Европа против банков

В Европе планируют ограничить размер бонусов банкиров, сделав банковский бизнес менее рисковым. Кредитные учреждения недовольны и угрожают исходом в другие юрисдикции — от Нью-Йорка до Шанхая

Многие азиатские финансовые центры уже давно обошли по своему значению Париж и Франкфурт-на-Майне, которые еще на рубеже 2000 ‑х считались ведущими конкурентами Лондона, но затем у тратили позиции из-за растущей зарегулированности. Теперь в Британии многие полагают, что и их столицу ждет та же судьба — судьба бывшего глобального финансового центра
Многие азиатские финансовые центры уже давно обошли по своему значению Париж и Франкфурт-на-Майне, которые еще на рубеже 2000 ‑х считались ведущими конкурентами Лондона, но затем у тратили позиции из-за растущей зарегулированности. Теперь в Британии многие полагают, что и их столицу ждет та же судьба — судьба бывшего глобального финансового центра

На встрече глав финансовых ведомств стран Евросоюза, прошедшей в Брюсселе 5 марта, британский министр финансов Джордж Осборн потерпел серьезное поражение: он не смог убедить 26 своих коллег из других европейских стран не вводить ограничения на премии банкиров. А ведь отправлялся Осборн на встречу в боевом настроении. «Я не могу поддержать нынешние предложения», — заявил британский министр, надеявшийся на серьезные послабления для лондонского Сити, однако его призывы не создавать новых ограничений для европейских банков не были услышаны. Даже прежние союзники по вопросам банковского регулирования, включая Швецию, Нидерланды и Германию, поддержали новые правила. Одобрили их также Европейский центробанк и Еврокомиссия.

Новые ограничения однозначно невыгодны Лондону, который остается ведущим финансовым центром Европы и даже мира (см. график). Финансовый сектор — важная отрасль британского экспорта и экономики в целом. Потому поддержка ограничений остальными странами ЕС и Брюсселя будет воспринята в Британии как очередной «звонок» по поводу перспектив страны в Евросоюзе. Правительству Дэвида Кэмерона теперь будет проще объяснить избирателям необходимость референдума о статусе Британии в ЕС, который будет проведен в случае переизбрания парламента в 2015 году.

В остальной же Европе новые правила восприняли с энтузиазмом. Там надеются, что уменьшение бонусов сделает действия банкиров менее рискованными, а это, в свою очередь, повысит надежность и стабильность всей финансовой системы. Мишель Барнье, еврокомиссар ЕС по внутреннему рынку, уверен: ограничения помогут предотвратить события, приведшие пять лет назад к финансовому кризису, расплачиваться за который пришлось налогоплательщикам. «Достаточно. Такого больше не будет», — сказал Барнье.

Введение ограничений в Евросоюзе по времени совпало с референдумом в Швейцарии, со всех сторон окруженной странами — членами ЕС, но в блок не входящей. Более 68% пришедших на избирательные участки швейцарцев проголосовали за то, чтобы ввести ограничения на размеры компенсаций топ-менеджерам крупнейших компаний (не обязательно банков). Бизнес-ассоциации предупредили, что эти предложения нанесут ущерб конкурентоспособности экономики Швейцарии, но граждан страны это не остановило.

Впрочем, все эти меры не означают, что компании банковского сектора в Европе (включая Швейцарию) начнут немедленно сворачивать бизнес. Финансовым структурам придется приспособиться к изменениям, которые в ЕС вступают в силу лишь в июле следующего года (то есть после выплаты бонусов за 2013-й). Возможно, Лондон, Цюрих и Женева еще смогут найти лазейки и побороться за звание глобальных финансовых центров, несмотря на растущую конкуренцию со стороны Нью-Йорка и азиатских мегаполисов.

Низкий потолок

Новые правила для банков Евросоюза еще не окончательны. Несмотря на то что большинство стран ЕС одобрили план, обсуждение деталей займет еще какое-то время. Европейский парламент в Страсбурге будет голосовать по вопросу введения ограничений на бонусы лишь в апреле. Поэтому в Лондоне надеются, что каких-то послаблений еще смогут добиться.

Что же предлагают европейцы? В Брюсселе считают справедливым установить верхний предел годовой премии в банковском секторе в 100% от годового уровня зарплаты (до выплаты налогов). Этот лимит может вырасти до 200%, если предложение одобрит не менее двух третей акционеров финансового института. Новый режим будет применяться ко всем 8,3 тыс. банков Евросоюза, включая их филиалы за границей. Это означает, что сотрудник европейского банка в Чикаго или Гонконге будет сталкиваться с теми же ограничениями, что и его коллеги в Лондоне или в Париже. Кроме того, в Брюсселе считают, что ограничения должны применяться в филиалах иностранных банков (например, американских, китайских или российских) в странах ЕС. Такая норма подразумевает, что все игроки европейского банковского сектора оказываются в одинаковых условиях.

«Многие инвестбанки, по сути, работали как любой другой бизнес в сегменте продаж. Трейдеры получали относительно небольшую базовую зарплату, однако могли претендовать на значительные премиальные — в десять или двенадцать раз больше их ставки. Предложения Брюсселя означают радикальный пересмотр структуры компенсаций», — говорит Фелисити Хакл, консультант хедхантерской компании AS Recrutiment.

Суть грядущих перемен очевидна, но далеко не все уверены, что эти перемены сделают банковский бизнес в Европе устойчивее. «Понятно, что в Брюсселе преследуют цель сделать банки более безопасными и способными противостоять финансовым кризисам. Однако ответная реакция кредитных учреждений очень предсказуема: они лишь повысят базовые зарплаты, сохранив потенциальный размер общих выплат сотрудникам на прежнем уровне. Это увеличит фиксированные издержки банков на оплату труда сотрудников, что сделает их менее гибкими. В случае кризиса это очевидный минус», — говорит Саймон Тилфорд, экономист Центра европейской реформы в Лондоне.

