Кто на новенького?

Невеселой будет десятая годовщина начала Иракской войны. События последних недель позволяют говорить, что страна находится на пороге новой гражданской войны

Кто на новенького?

В первый день весны министр финансов Ирака Рафия аль-Иссави, суннит по вероисповеданию, объявил об уходе в отставку. Арест девяти телохранителей Иссави в конце декабря прошлого года спровоцировал политический кризис в Ираке. Акции протестов суннитов против возглавляемого шиитами правительства не стихают до сих пор.

«Я не хочу работать в правительстве, которое не уважает иракскую кровь и иракский народ!»- заявил Иссави - кстати, первый высокопоставленный чиновник, добровольно ушедший в отставку по политическим соображениям, - на многолюдном митинге в Рамади.

Отставка главного финансиста Ирака, которую еще должен утвердить премьер Нури аль-Малики, прошла под привычный аккомпанемент взрывов. На рынке шиитской Дивании взлетели на воздух две машины, начиненные взрывчаткой. Пять человек погибли, десятки получили ранения…

Знакомый сценарий с местными нюансами

Ситуация, сложившаяся сейчас, за две недели до десятой годовщины начала Иракской войны, имеет все признаки Арабской весны: десятки тысяч манифестантов, регулярно выходящих на улицы Багдада и других иракских городов, постоянный палаточный лагерь демонстрантов и требования ухода еще одного «диктатора». С другой стороны - налицо местные нюансы. Например: акции протеста проводят люди, которых трудно заподозрить в защите демократии и прав человека.

На грань Арабской весны Ирак поставили представители суннитского меньшинства, три десятилетия наслаждавшегося при Саддаме Хусейне привилегиями. Те самые сунниты, которые еще недавно воевали с американскими и британскими войсками.

Или еще одно отличие: во главе иракской весны стоят не розовощекие студенты, пропадающие в Facebook, а закаленные годами партизанской борьбы с западными интервентами ветераны саддамовской партии «Баас».

Что касается иракского варианта постоянного палаточного лагеря протестующих, наподобие каирского на площади Тахрир, то он находится в окрестностях Фаллуджи - центра восстания суннитов, который еще совсем недавно называли «могилой американцев».

Граждане второго сорта

Врагами суннитских повстанцев сейчас являются не американские и английские интервенты, а демократическое правительство Ирака. На демонстрациях сунниты, составляющие примерно треть 33-миллионного населения Ирака, распевают речевки, в которых говорится, что шиитское правительство Малики обращается с ними, как с гражданами второго сорта. Такие лозунги вполне могут привести к возобновлению гражданской войны между суннитами и шиитами, закончившейся шесть лет назад.

«Это мирные и цивилизованные протесты, - уверяет суннитский парламентарий Хамид аль-Обайд. - Мы требуем только соблюдения наших основных прав. Мы хотим одного: чтобы правительство справедливо обращалось с нами».

Драконовские антитеррористические законы, по мнению суннитов, сейчас используются лишь для того, чтобы бросать в тюрьмы их невинных единоверцев, а закон, навязанный американцами для того, чтобы избавить страну от сторонников Саддама, позволяет отказывать им в приеме на работу. Особенно суннитов раздражает то, что их не подпускают к службе безопасности Ирака.

Шииты все обвинения в дискриминации суннитов отвергают. Они утверждают, что антитеррористический закон сейчас так же необходим, как и несколько лет назад. Что касается представительства суннитов во власти, то у них сейчас есть в парламенте собственный блок. Относительно же дискриминации - они считают, что сунниты сейчас пожинают плоды, посеянные ими самими при Хусейне.

Ко мне, Мухтар

Главное опасение заключается в том, что, несмотря на мирную риторику, мирные (пока) демонстрации в любой момент могут спровоцировать возврат сектантского конфликта, который в 2005-8 годах унес жизни более 30 тыс. иракцев.

Впрочем, сектантский конфликт уже вернулся. По крайней мере - присутствуют все его признаки. От предыдущего его пока что отличают только масштабы. Но это, как говорится, дело наживное. До пика того конфликта, когда в 2006 году ежемесячно погибали по 3 тыс. человек, еще далеко. Сейчас тоже почти каждый день слышны автоматные очереди и взрывы бомб, но они пока еще уносят жизни «только» в среднем 50 человек за неделю.

Конечно, шииты не сидят сложа руки. Их милиция, так называемая армия Мухтара - кстати, поддерживаемая единоверцами из Тегерана, - проводит акции устрашения в суннитских кварталах Багдада. Чаще всего это показательные похищения и жестокие убийства.

О создании армии Мухтара заявил в феврале по телевидению бородатый шиитский имам Ватик аль-Баттат. По его словам, она необходима для того, чтобы Ирак не превратился во вторую Сирию, где сунниты сейчас борются с поддерживаемым Ираном шиитским режимом.

Армия Мухтара сменила схожую организацию – «Лигу справедливости», которая в годы войны совершила тысячи нападений как на войска союзников, так и на милицию суннитов, а сейчас фактически превратилась в политическую партию и открывает по всей стране отделения и религиозные школы.

Кто прав, а кто виноват?

Нынешнее обострение отношений между шиитами и суннитами спровоцировал арест в декабре 2012 года телохранителей аль-Иссави по обвинениям в терроризме. Власти утверждали, что люди министра финансов совершали убийства вместе с телохранителями суннитского вице-президента Тарика аль-Хашеми, который был заочно приговорен к смертной казни и бежал из Ирака.

Противники Малики уверены, что по обвинению в терроризме с таким же успехом можно посадить за решетку и многих его сторонников и телохранителей. Они также утверждают, что он возродил в Ираке диктатуру одного правителя.

Сунниты обвиняют 62-летнего премьера, подписавшего смертный приговор Саддаму Хусейну, в том, что он нарушил соглашения о разделе власти для того, чтобы поставить своих людей на главные посты в силах безопасности. Политики из оппозиции обвиняют Малики в тактике запугивания. Он очень любит ставить танки рядом с домами политических противников и являться на заседания кабинета министров с телохранителями, больше похожими на бандитов.

По словам Нури аль-Малики, сотни членов шиитской милиции сейчас тоже сидят в тюрьмах по обвинениям в терроризме. Что же касается власти, то он устал за шесть лет предотвращать гражданскую войну и с удовольствием готов отдать премьерское кресло любому желающему.

В предгрозовой ситуации, возникшей накануне десятой годовщины начала войны в Ираке, в равной или неравной мере виноваты обе стороны. Сильно виновато и наследие Саддама, которое пока еще не удалось преодолеть: глубокие подозрения и закон, по которому победитель забирает все, а проигравший все теряет.

Сунниты и шииты спорят до хрипоты, но в одном они соглашаются: в стране существует вполне реальная угроза гражданской войны. Нури аль-Малики недавно предупредил, что если в Сирии падет режим Башара Асада, то в Ираке почти наверняка начнется сектантская война. И на этот раз, как справедливо опасаются многие иракцы, разбираться с ней придется только им самим – американцев и англичан рядом не будет. 

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее