Почем религия для народа?

Один из кандидатов на президентских выборах в Иране намерен отделить религию от государства

Почем религия для народа?

До президентских выборов в Иране осталось меньше трех месяцев. С приближением июня, когда миллионы иранцев придут на избирательные участки, из Исламской  Республики нарастает поток новостей одна сенсационнее другой.

Иранцы часто шутят, что выборы в Иране являются самым лучшим примером демократического правила «один человек – один голос». Высший руководитель Ирана Али Хаменеи выбирает своего кандидата - и вся страна следует его выбору. Однако у Великого аятоллы, похоже, есть соперник.

Официально избирательная кампания в Иране начнется в мае - после того, как Совет стражей конституции утвердит список допущенных к президентским выборам кандидатов. Главная интрига заключается в том, кто в нем окажается после окончательного заседания Совета стражей. Речь, конечно, идет о 52-летнем Эсфандияре Рахиме Машеи, экс-руководителе администрации президента Ирана, его близком друге и даже родственнике (один из сыновей Ахмадинежада женат на дочери Машеи). Машеи еще в ноябре прошлого года публично заявил о своем намерении участвовать в выборах. В случае победы он вместе со своим главным сторонником, президентом Махмудом Ахмадинежадом, судя по сообщениям иранских источников, попытается отделить религию от государства.

Президент Ахмадинежад и Эсфандияр Машеи провели серию встреч с союзниками, на которых обсуждалась стратегия на президентских выборах. На одной из встреч Эсфандияр Машеи атаковал духовенство и его влияние на правительство. «Я с глубочайшим уважением отношусь к имамам,- сказал Машеи,- но они не политики. Их присутствие вредит иранской политике. В следующие четыре года у нас будет возможность изменить конституцию».

Претворить задуманное в жизнь Махмуду Ахмадинежаду и Эсфандияру Машеи (при условии, если он станет президентом) будет нелегко. Сомнения в том, что имя Машеи попадет в бюллетени для голосования, сильны. Совет стражей, утверждающий списки всех кандидатов, состоит из 12 человек. Шестеро из них назначаются Высшим руководителем Ирана (Рахбаром), Великим аятоллой Али Хаменеи; вторая шестерка – юристы, выбираемые меджлисом (парламентом). Относительно политических взглядов первой шестерки, представителей исламского духовенства, двух мнений быть не может: они настроены категорически против Эсфандияра Машеи, которого не просто недолюбливают, а люто ненавидят. Со второй половиной Совета тоже все более-менее ясно, по крайней мере - в этом конкретном вопросе. В парламенте недолюбливают как нынешнего президента Ахмадинежада, так и его правую руку Машеи. К этому следует добавить, что своей острой неприязни к бывшему руководителю администрации президента Ахмадинежада не скрывает и сам Али Хаменеи.

Именно Эсфандияра Машеи духовенство считает главным виновником того, что между президентом и Высшим руководителем последние два года идет самая настоящая война. Всему виной либеральные взгляды Машеи, который, к примеру, считает, что в Иране явный перебор с исламом и что «зацикленность» на религии заставила иранцев забыть их славную историю и культуру. Ему приписывают лозунг «Ислам без духовенства». Консерваторы обвиняют его не только в преследовании ислама, но даже и в сговоре с нечистой силой с целью подчинить своей воле президента. Машеи также называют иностранным шпионом, масоном и бунтовщиком, пытающимся уничтожить Иран.

Чьи козыри сильнее?

Но у Машеи тоже имеются козыри. Хотя он и не пользуется популярностью в масштабах всей страны, в Тегеране он достаточно популярен. Главный его козырь – конечно же, президент Махмуд Ахмадинежад, который уже показал, что не намерен бросать своего протеже и родственника.

Возможно, исламское духовенство и контролирует Совет стражей конституции, но президент контролирует Министерство внутренних дел, которое отвечает за проведение выборов. Кстати, именно подтасовки в этом ведомстве в ходе президентских выборов 2009 года привели к победе Ахмадинежада и широкомасштабным акциям протеста, унесшим сотни жизней.

Не так давно президент Ахмадинежад дал понять, что не задумываясь достанет свой главный козырь, а в случае необходимости… отменит выборы и останется на посту президента. «Если процесс выборов не будет изменен и кандидаты по-прежнему будут дисквалифицироваться без уважительных причин, то выборы, по моему мнению, станут незаконными, - написал президент Ахмадинежад в открытом письме, опубликованном на его сайте, - и они будут мной отменены».

Махмуд Ахмадинежад дал ясно понять оппонентам, что если Эсфандияр Машеи не будет допущен к июньским выборам, то они вообще не состоятся и он останется в кресле президента Исламской Республики. Конституция Ирана запрещает занимать кресло президента больше двух сроков подряд, но ничего не говорит о запрете на участие в выборах после перерыва. В Иране этой возможности даже придумали название: «вариант Путина».

Конечно, Махмуд Ахмадинежад - далеко не первый президент Ирана, который бросает перчатку всесильному духовенству. Однако все его предшественники вскоре после того, как на арену выходил Высший руководитель признавали поражение и выбрасывали белый флаг. Нынешний глава правительства сдаваться явно не собирается, несмотря на то, что все два года идет борьба между исполнительной и духовной властью Исламской Республики, и он в основном терпит поражения. Конечно, духовный лидер не раз и не два мог просто снять Махмуда Ахмадинежада с поста президента, но это означало бы фактическое признание собственной ошибки. Признаваться же в том, что он ошибся, поддерживая Ахмадинежада перед выборами 2009 года и после них, Хаменеи не хочет.

Складывается впечатление, что Высший руководитель решил все же позволить Ахмадинежаду доработать до конца срока и без эксцессов покинуть президентский дворец. Президент же, возможно, почувствовав слабину, совсем «распоясался» и сейчас угрожает даже сорвать выборы.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики