Почем религия для народа?

Один из кандидатов на президентских выборах в Иране намерен отделить религию от государства

Почем религия для народа?

До президентских выборов в Иране осталось меньше трех месяцев. С приближением июня, когда миллионы иранцев придут на избирательные участки, из Исламской  Республики нарастает поток новостей одна сенсационнее другой.

Иранцы часто шутят, что выборы в Иране являются самым лучшим примером демократического правила «один человек – один голос». Высший руководитель Ирана Али Хаменеи выбирает своего кандидата - и вся страна следует его выбору. Однако у Великого аятоллы, похоже, есть соперник.

Официально избирательная кампания в Иране начнется в мае - после того, как Совет стражей конституции утвердит список допущенных к президентским выборам кандидатов. Главная интрига заключается в том, кто в нем окажается после окончательного заседания Совета стражей. Речь, конечно, идет о 52-летнем Эсфандияре Рахиме Машеи, экс-руководителе администрации президента Ирана, его близком друге и даже родственнике (один из сыновей Ахмадинежада женат на дочери Машеи). Машеи еще в ноябре прошлого года публично заявил о своем намерении участвовать в выборах. В случае победы он вместе со своим главным сторонником, президентом Махмудом Ахмадинежадом, судя по сообщениям иранских источников, попытается отделить религию от государства.

Президент Ахмадинежад и Эсфандияр Машеи провели серию встреч с союзниками, на которых обсуждалась стратегия на президентских выборах. На одной из встреч Эсфандияр Машеи атаковал духовенство и его влияние на правительство. «Я с глубочайшим уважением отношусь к имамам,- сказал Машеи,- но они не политики. Их присутствие вредит иранской политике. В следующие четыре года у нас будет возможность изменить конституцию».

Претворить задуманное в жизнь Махмуду Ахмадинежаду и Эсфандияру Машеи (при условии, если он станет президентом) будет нелегко. Сомнения в том, что имя Машеи попадет в бюллетени для голосования, сильны. Совет стражей, утверждающий списки всех кандидатов, состоит из 12 человек. Шестеро из них назначаются Высшим руководителем Ирана (Рахбаром), Великим аятоллой Али Хаменеи; вторая шестерка – юристы, выбираемые меджлисом (парламентом). Относительно политических взглядов первой шестерки, представителей исламского духовенства, двух мнений быть не может: они настроены категорически против Эсфандияра Машеи, которого не просто недолюбливают, а люто ненавидят. Со второй половиной Совета тоже все более-менее ясно, по крайней мере - в этом конкретном вопросе. В парламенте недолюбливают как нынешнего президента Ахмадинежада, так и его правую руку Машеи. К этому следует добавить, что своей острой неприязни к бывшему руководителю администрации президента Ахмадинежада не скрывает и сам Али Хаменеи.

Именно Эсфандияра Машеи духовенство считает главным виновником того, что между президентом и Высшим руководителем последние два года идет самая настоящая война. Всему виной либеральные взгляды Машеи, который, к примеру, считает, что в Иране явный перебор с исламом и что «зацикленность» на религии заставила иранцев забыть их славную историю и культуру. Ему приписывают лозунг «Ислам без духовенства». Консерваторы обвиняют его не только в преследовании ислама, но даже и в сговоре с нечистой силой с целью подчинить своей воле президента. Машеи также называют иностранным шпионом, масоном и бунтовщиком, пытающимся уничтожить Иран.

Чьи козыри сильнее?

Но у Машеи тоже имеются козыри. Хотя он и не пользуется популярностью в масштабах всей страны, в Тегеране он достаточно популярен. Главный его козырь – конечно же, президент Махмуд Ахмадинежад, который уже показал, что не намерен бросать своего протеже и родственника.

Возможно, исламское духовенство и контролирует Совет стражей конституции, но президент контролирует Министерство внутренних дел, которое отвечает за проведение выборов. Кстати, именно подтасовки в этом ведомстве в ходе президентских выборов 2009 года привели к победе Ахмадинежада и широкомасштабным акциям протеста, унесшим сотни жизней.

Не так давно президент Ахмадинежад дал понять, что не задумываясь достанет свой главный козырь, а в случае необходимости… отменит выборы и останется на посту президента. «Если процесс выборов не будет изменен и кандидаты по-прежнему будут дисквалифицироваться без уважительных причин, то выборы, по моему мнению, станут незаконными, - написал президент Ахмадинежад в открытом письме, опубликованном на его сайте, - и они будут мной отменены».

Махмуд Ахмадинежад дал ясно понять оппонентам, что если Эсфандияр Машеи не будет допущен к июньским выборам, то они вообще не состоятся и он останется в кресле президента Исламской Республики. Конституция Ирана запрещает занимать кресло президента больше двух сроков подряд, но ничего не говорит о запрете на участие в выборах после перерыва. В Иране этой возможности даже придумали название: «вариант Путина».

Конечно, Махмуд Ахмадинежад - далеко не первый президент Ирана, который бросает перчатку всесильному духовенству. Однако все его предшественники вскоре после того, как на арену выходил Высший руководитель признавали поражение и выбрасывали белый флаг. Нынешний глава правительства сдаваться явно не собирается, несмотря на то, что все два года идет борьба между исполнительной и духовной властью Исламской Республики, и он в основном терпит поражения. Конечно, духовный лидер не раз и не два мог просто снять Махмуда Ахмадинежада с поста президента, но это означало бы фактическое признание собственной ошибки. Признаваться же в том, что он ошибся, поддерживая Ахмадинежада перед выборами 2009 года и после них, Хаменеи не хочет.

Складывается впечатление, что Высший руководитель решил все же позволить Ахмадинежаду доработать до конца срока и без эксцессов покинуть президентский дворец. Президент же, возможно, почувствовав слабину, совсем «распоясался» и сейчас угрожает даже сорвать выборы.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее