Свобода от слова

2012 год стал одним из самых репрессивных за всю новейшую историю Казахстана во взаимоотношениях государства со средствами массовой информации. Власти открыто заявили о недопустимости существования у массмедиа альтернативного мнения относительно происходящих в стране событий

Свобода от слова

Правозащитные организации отмечают ужесточение государственного контроля над СМИ. Эксперты уверены, что нежелание государства совместно работать с отечественными средствами массовой информации, чтобы донести до общества проблематику принимаемых решений, опаснее, чем замалчивание проблем. И это, в числе прочих обстоятельств, провоцирует население на крайние меры, к  примеру – на забастовки.

Фонд “Адил Соз” выпустил доклад, посвященный ситуации со свободой слова в Казахстане. Изучив этот документ, можно сделать однозначный вывод: свобода слова у нас отсутствует. Тамара Калеева, автор доклада, описывает наиболее серьезные  нарушения в отношении независимых и оппозиционных СМИ, имевшие место в прошлом году. В докладе приводится очень показательное заявление министра культуры и информации РК Дархана Мынбая, сделанное в сентябре прошлого года: “правительство намерено принять предупредительные меры по недопущению распространения слухов при различных чрезвычайных ситуациях”.

По версии министра, речь идет прежде всего о распространении через телевидение, газеты и Интернет альтернативной информации по чрезвычайным ситуациям. “На время возникновения ЧС достигается договоренность с руководством негосударственных СМИ о недопущении распространения неофициальной информации и негативной интерпретации официальной информации, ставить под сомнение достоверность информации, компетентность спикера критиковать действия властей, призывать граждан к совершению каких-то действий”, - заявил Дархан Мынбай.

Жанаозен как точка отсчета

Как утверждается в исследовании, ключевым событием, определившим развитие ситуации со свободой слова в 2012 году, стали события в Жанаозене в конце 2011 года и последовавшая за ними реакция властей. Сам факт ужесточения по отношению к независимым СМИ, оппозиционерам, гражданским активистам был отмечен в докладах многих других НПО – как местных, так и зарубежных. Государство будто напугано тем, что ситуация может выйти из-под контроля («Эксперт Казахстан» писал о политических итогах прошлого года, отметив делиберализацию  общественного пространства после трагедии в Жанаозене, - см. статью “Где бы гайки подкрутить?”, - http://expertonline.kz/a606/ ).

Сразу после событий в Жанаозене власть начала искать виновных в трагедии. Полетели и чиновничьи карьеры, но гораздо  больше было судебных разбирательств с нефтяниками, общественными и политическими деятелями (вспомнить хотя бы Владимира Козлова и Булата Атабаева) и, наконец, с журналистами, освещавшими забастовку на западе страны. Когда власть начинает находить себе врагов, это значит, что она не желает видеть себя виноватой хоть в чем-то, уверены в фонде “Адил Соз”.

После суда над лидером партии “Алга” Владимиром Козловым оказались закрытыми порядка 40 отечественных СМИ. “Вместо позитивного подхода ставится критическая информация, и СМИ стараются превзойти друг друга в разрушительной критике”, - цитируется в докладе высказывание эксперта Алматинского центра судебных экспертиз Розы Акбаровой.  По официальному мнению, анализ содержания передач телеканала “К+”, публикаций в газетах “Взгляд”, “Голос республики”, интернет-порталов “Республика”, “Стан-ТВ” и других материалов показал наличие в них пропаганды насильственного захвата власти и подрыва безопасности государства.  «Политологический анализ указанных объектов показал, что в содержании вышеуказанных материалов имеются признаки политического экстремизма, направленные на подрыв и разрушение социально-политических основ конституционного строя Республики Казахстан и в этой связи являются причиной возникновения массовых беспорядков 16 декабря 2011 года в городе Жанаозен», гласит официальная версия.

Инициатива наказуема

В столь сложных условиях оппозиционные СМИ остаются “миром в себе”.

Новости из зала суда, где вершится правосудие над журналистами, сообщают только  оппозиционные медиа. Прогосударственные СМИ игнорируют такие события или говорят об этом, придерживаясь провластной позиции. Существует жесткая фильтрация информации относительно нарушений в области свободы слова, которую фиксируют такие неправительственные организации как Human Rights Watch, Freedom House или местные – “Адил Соз”, Бюро по правам человека.