Иными словами, стремление ограничить премиальные не имеет большого смысла, если у регулятора нет возможности ограничивать размер зарплат в банках. «Закон сообщающихся сосудов никто не отменял. Если надавить в одном месте, то в другом уровень повысится», — поделился с «Экспертом» аллегорией сотрудник инвестбанка Goldman Sachs в Лондоне. По его мнению, новые правила не приведут к снижению рисковой активности трейдеров. Так, если бонусы по сегодняшним правилам выдаются траншами с задержкой в несколько лет, что требует среднесрочного подхода в бизнесе, то при росте базовых зарплат деньги будут выплачиваться сразу. И некоторые трейдеры по-прежнему захотят идти на риск, не опасаясь за судьбу бонусов через несколько лет — но надеясь на повышение основной ставки.

В ожидании исхода

Брюссель и большинство европейских правительств продолжают настаивать: подобные меры необходимы. Однако реакция финансового сектора оказалась резко отрицательной. «Те банки, которым необязательно находиться в Европейском союзе, уйдут оттуда. И когда оставшиеся фининституты будут вкладывать в растущие филиалы или подразделения, они окажутся за пределами ЕС. Вполне вероятно, что правила означают капитуляцию Европы перед растущими финансовыми секторами Америки и Азии», — заявил Джо Рандл, главный трейдер в лондонском хедж-фонде ETX Capital.

Этой же точки зрения придерживается и мэр Лондона Борис Джонсон, заявивший, что Сингапур или Нью-Йорк в будущем упрочат свое положение крупнейших финансовых центров за счет ослабления таких центров в Европе. Многие азиатские финансовые центры уже давно обошли Париж и Франкфурт-на-Майне, которые еще на рубеже 2000-х считались главными конкурентами Лондона, но затем сдали позиции из-за растущей зарегулированности. Теперь в Британии многие полагают, что и их столицу ждет та же судьба — судьба бывшего глобального финансового центра.

Так, у банка HSBC штаб-квартира в Лондоне. Однако основан он был в Гонконге и в Шанхае в 1865 году, а штаб-квартиру в британскую столицу перенес лишь в 1993-м. И более половины своих мировых доходов банк получает в Азии. Вероятность возвращения головного офиса в Азию обсуждается в лондонском Сити уже несколько лет по мере роста числа новых ограничений в Британии. Примерно так же обстоят дела и у британского банка Standard Chartered: три четверти его доходов создаются в экономиках Азии и Африки.

«Банки, равно как и другие финансовые институты, становятся все более мобильными и менее привязанными к историческим местоположениям. Резкое ухудшение условий в ЕС может привести к тому, что ряд европейский банков сменит юрисдикцию, став азиатскими, ближневосточными или американскими. Понятно, что это может очень плохо сказаться на лондонском Сити», — считает Мартин Бек, экономист консалтинговой компании Capital Economics.

Причем пострадают не только британские и европейские банки, но и весьма влиятельные офисы американских фининститутов — J. P. Morgan, Bank of America, Goldman Sachs и Citibank, — которые разместили в Лондоне свои европейские штаб-квартиры. Так, сотрудники их лондонских офисов будут теперь зарабатывать меньше денег при одинаковом объеме работы, чем их коллеги в США или Азии. Что в долгосрочной перспективе сделает Лондон менее привлекательным местом для выстраивания карьеры банкира.

Впрочем, собеседники «Эксперта» считают, что банки могут перехитрить политиков, воспользовавшись обходными правилами. «Одним из вариантов может стать изменение структуры занятости в инвестбанках, где делаются основные деньги и платятся бонусы. Так, банк может перевести своих сотрудников “на субподряд”, когда каждый является владельцем собственной компании, в которой он работает на себя. Вместо бонусов они смогут платить себе дивиденды, по сути, сохранив прежний уровень доходов», — рассказывает Фелисити Хакл. Такие меры, хотя и потребуют усилий, помогут сохранить ключевых сотрудников в Лондоне и других европейских финансовых центрах.

Все-таки гавань

Куда сложнее искать обходные пути будет в Швейцарии, где по итогам референдума вводятся одни из самых строгих корпоративных правил в мире. Так, акционеры получат право вето по зарплатам топ-менеджмента, большие компенсации уходящим в отставку президентам запретят, а нарушение правил будет чревато уголовной ответственностью. Такая строгость стала реакцией на многомиллиардные убытки в швейцарском банковском гиганте UBS и на финансовые проблемы в фармацевтической компании Novartis. Однако эти правила будут касаться лишь швейцарских компаний, имеющих листинг на фондовом рынке страны.

Последнее обстоятельство означает, что Швейцария может выиграть от ужесточения правил в остальной Европе. Так, новые правила не будут касаться хедж-фондов в Цюрихе или Цуге и сырьевых компаний в Женеве и Лозанне, перебазировавшихся в Швейцарию из других европейских стран в последние годы. Большинство из них не являются открытыми акционерными обществами, поэтому смогут самостоятельно определять уровень доходов своего менеджмента. Новые правила коснутся их лишь в том случае, если они решат провести листинг на бирже, причем в Швейцарии. Если же они предпочтут разместить свои акции в Гонконге или Нью-Йорке, то сохранят самостоятельность в принятии решений. Поэтому в Лондоне ожидают, что часть финансового сектора Британии в ближайшие годы переместится в швейцарские кантоны.

Лондон

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?