Давай, оружие

Узбекистан получит практически всю военную технику, оставшуюся от операции сил НАТО в Афганистане. Это решение Белого дома вызывает споры в среде экспертов: многие уверены, что вооружая режимы в Центральной Азии, Штаты закладывают мину замедленного действия, которая может взорвать весь регион. Ряд аналитиков считают, что, делая ставку на авторитарный режим президента Ислама Каримова, администрация Барака Обамы пытается дискредитировать интеграционные процессы стран ЦА с Россией. Все эти версии говорят о том, что, усиливая позиции Узбекистана в регионе, США будут ослаблять влияние Казахстана, как ключевого союзника Российской Федерации

Давай, оружие

В конце 2012 года в НАТО поступил запрос из Узбекистана об оказании содействия в сфере военного образования. В Брюсселе во время ежегодного доклада эту информацию озвучил генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен.

Тогда же авторитетная американская газета New York Times со ссылкой на свои источники в НАТО сообщила, что Узбекистан неофициально обратился к властям США, Германии и Великобритании: оставить после ухода из Афганистана ему технику и припасы.

«В списке желательных подарков - бронетехника, детекторы мин, вертолеты, навигационное оборудование и очки ночного видения, пусть даже подержанные и пропыленные", - отмечается в статье.

Издание напоминает, что в отношении Узбекистана "действует эмбарго на закупки почти всего оружия в Европе и США с тех пор, как 10 лет назад выяснилось, что политзаключенные погибли в тюрьме от воздействия кипятка, их сварили заживо».

В начале марта СМИ сообщили, что ближайший сосед Казахстана, Узбекистан, может рассчитывать на военную технику, так как американцы дают добро на оставление ее официальному Ташкенту. 10 марта из Ташкента в Вашингтон отбыла делегация Узбекистана во главе с министром иностранных дел Абдулазизом Камиловым.

Ответный визит последовал вскоре после посещения Узбекистана заместителем помощника министра обороны США Дэвидом Сидни и делегацией конгресса США  под предводительством Дана Рорабахера. Международная правозащитная организация Human Rights Watch накануне визита узбекской делегации в США выступила с заявлением, в котором призвала госсекретаря США Джона Керри оказать давление на власти Узбекистана в связи с нарушениями прав человека. Но, судя по тому, что в ходе слушаний в Палате представителей обсуждался вопрос о расширении военной помощи Узбекистану, призывы правозащитников на планы американской власти не повлияют.

Маленький гигант большого региона

В комментарии «Независимой газете» руководитель Ассоциации приграничного сотрудничества Александр Собянин сказал, что Узбекистан будет стремительно превращаться в экономического и военного гиганта региона. Это означает, что для Казахстана, Таджикистана и Кыргызстана спокойная жизнь закончилась. «Узбекистан открывается для экономической модернизации, в которую будут инвестировать западные страны под наблюдением США. Американцы определяют стратегическую линию, но сами не собираются вкладывать большие деньги в республику". Эксперты также предполагают, что эти действия преследуют и другую цель: бурным развитием Узбекистана дискредитировать идею Евразийского союза, за которую так ратует Казахстан. Однако, не все эксперты согласны с этой оценкой: на их взгляд, нынешнее экономическое положение соседней республики оставляет желать лучшего, и возможностей для качественного рывка сегодня нет.

«Эксперт Казахстан» попросил Андрея Грозина, заведующего отделом Средней Азии и Казахстана российского Института СНГ, прокомментировать информацию о возможном вооружении Узбекистана странами НАТО и стремлении официального Ташкента получить максимальное количество оружия от сотрудничества по северному маршруту поставки грузов в Афганистан и о том, какие угрозы этот процесс несет для всего региона, в том числе для Казахстана.

К каким последствиям в долгосрочной перспективе может привести довооружение Узбекистана силами НАТО и США?

