином аспекте, чтобы заранее не задавать канву ходу их мыслей. Нам хотелось получить нечто вроде консенсус-прогноза, понять, что сами члены аналитического сообщества считают наиболее сильными источниками нестабильности. Вот что у нас получилось.

Все беды от экономики

Президент Центра военно-стратегических исследований (ЦВСИ) при Минобороны Бакытжан Абдраим, несмотря на название своего института, полагает, что главная угроза для Казахстана исходит от несбалансированности экономики. «Как нам представляется, самыми критичными для Казахстана являются угрозы в сфере экономической безопасности, так как эта сфера является базовой для любого государства и охватывает практически все стороны безопасности».

Второй по значимости г-н Абдраим называет политическую безопасность, но и ее увязывает с экономической стабильностью: «Как показывает мировая практика, экономически сильное государство менее подвержено возможным рискам и угрозам конституционному строю страны, правам, свободам, качеству и уровню жизни граждан, суверенитету и территориальной целостности».

Эксперты ЦВСИ указывают, что угрозы в указанной сфере носят скрытый перманентный характер. «Третью позицию в шкале важности и актуальности угроз национальной безопасности РК занимают угрозы в сфере общественной безопасности». Но и «стабильность общества, его защищенность, состояние духовно-нравственных устоев», по мнению сотрудников ЦВСИ, находятся в прямой зависимости от экономического развития страны.

Только на четвертое место в рейтинге угроз эксперты этого института поставили военную сферу, но и здесь напомнили, что «военная мощь государства является производной от экономического, морально-политического, социального, научного и собственно военного потенциала страны».

Следующая строка — экологическая безопасность, которая может быть подорвана из-за антропогенного воздействия на окружающую среду в результате хозяйственной деятельности человека или вследствие естественных изменений климата.

«Казахстан обладает значительными природными и энергетическими ресурсами,— говорят в ЦВСИ,— и пока что не на должном уровне развитой промышленностью. В этой связи переход к “зеленой” экономике целесообразен по третьему из трех ниже приведенных сценариев развития государств:

  • техносферный (чистые технологии, жесткие ограничения);
  • неосферный (разумная деятельность, гармонизация развития природы и общества);
  • неосферный-технологический (удовлетворение потребностей за счет экономического роста, энергосберегающих ресурсов и сохранения окружающей среды)».

Замыкают построенный в ЦВСИ рейтинг существующих и возможных угроз национальной безопасности угрозы в информационной сфере. Активное развитие инфраструктуры информационной отрасли в Казахстане дает основание полагать относительно высокой степень защищенности этой сферы, что в целом способствует устойчивому развитию страны.

Направления удара

На экономику или, точнее, на отставание в экономическом развитии как на главный источник угроз указывают также научный сотрудник Института евразийских исследований (ERI) Данияр Косназаров и эксперт Регионального экологического центра Центральной Азии (РЭЦЦА) Алмаз Ахметов.

Они говорят о том, что стране жизненно необходимо преодолеть технологическое отставание. Сделать это, как они полагают, можно за счет поощрения трансферта технологий от развитых стран к развивающимся. «Для Казахстана особо важен трансферт в сфере промышленного производства. Содействие международных организаций и стран-партнеров в данном вопросе помогло бы Казахстану снизить углеводородную зависимость бюджета страны. Это, в свою очередь, актуально в свете ЭКСПО-2017, который приоритезирует использование чистой энергетики».

Правда, эксперты признают, что реализация указанных задач может столкнуться с не менее важными и ставшими довольно «классическими» внутрисистемными угрозами — такими, как коррупция, низкий уровень реализации государственных программ развития, межведомственные трения и т.д.

«Особой статьей должны рассматриваться проблемы, связанные с продовольственной безопасностью не только нашего региона, но и всего мира в целом. Казахстан неотделим от общемировой ситуации в сфере продовольственной безопасности. Следовательно, целесообразно спросить: каков мог бы быть вклад Казахстана в разрешение проблемы недостатка продовольствия в мире, и в большей степени у бедных стран». Сотрудники ERI и РЭЦЦА считают, что создание «продовольственных пулов» в различных уголках мира позволило бы частично снизить напряженность в этой сфере. С учетом довольно широких возможностей Казахстана, в особенности в сфере предоставления базовых продовольственных ресурсов — агрокультуры, мясо, молоко и пр. — это позволило бы Казахстану внести вклад в решение глобальной проблемы.

«Заметим, что упор у нас должен быть сделан именно на сельскохозяйственную отрасль, в частности — агропромышленный и животноводческий сегменты. Их развитие позволило бы улучшить экономическое положение регионов страны. Тем более что этот вопрос весьма актуален в свете вступления Казахстана в ВТО. К слову, что касается последнего, то сохранение конкурентоспособности отдельных отраслей крайне важно при учете положительного эффекта для развития других, более слабых отраслей экономики».

Вместе с тем никакие проекты развития невозможно реализовать без капиталовложений в инфраструктуру. «Речь не только о Казахстане, но и обо всем евразийском континенте в целом. Следовательно, важно не только улучшение инфраструктуры и расширение мощностей, но и интегрирование друг с другом внутри евразийского континента, с обеспечением выхода к воде (к морю и океанам). В частности, может идти речь о развитии международных ж/д и морских путей Центральная Азия — Афганистан — Пакистан — страны Африки».

Расширение инфраструктурных возможностей посодействовало бы развитию международной торговли с включением Казахстана в международную цепь поставок, говорят аналитики. Развитие международной торговли с использованием пропускной способности Казахстана (с точки зрения логистики) позволило бы выработать отдельный источник доходов, который, в свою очередь, оказал бы положительное влияние частично и на региональное развитие внутри страны.

Г-да Косназаров и Ахметов верят, что стимуляция именно этих направлений позволила бы минимизировать риски, угрожающие продовольственной, экологической и человеческой безопасности. «Это важно не только с точки зрения снижения рисков от региональных угроз, но и в рамках глобальных проблем. Конечно же, это не должно означать, что мы выступаем за гигантоманию и безоговорочно поддерживаем многие “глобальные прожекты” Казахстана».

Разрушение изнутри

Политолог Талгат Мамырайымов, эксперт по проблемам национальной безопасности, указывает на совсем другие потенциальные источники нестабильности, но предлагает не называть их «угрозами»: «Говоря об угрозах национальной безопасности, мы тем самым создаем несколько неверную картину климата общественно-политической и социально-экономической ситуации в Казахстане. Почему? Потому что под угрозами понимаются факторы, обладающие высоким дестабилизационным потенциалом и высокой вероятностью проявления. В Казахстане в настоящее время таких факторов практически нет. Было бы корректнее говорить о рисках национальной безопасности нашей республики, обладающих менее высокой вероятностью своего проявления». Итак, г-н Мамырайымов выделяет следующие потенциальные риски.

Первый — внутриэлитная борьба. «Риски внутриэлитного климата являются определяющими для состояния общественно-политической и социально-экономической систем нашей страны, поскольку функционирование нашего государства направляется деятельностью элит. В последнее время в Казахстане резко обострилась внутриэлитная борьба за властные ресурсы. Причем среди них разворачивается активная борьба и за силовые структуры. Эта борьба будет нарастать при приближении постназарбаевского периода. Это в конечном итоге может привести к повторению кыргызских событий и в нашей стране. Вероятность этого довольно высока: уже есть пример тому в виде событий в Жанаозене в декабре 2011 года. Н. Назарбаев, начиная с осени прошлого года, пытается восстановить стабильный внутриэлитный климат. Пока это ему удается». Но как будут обстоять дела в этой сфере в преддверии ухода Нурсултана Назарбаева с поста президента, политолог предугадать не берется.

Следующим риском является экстремизм и терроризм. Активизация за предыдущие два года такого рода деятельности может найти продолжение и в ближайшем будущем — к этому есть существенные предпосылки. «Разворачивается внутриэлитная борьба за власть. Как показывает мировая практика, в борьбе элит за власть зачастую используется такой инструмент, как терроризм.

Казахстану в этом плане вряд ли удастся избежать подобного поворота событий. Также жесткому прессингу со стороны нашей власти подвергаются различные мусульманские течения, в первую очередь салафизм. Такой посыл, например, содержится в планирующейся Агентством по делам религий конференции в Жезказгане “Салафизм — основа радикальных течений”. АДР фактически сталкивает последователей салафизма с ханафитским мазхабом. Борьба с инакомыслием внутри мусульманской уммы Казахстана доходит до мракобесия. Так, например, у входа в большинство казахстанских мечетей написано, что там совершается религиозный культ в рамках ислама ханафитского мазхаба. То есть тем самым ущемляются права представителей других мусульманских течений в Казахстане. Все это может привести к росту религиозного экстремизма и его открытой реализации в нашей стране».

Эксперт полагает, что религиозный экстремизм в Казахстане продиктован религиозной безграмотностью не только значительной части казахстанцев, но также и самой государственной системы. «Поясню мысль. Во-первых, Абу Ханифа является табиином, то есть саляфом, относящимся к первым трем поколениям мусульман. Во-вторых, салафиты, обвиняемые в экстремизме, стремятся исповедовать ислам в том виде, в котором он был при саляфах (праведных предках мусульман — ас-саляфу-ссалих). Поэтому их, собственно, и называют салафитами. Вместе с тем радикальные современные салафиты не принимают мазхаб Абу Ханифы, то есть так они противоречат своей установке придерживаться ислама саляфов-салафитов.

Но гораздо большее недоумение вызывает позиция властей, противопоставляющих салафизм и ислам ханафитского мазхаба — вместо того, чтобы объяснять их схожесть. Тем самым наши власти упускают один из инструментов профилактики религиозного экстремизма».

Талгат Мамырайымов также указывает на то, что в 2014 году планируется вывод основных военных сил международной коалиции из Афганистана. Это может привести к эскалации экстремизма и терроризма в этой стране и их экспорту за ее пределы. Казахстан, как государство, находящееся в Центральной Азии, может ощутить на себе негативные последствия дестабилизации ситуации в Афганистане. В этой связи ущемление прав представителей некоторых мусульманских течений в нашей стране может стать убедительным предлогом для импорта экстремизма и терроризма с территории Афганистана.

Полный контроль

Еще одним существенным риском г-н Мамырайымов называет развитие тоталитарных тенденций. В настоящее время в Казахстане происходит поглощение практически всех сфер общества государством через опеку и контроль с его стороны. «Каковы признаки этого?

Во-первых, в этом ряду в первую очередь следует отметить закрытие ряда оппозиционных средств массовой информации под грифом “Единое СМИ”. Причем возможно, что профилактическая “зачистка” информационного пространства будет обретать более масштабные формы в соответствии с недавними установками государственного секретаря Марата Тажина. По-иному говоря, в соответствии с “указаниями Тажина” в нашей стране будет реализовываться масштабная идеологическая работа, к которой, по всей видимости, начнут подключать оставшиеся “независимые СМИ”, “независимое” экспертное сообщество, блогеров и т.д.».

Во-вторых, политолог указывает на то, что в стране будет создана аффилированная с государством Национальная палата предпринимателей, которая охватит большую часть казахстанских бизнесменов. «Это говорит о том, что казахстанский авторитарный режим отходит от классического содержания — контроля всех сфер государства, за исключением экономики».

В-третьих, такие меры, как создание спецподразделения по охране общественного порядка во время митингов и забастовок, введение термина «уголовный проступок» также можно рассматривать как попытку тотального контроля общественной жизни, нарождающегося гражданского общества. «В этом смысле такие акции, как борьба с курильщиками национальной коалиции “За Казахстан, свободный от табачного дыма”, также являются характерными для тоталитарных режимов действиями, наподобие того, что делали в свое время хунвэйбины в Китае».

Следующим риском, который может реализоваться, являются социальные конфликты. В настоящее время в большей части мира разрастается экономический кризис, который может оказать негативное влияние и на казахстанскую экономику, сильно зависящую от внешних рынков. Соответственно, это может серьезно ударить по социально-экономическому благополучию казахстанцев — и здесь Талгат Мамырайымов сходится с коллегами, высказавшимися выше. «Значительные риски для социального благополучия наших граждан несут такие нововведения власти, как создание единого пенсионного фонда, повышение пенсионного возраста женщин, рост тарифов и т.д. Все эти факторы, в свою очередь, могут вызвать рост социальной напряженности и ее открытый выплеск в виде митингов, шествий и т.д.

Причем заинтересованные стороны постараются использовать это в своих целях и способствовать эскалации социальных конфликтов». Не случайно в Казахстане рассматривается возможность создания спецподразделения по охране общественного порядка во время митингов и забастовок, что уже упоминалось выше.

Угрозу стабильности несет и довольно низкий авторитет власти. «Как показывают различные социологические исследования, наблюдается низкий уровень доверия со стороны казахстанцев к деятельности нашей власти. Это продиктовано в первую очередь такими факторами, как низкий профессионализм представителей власти; наличие в ней высокого уровня коррупции; отчужденность высокого властного истеблишмента от чаяний и нужд простого народа».

Низкий профессионализм государственных органов зачастую проявляется в открытом виде, как это было, например, при крушении одного из зданий жилого комплекса «Бесоба» в Караганде. Во многом из-за низкого профессионализма наших властей неудачно развивается борьба с терроризмом и экстремизмом. В этом случае имеет место и коррупционная составляющая. «Так, в подавляющем большинстве мечетей нашей страны ощущается нехватка квалифицированных имамов и других служителей религиозного культа. Во многом эта проблема обусловлена коррупцией, охватившей почти все уровни ДУМКа. Показательным в данном случае является тот факт, что зачастую выпускники “Аль Азхара” не могут трудоустроиться в мечетях нашей страны, поскольку для этого  или необходимы связи, или нужно дать взятку»,— говорит эксперт.

Таким образом, главными мерами по минимизации названных основных рисков национальной безопасности Казахстана могут стать, по мнению г-на Мамырайымова, следующие: развитие прозрачности деятельности власти, широкий доступ общественности, гражданского общества к обсуждению, рассмотрению и анализу ее политики; обеспечение государственных органов, религиозных и других организаций профессиональными кадрами; бескомпромиссная борьба с коррупцией и т.д.

Г-н Абдраим же в своем комментарии напоминает, что главный способ обеспечения национальной безопасности государства — разрешение противоречий, объективно или субъективно возникающих в процессе соприкосновения или столкновения национальных интересов различных государств, а также интересов отдельных групп населения или граждан во внутриполитической жизни страны. Главные угрозы стабильности, говорит профессор, перечислены в следующих документах: ст. 5 Закона РК «О национальной безопасности Республики Казахстан», Стратегия национальной безопасности РК и ежегодные послания народу Казахстана главы государства. Там же содержатся и ответы на вопрос, как этих угроз избежать.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?