Милосердный конец

Один из руководителей камбоджийского режима «красных кхмеров» Иенг Сари скончался в Пномпене на 88-м году жизни. Он находился на скамье подсудимых за преступления против человечности, совершенные Пол Потом и его приспешниками в 1970-е. Но дожить до приговора «брату №3» было не суждено

Милосердный конец

Режим «красных кхмеров», находившийся у власти в Камбодже всего четыре года, но за это время успевший уничтожить от 1 до 3 млн человек, считается одним из самых кровавых в истории. Тем не менее – должной юридической оценки преступления «красных кхмеров» до сих пор не получили. Руководитель режима Пол Пот скончался в 1998 году в подполье. Единственным участником движения, который был осужден за свои преступления, стал начальник одной из тюрем Канг Кек Леу. Следствие установило, что он был лично причастен к гибели 40 тыс. заключенных. Ему дали 30 лет.

Компанию кхмерскому тюремщику могли составить четверо высокопоставленных чиновников Демократической Кампучии. В 2007 году они были арестованы, а осенью 2011 года над ними начался судебный процесс. На скамье подсудимых оказались второе лицо в правительстве «красных кхмеров», главный идеолог движения Нуон Чеа («брат №2»), бывший премьер-министр Иенг Сари («брат №3»), его жена Иенг Тирит, занимавшая у «красных кхмеров» пост министра социальной политики, и бывший формальный глава государства Кхиеу Сампхан («брат №5»). Против них были выдвинуты обвинения в военных преступлениях и в преступлениях против человечности. Впрочем, Иенг Тирит вскоре освободили от участия в слушаниях: медики диагностировали у нее болезнь Альцгеймера и слабоумие. Разбирательство продолжается уже почти полтора года и, судя по всему, затянется еще на несколько лет.

Одного из фигурантов процесс уже не досчитался. На этой неделе прикованный к инвалидному креслу Иенг Сари скончался в госпитале Пномпеня, куда его доставили из следственного изолятора 4 марта. Почему подсудимый был госпитализирован и что стало причиной его смерти, власти Камбоджи официально не сообщают. Однако западные СМИ заявляют со ссылкой на адвокатов Сари, что у него долгие годы были проблемы с сердцем, а в последнее время он страдал от заболевания желудочно-кишечного тракта.

Иенгу Сари было 87 лет. Он родился на юго-западе Вьетнама в 1925 году в семье бедняков. Его отец был кхмером (камбоджийцем), мать — китаянкой. В юности он увлекся левыми идеями, стал убежденным маоистом. В 1951 году вступил в Коммунистическую партию Кампучии, при этом сменив данное ему при рождении вьетнамское имя Ким Чанг на кхмерское Иенг Сари. В том же году он отправился на учебу в Париж, где сблизился с Салотом Саром — будущим диктатором Пол Потом. В Париже Иенг Сари и Салот Сар породнились, женившись на сестрах Хьё Тририт и Хьё Поннари.

После возвращения на родину в 1960 году Иенг Сари был избран в ЦК компартии. Он быстро продвигался по карьерной лестнице, находясь в ближайшем окружении Пол Пота, который к тому времени уже стал генеральным секретарем партии. К концу 60-х Пол Пот, Иенг Сари, их жены и союзники образовали радикальное военизированное крыло Коммунистической партии, получившее название «красные кхмеры». При поддержке Революционной армии Кампучии они выступили против правительственных войск и в 1975 году свергли режим президента Кхмерской Республики Лон Нола.

«Красные кхмеры» установили в стране кровавую диктатуру. В результате геноцида, классовых чисток и репрессий на «полях смерти» были истреблены около 2 млн камбоджийцев — примерно четверть населения страны. Спустя всего четыре года режим пал под натиском вьетнамских войск. Пришедшее к власти новое правительство заочно приговорило Пол Пота, Иенга Сари и их соратников к смертной казни. Однако «красным кхмерам» удалось укрыться в джунглях, где они прятались на протяжении 20 лет, периодически участвуя в мелких стычках с правительственными войсками.

После смерти Пол Пота и сдачи Иенга Сари камбоджийским властям (в обмен на сохранение жизни и справедливый суд) оставшиеся в живых руководители «красных кхмеров» более десятилетия жили под домашним арестом. Лишь в 2007 году Чрезвычайный трибунал по Камбодже принял решение начать расследование уголовного дела над пособниками Пол Пота и устроить над ними суд. Иенгу Сари было предъявлено обвинение в преступлениях против человечности, а спустя два года к этому прибавилось обвинение в геноциде вьетнамского и мусульманского меньшинств.

К этому моменту фигуранты процесса достигли преклонного возраста, а некоторые из них уже утратили способность мыслить адекватно и впали в старческий маразм. В результате необходимого воспитательного эффекта судебное разбирательство не возымело: вместо группы кровавых преступников на скамье подсудимых оказалась кучка немощных стариков, способных вызвать лишь жалость.

За исключением раскаявшегося тюремщика Канга Кек Леу, к концу жизни принявшего христианство, остальные подсудимые признать свою вину в преступлениях против камбоджийского народа наотрез отказались. Уничтожая миллионы своих сограждан, эти люди были уверены в своей абсолютной правоте. Этой уверенности они не утратили до самой гробовой доски. Свои жесткие действия «красные кхмеры» объясняют суровой необходимостью: мол, народу Камбоджи угрожала погибель от рук предателей, действовавших в интересах Вьетнама и США. С этими предателями пришлось разобраться по всей строгости революционного времени.

В отличие от Германии, прошедшей путь национального покаяния за преступления, совершенные гитлеровским режимом, в Камбодже так и не состоялось полноценного осуждения деяний Пол Пота. Более того: в современном обществе его роль в жизни страны оценивается далеко не однозначно. Не затронутые репрессиями представители беднейших крестьянских слоев с ностальгией вспоминают времена «красных кхмеров». По результатам социологических опросов, около трети камбоджийских студентов считают Пол Пота самой выдающейся личностью в истории Камбоджи.

Примерно так же в некоторых постсоветских странах сегодня воспринимают фигуру Иосифа Сталина, пытаясь уравновесить десятки миллионов загубленных человеческих жизней успехами «отца народов» в промышленности и сельском хозяйстве. Видно, учиться на собственных ошибках не умеют не только камбоджийцы.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики