Непорочная связь

В TeliaSonera оценивают IPO своей казахстанской «дочки», сотового оператора Kcell, позитивно и прогнозируют рост доходов этой компании по итогам текущего года чуть ниже 10%

Вейсел Арал
Вейсел Арал

Наверное, ни с одной из международных компаний, представленных в Центральной Азии, за последние несколько месяцев не было связано столько разнонаправленных новостей, как с финско-шведским холдингом TeliaSonera. В прошлом декабре казахстанская дочка компании — мобильный оператор Kcell — провела первичное размещение акций сразу на двух площадках — в Алматы (KASE) и Лондоне (LSE). Компания смогла сгенерировать по этому поводу массу позитивной информации.

Но осенью прошлого же года деятельность TeliaSonera в Центральной Азии (главным образом речь шла об Узбекистане и Казахстане) была подвергнута критике шведскими журналистами, заподозрившими компанию в коррупционных схемах (см. подробнее «Как швед под Тянь-Шанем» в «Эксперте Казахстан» от 4 февраля 2013 года). Впоследствии компании пришлось заказывать независимое специализированное исследование, призванное очистить репутацию и отразить наветы шведских СМИ.

В начале февраля в региональном подразделении компании произошли перестановки: главный исполнительный директор Kcell и руководитель по Центрально-Азиатскому региону Вейсел Арал был назначен президентом Евразийской бизнес-зоны TeliaSonera. Г-н Арал возглавил евразийское направление холдинга в не самое спокойное для TeliaSonera время. Возможно поэтому в беседе с «Экспертом Казахстан» г-н Арал был предельно краток и, как может показаться, говорил не вполне откровенно. В особенности это касается болевых точек мобильного оператора в РК: отношений компании с госорганами, ставок интерконнекта, инвестиционных планов. Впрочем, о перспективах развития рынка Вейсел Арал рассказал довольно доходчиво.

На то он и регулятор

— Вейсел, мы хотели бы поздравить вас с недавним назначением, пожелать успехов на этой должности. Первый вопрос, который возникает в этой связи — с чем связано ваше назначение, какие задачи ставятся перед вами?

— Я сменил на этой должности Теро Кивисаари, который с октября 2012 г. выполнял две функции после своего назначения президентом бизнес-зоны мобильных услуг в дополнение к работе на посту президента Евразийской бизнес-зоны. Евразию по-прежнему можно охарактеризовать как двигатель роста и развития TeliaSonera, и моей первоочередной задачей будет обеспечение соответствия нашего развития и роста стратегии и политике нашей группы компаний.

— Несколько месяцев назад шведские СМИ распространили информацию, в которой подвергали сомнениям добросовестность вашей компании в работе на рынках стран Центральной Азии. Вскоре компания инициировала независимое расследование. На каких материалах основывалось расследование, каковы основные выводы, к которым пришли специалисты Mannheimer Swartling?

— В результате проведенной оценки расследование пришло к выводу, что свидетельства вовлеченности TeliaSonera в дачу взяток или отмывания денег отсутствуют. Однако при этом Mannheimer Swartling сделала вывод, что внутренние механизмы контроля были недостаточны для того, чтобы выявить личность местного партнера в Узбекистане, и именно за это группу критиковали в шведских СМИ.

— Иностранные инвесторы всегда партнерски настроены по отношению к правительствам стран присутствия, но все-таки между регулирующими государственными органами и бизнесом нередко бывают моменты если не конфликтные, то вызывающие напряженность, спорные вопросы. Что бы вы отметили в числе таких спорных вопросов применительно к нашей стране?

— Как и во всех других странах, где мы работаем, нашим приоритетом является соблюдение в нашей деятельности всех местных законов и норм, установленных государством. Казахстан в этом отношении не является исключением.

— Периодически мобильные компании РК обвиняют в картельном сговоре. Не касаясь справедливости тех или иных обвинений, насколько это характерная ситуация для развивающихся рынков? Можно ли назвать разбирательства вокруг картельных сговоров характерной чертой стран нашего региона?

— Нет, я так не думаю. Каждый из развивающихся рынков имеет свои особенности, которые способны привести к вызванным конкуренцией коммерческим конфликтам между поставщиками услуг. Однако регулятивные органы существуют и работают над такими проблемами согласно законам и нормативам страны, и, в конце концов, все поставщики услуг должны им подчиняться.

Наступая на смартфонах

— Объем казахстанского рынка мобильной связи оценивается в два миллиарда долларов. Каковы перспективы развития этого рынка в перспективе ближайших 3–5 лет?

— В Казахстане все еще недостаточно распространены смартфоны. Около 12 процентов наших подписчиков имеют использующие большой объем данных смартфоны на основе операционных систем Android, iOS и Windows. Таким образом, пока не вырастет уровень использования смартфонов, количество потребляемых данных останется низким, что не способствует росту среднего дохода на абонента от получения данных. В настоящее время этот показатель у нас — 1 доллар, а в России, тенденции развития которой, как правило, повторяются и в Казахстане, он равен около 2,5 доллара. В России потребление данных уже составляет более 600 мегабайт, так что перед нами — долгий путь развития. Для развития рынка смартфонов в Казахстане должна работать сеть, а терминалы стать доступными. Надеемся, что уже в этом году или в ближайшем будущем на рынок выйдут китайские торговые компании с предложением смартфонов по цене до ста долларов, и это изменит картину с точки зрения потребления данных. Китайцы уже располагают сравнимыми с iPhone 3G смартфонами по цене около 120 долларов. Но положение дел действительно изменится, когда мы уйдем ниже отметки в сто долларов. Ожидаем, что рост в сегменте смартфонов в 2013 году составит двузначную цифру.

— Какой по вашим прогнозам будет EBITDA и чистая прибыль сотовых операторов РК и непосредственно Kcell в ближайшие 2–3 года? Что будет решающим образом влиять на прибыльность сотовых операторов в Казахстане в 2013–2015 годах?

— Я не могу комментировать ход дел других операторов мобильной связи в Казахстане, но что касается Kcell, в 2013 году мы ожидаем рост доходов на уровне несколько ниже десяти процентов, а рентабельность по EBITDA, исключая разовые расходы, останется на очень хорошем уровне — около 50 процентов на протяжении всего года. Прогнозируемое соотношение капитальных затрат к продажам — немногим более десяти процентов.

В 2013 году Kcell занимает хорошее положение для получения выгод от существенного потенциального роста рынка мобильной передачи данных в Казахстане. Мы планируем и дальше разворачивать нашу сеть 3G в целях расширения зоны покрытия. Kcell стремится оставаться лидером рынка с точки зрения доходов и количества абонентов за счет предложения продуктов и услуг по конкурентным ценам, расширения ассортимента продуктов и услуг, обеспечения высокого качества своей сети и повышения стоимости своего бренда.

Мы действительно испытываем высокое конкурентное давление, но, несмотря на это, на повышение нашей доходности влияет стремительный рост в сегменте услуг передачи данных, и мы ожидаем, что он продолжится и в текущем году.

С выходом на рынок Tele2 существенно выросла конкуренция, но представляется, что мы с этим справляемся. У нас хорошее положение, чтобы сохранять отличную прибыльность и генерирование денежных потоков и в то же время защитить свою долю рынка.

Кроме того, снижение предельной ставки налогообложения, изменения в законодательно-нормативной базе, в том числе касающиеся максимальных тарифов, установленных для внутрисетевых и внесетевых вызовов и выхода в интернет и системы выставления счетов, серьезно повлияли на нашу доходность в прошлом году. Полагаем, что в году текущем влияние изменений в законодательно-нормативной базе на наши итоговые результаты будет минимальным.

— Насколько, по-вашему, адекватна текущая стоимость мобильной связи в РК, в том числе и интерконнекта? Каковы предпосылки для снижения и на сколько процентов могут быть снижены цены на мобильную связь в нашей стране?

— Рынок телекоммуникационных услуг в Казахстане — единственная отрасль в стране, в которой тарифы для конечных потребителей, в том числе на интерконнект, постоянно снижались. А Kcell принимала активное участие в таком развитии событий, в том числе посредством большого набора региональных тарифов со специальными низкими ставками на внутрисетевые звонки в пределах региона проживания. У нас есть также пакеты услуг безлимитной голосовой связи и другие пакеты услуг голосовой связи, которые дают нашим абонентам возможность звонить по цене один тенге в минуту. Наши абоненты ценят это, о чем свидетельствует наш мониторинг роста количества минут связи в сети Kcell.

— Долгое время на казахстанском рынке присутствовали по сути два оператора, одним из которых является дочка TeliaSonera — Kcell. Недавно в борьбу за абонентов довольно успешно ввязалась компания Tele2. Как вы оцениваете рост конкуренции на рынке мобильной связи в Казахстане и других странах региона? Какое изменение рыночной доли Kcell в этом сегменте вы ждете в ближайшие несколько лет? Насколько конкуренция давит на показатели чистой прибыли компании?

— Телекоммуникационный рынок Казахстана отличался высоким уровнем конкуренции задолго до того, как в 2011 году на него вышла Tele2. Kcell также конкурировала с Beeline, начиная с 2005 года. Работал и оператор CDMA, Altel, и у него также были сильные позиции в ряде районов Казахстана. Не стоит забывать и о третьем местном операторе GSM, которого приобрела Tele2. В настоящее время в стране с населением несколько больше 16 миллионов человек работает четыре оператора, что объясняет достаточно высокий уровень конкуренции.

Несмотря на такую конкурентную среду, в исторической перспективе нам удалось добиться значительных успехов на нескольких фронтах. У нас прочные позиции в корпоративном сегменте, где средний доход на абонента выше, чем в сегменте массового рынка, и в то же время мы остаемся лидерами на рынке массовых услуг с точки зрения как голосовой связи, так и растущих объемов передачи данных. Как я уже говорил, полагаю, что в Казахстане сохранятся потенциал роста рынка передачи данных, и, по-моему, Kcell находится в хорошем положении, чтобы этим воспользоваться, благодаря своим инвестициям в услуги 3G, особенно в таких крупных городах, как Алматы, Астана, и других. Мы ставим в центр внимания интересы потребителей, что помогло обеспечить лояльность наших абонентов на уровне 77,9 пункта (согласно рейтингу EPSI). Таким образом, если мы сохраним гибкость и внимание к интересам потребителей в ходе предоставления своих услуг, я не считаю, что на нас окажет чрезмерное влияние конкуренция.

— Голосовая связь — не единственный сектор деятельности TeliaSonera в Казахстане и регионе. Как вы оцениваете рост казахстанского рынка мобильного интернета? Какую долю на нем компания занимает сейчас? Сколько планируется взять в ближайшие несколько лет?

— Как вам известно, Kcell — компания, зарегистрированная на Казахстанской и Лондонской фондовых биржах, и, к сожалению, я не могу дать ответ на этот вопрос, поскольку он будет считаться заявлением прогнозного характера.

Пять лет на широкую базу

— Какова общая сумма инвестиций компании в Центрально-Азиатский регион и в Казахстан конкретно планируется в ближайшие 3–5 лет? На что пойдут эти деньги?

— Стратегия группы TeliaSonera состоит в том, чтобы рассматривать возможности роста в рамках зоны нашего присутствия в регионе. От дальнейших комментариев мне придется воздержаться, поскольку это также вопрос прогнозного характера.

— Как вы оцениваете перспективы развития технологии 3G в Казахстане? Не отстает ли ваша казахстанская «дочка» по покрытию от конкурентов? Какой вклад в чистую прибыль будет давать использование мобильного интернета в будущем, на ваш взгляд?

— Kcell занимает хорошие позиции для того, чтобы получить выгоды от существенного потенциала роста услуг мобильной передачи данных в Казахстане. Мы развернули сеть 3G во всех крупных региональных центрах страны и продолжаем развивать ее, создавая дополнительные базовые станции 3G. Недавно мы завершили второй этап развертывания, и в настоящее время около 45 процентов из 5300 узлов сотовой связи работают в системе 3G. Со временем мы планируем достичь 65 процентов совместного размещения оборудования 2G и 3G в своих узлах сотовой связи. Стоит напомнить, что Kcell создала больше станций 2G и 3G, чем любой из ее конкурентов. Доходы от услуг передачи данных росли быстрыми темпами с очень низкой базы, и по мере распространения смартфонов мы надеемся в 2013 году на рост, выражающийся двузначными цифрами. Услугами 3G пользуются почти два миллиона абонентов Kcell, что подтверждает уровень развития связи 3G в нашей сети. Полный охват более широкой базы абонентов займет приблизительно 5 лет.

— Как вы оцениваете итоги IPO, проведенного Kcell? У Казахтелекома компания выкупила 49% исходя из цены всей компании 3,1 миллиарда долларов, а размещение — исходя из цены 2,1 миллиарда. Почему Teliasonera согласилась с такой существенной разницей?

— Результаты IPO были очень хороши. В итоге нам удалось привлечь 525 миллионов долларов, и те, кто приобрел акции Kcell с первого дня, заработали на их стоимости более 30 процентов. TeliaSonera считает, что текущая оценка является вполне разумной в нынешних инвестиционных условиях, если учитывать стратегическую ценность Kcell для TeliaSonera. Также важно не забывать и то, что при преобразовании актива в публичный всегда имеет место дисконт приблизительно на 15 процентов по сравнению с ценами слияний и поглощений.     

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?