Галым Агелеуов, президент ОФ “Либерти”, обращает внимание на то, что именно те, кто освещал события в Жанаозене, включая актаускую газету “Лада”, “Cтан”, “К+”, “Республика”, Радио Азаттык и фонд “Либерти”, впоследствии стали мишенями для обвинений. “Было сказано, что государство дало СМИ свободу слова, но ею неправильно воспользовались, что и привело к Жанаозену. Произошла подмена понятий. Автократичность, закрытость системы привела к тому, что виновными стали журналисты, правозащитники, виновной стала оппозиция. И те 40 СМИ, которые упоминаются в докладе “Адил Соз”, действительно все были завязаны на ситуации вокруг Жанаозена”, - утверждает Агелеуов.

Юрист Сергей Уткин, защищающий в суде многие СМИ и журналистов, пострадавших от преследований по политическим мотивам, солидарен с Галымом Агелеуовым при оценке роли Жанаозена в ужесточении по отношению к независимым массмедиа. “Трудно сказать, чем руководствуется власть. Может, опасается за какие-либо будущие перемены, которые могут произойти в общественно-политической жизни. Однако появившаяся жесткость, конечно, проглядывается», - признает Уткин.

Поэтом можешь ты не быть…

Галым Агелеуов выделяет также отсутствие навыков в переговорах как у власти и бизнес-элиты, так и у рядовых граждан, которые выходят на забастовки. “Все было бы по-другому, если бы власть была грамотной, опиралась на соответствующие институты. И население  тогда было бы грамотным, а пока оно имеет потребительскую психологию. Работодатели разговаривают с позиции силы, в ответ идет обратная реакция по отношению к власти. Так и нефтяники бросаются из крайности в крайность: или дайте нам денег, или забастовка. Таким образом они ставятся на непримиримые позиции”, - отмечает собеседник.

Как уверен Агелеуов, для того, чтобы изменить ситуацию, власти необходимо дать возможность развиваться гражданскому обществу. “Главное - привлечь население, создать независимые профсоюзы, гражданские институты, на которые власть могла бы опираться при принятии решений. Это нужно для того, чтобы действительно началось построение нормальной системы в стране”, - утверждает он. Пока государство пытается контролировать традиционные СМИ,  гражданское общество постепенно формируется в социальных сетях, к примеру – в Facebook и Twitter. Именно здесь возможно высказывание альтернативных мнений.

Блогеры, общественные деятели, политики пишут посты, высказывают свое мнение, которое комментируют другие пользователи. “Мы можем быть иногда неграмотными, многие наши реплики кажутся поверхностными, но всегда появляются комментаторы, которые могут оппонировать автору. Так, с миру по нитке, накапливается серьезная работа гражданских активистов с обществом. И если государство будет принимать участие в таком общении, это может быть очень продуктивным. Главное – чтобы оно не пыталась построить забор, блокировать сайты”, - считает Галым Агелеуов.

Сергей Уткин также отмечает важную роль Интернета в нынешних условиях. Юрист приводит пример с газетой “Республика”. “После того, как закрыли всевозможные “Республики” (всего – 8 штук), назвав их “едиными СМИ”, журналисты, какую бы они газету ни стали выпускать, хоть “Веселые картинки”, их тут же закрывают, потому что говорят “раз вы там – значит, это тоже единое СМИ”. То есть журналистам не дают вообще работать, теперь они не могут трудиться ни в каких печатных СМИ”. Единственный выход – публиковаться в Интернете. “Власти понимают, что какие бы фильтры ни ставились на пути информации, в Интернете все равно через прокси люди все смотрят. И это просто бесполезно. А вот легально выходить они больше не могут, никоим образом. И это, пожалуй, можно назвать главным трендом 2012 года”, - сетует Уткин.

Таким образом – очевидно, что события, произошедшие в 2011 году в Жанаозене, отразились не только на жителях этого нефтяного городка, но и на отношении власти к той информации, которая доходит до населения через СМИ. Государство стало более ревностно относиться к тому, как преподносится та или иная новость. Тенденция к давлению на журналистов, предоставляющих альтернативную официальной информацию, продолжается, но, возможно, ситуация, как маятник, качнется в другую сторону, и государство, поняв, что опасность миновала, ослабит хватку. Ведь, в конце концов, сами СМИ не несут угрозы государству, присутствие в информационном поле палитры мнений только разнообразит общественную жизнь, а у самой власти появится больше источников о том, что заботит население.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?