Андрей Грозин: Сверхжесткий режим в Ташкенте почувствует себя гораздо более уверенно, чем сейчас. У части топ-чиновников и силовиков Узбекистана может появиться желание усилить свои позиции в случае каких-то форс-мажорных обстоятельств – все же Исламу Каримову 30 января исполнилось 75 лет. Что, на первый взгляд, лучше всего способствует укреплению благоприятного образа нового руководителя в массовом сознании? «Маленькая победоносная война». Особенно – если такая война ведется «за справедливость», «возмездие за этнические погромы», «предотвращение экологически опасных проектов».

Дружим против

Рассматривают ли страны Запада возможность применения оставляемого оружия против своих граждан, в случае возможных массовых выступлений против политики официальных властей?

Андрей Грозин: Трудно сказать. Из личного общения с рядом высокопоставленных военных США или топ-чиновников, ответственных за безопасность, у меня сложилось ощущение, что об этом варианте использования западного оружие серьезно никто не задумывается. Либо имеет место полная потеря памяти. «Андижан – 2005» наглядно продемонстрировал, что политическое руководство Узбекистана «для сохранения стабильности и мира» вполне способно массированно применить против собственных граждан оружие. Не опасаясь всерьез при этом негативной внешней реакции.

Издание «New York Times» отмечает, что в Кремле раздражены сотрудничеством Узбекистана с США в военной сфере, и что Москва будет вооружать в отместку Кыргызстан. Возможно ли это, и к чему может привести столкновение интересов США и России в Центральной Азии?

Андрей Грозин: С одной стороны, обещанные Москвой поставки Бишкеку и Душанбе, очевидно, связаны с недовольством ожидаемым оставлением в ЦА вооружения сил антитеррористической коалиции, являются своеобразным «симметрично-асимметричным ответом». Более того: не уверен, что поставки в заявленных масштабах будут осуществлены Россией, если Запад по каким-то причинам пересмотрит масштабы и номенклатуру того, что он собирается оставить Ташкенту и другим столицам региона. С другой стороны, в России реально обеспокоены общим уровнем боеготовности вооруженных сил Таджикистана и Кыргызстана, ставят под серьезное сомнение способность армий этих российских союзников парировать вызовы даже масштаба Баткенских «горных войн» 1999 и 2000 годов. С таким уровнем боеспособности эти партнеры России по ОДКБ представляют большую проблему: даже при локальном конфликте их придется спасать, используя российские воинские контингенты в дополнение к 201–й базе. Этого в России никому из элиты – ни «консерваторам», ни, тем более, «либералам» - очень не хотелось бы. Поэтому логичным выходом представляется: потратить ресурсы на оснащение вооруженных сил партнеров, их приведение хотя бы в минимально самостоятельный вид, чтобы затем не пришлось тратить гораздо более серьезные финансовые и людские ресурсы.

Второй Афганистан

Западные эксперты отмечают, что оставленное без оглядки вооружение приводит к тем печальным результатам, какие мы видим в Афганистане. Можно ли предполагать, что, вооружая Узбекистан, США рискуют получить второй Афганистан?

Андрей Грозин: Теоретически – подобное возможно. Причем возможно не в связи с американскими оружейными поставками, а в первую очередь – из-за внутренних причин, неустойчивости политической и социальной структуры страны. Будучи жестко авторитарным, режим Ислама Каримова ориентируется на силовые методики противостояния любому инакомыслию, подавление любых, часто просто надуманных оппонентов. Проблемы жестко загоняются «вглубь», накапливаются, и в случае любой внутренней дисфункции – конфликта элит в условиях транзита высшей власти, межэтнических конфликтов внутри и на границах с соседями, социальных потрясений – локальный вооруженный конфликт с соседями и «обвал» системы государственной власти могут произойти очень легко и быстро.

«Второй Афганистан» из Узбекистана последовательно строит Ислам Каримов и правящий класс страны в течение последнего двадцатилетия. Американское, западное оружие само по себе неспособно дестабилизировать обстановку, но в случае распада политической системы любое вооружение – западное, российское, китайское – будет способствовать радикализации конфликта.

Зачем Узбекистану такое количество вооружения: режим хочет запугать граждан, бравируя современным оружием, или же произвести эффект на соседей?

Андрей Грозин: Преследуются, как представляется, обе цели. Но вторая, на мой взгляд, наиболее приоритетная. Многолетняя борьба за региональную гегемонию для Ташкента – не только прихоть президента и его ближайшего окружения, не просто «великоузбекские» амбиции. Громадное количество социальных, демографических, экономических, экологических причин ставят Узбекистан в крайне тяжелое положение. Для того, чтобы снять остроту дефицита разнообразных ресурсов – земли, воды, энергии, продовольствия, валюты и смягчить давление «демографического пресса» – собственных сил и квалификации у элиты недостаточно. Единственный выход – попытаться смягчить многочисленные проблемы, став гегемоном Центральной Азии и переложив часть своих трудностей на плечи соседей. Отсюда и особенная, жесткая модель поведения Узбекистана по отношению к более слабым сопредельным государствам.

Битва народов

В связи со строительством Рогунской ГЭС Ислам Каримов говорил о возможности войны за воду в регионе; не означает ли желание получить современное вооружение подготовку Узбекистана к возможному военному противостоянию с Таджикистаном?

Андрей Грозин: Режим Каримова хотя и любит пугать соседей своим силовым потенциалом, все же, как представляется, не хотел бы доводить конфликты с ними до вооруженного столкновения. Президент Узбекистана, думаю, понимает, что даже если не брать во внимание «фактор ОДКБ», военный конфликт даже со слабыми армиями Кыргызстана или Таджикистана, во-первых, быстро перейдет из плоскости межгосударственной в стадию «битвы народов» – для этого в регионе накоплено достаточно оснований. Во-вторых, привлечет все мировые центры силы, «играющие» на поле региона. Причем эти центры не остановятся перед любыми действиями для сохранения своего влияния и отстаивания своих интересов. В-третьих, все это поставит под серьезный вопрос не только политические системы, существующие в странах гипотетического регионального конфликта, но и личные судьбы лидеров, их родственников и ближайшего окружения. Другое дело – что локальный конфликт в регионе легко может вспыхнуть и вопреки желаниям руководителей государств Центральной Азии. Любой пограничный конфликт, при неблагоприятном стечении обстоятельств и недостаточно быстрой реакции центральных властей, легко может перерасти в столкновение пограничных, полицейских, а затем и воинских частей.

Какие конечные последствия для всего региона будет иметь уход НАТО из Афганистана и кажущаяся недальновидной политика вооружения авторитарных режимов региона?

Андрей Грозин: Общее состояние безопасности в регионе будет ухудшаться. И активизируется этот процесс даже не в 2014-м, а уже в текущем году. Дополнительное оружие ведущие государства региона, несмотря на мировой экономический кризис, и так демонстрируют в последнее пятилетие; резкий рост закупок вооружения и трат на «безопасность» станет не стабилизатором ситуации, а дополнительным фактором перспективной дестабилизации ЦА. И относится это, по моему мнению, одинаково к любым масштабным военным поставкам любым государствам со стороны любых центров силы. Тут вполне уместна цитата из Чехова: «Если в первом акте на стене висит ружье, то в последнем оно обязательно выстрелит».

Статьи по теме:
Повестка дня
Казахстан

Романтика натюрморта и пейзажа

В Государственном музее искусств РК имени А. Кастеева проходят интереснейшие выставки

Спецвыпуск

Неоцененные возможности

Замедление экономики сказалось на доходах оценочных компаний: совокупная выручка организаций, участвовавших в ренкинге RAEX-2015, увеличилась всего на 0,6%. Это самая низкая динамика после кризиса 2010 года

Спецвыпуск

Помогите советом

Консалтинговые компании в полной мере сталкиваются с двоякой природой экономического кризиса, имея дело как с клиентами, которые урезают все расходы для выживания, так и с теми, кто инвестирует в преобразования и эффективность