Moleskine растащат по кусочкам

Легендарный производитель блокнотов, которыми пользовались Пикассо, Хемингуэй, Уайльд и ван Гог, размещается на Миланской фондовой бирже. У бренда, возрожденного полтора десятилетия назад, дела идут превосходно. Компания рассчитывает получить от инвесторов в ходе первичного выпуска акций 300 млн евро

Moleskine растащат по кусочкам

Умение писать от руки становится все менее востребованным навыком в компьютеризированном мире. Многие держат ручку в руках, только когда ставят подпись под документами. С повсеместным распространением смартфонов необходимость в записных книжках и ежедневниках практически полностью отпала. Производители канцелярских принадлежностей, чтобы выжить, диверсифицируют бизнес или переходят на смежные рынки. На их фоне процветание компании Moleskine кажется настоящим чудом, нарушающим ход времени.

Успехи последних лет позволили издательству начать первичное размещение акций на открытом рынке. По сведениям источников издания The Financial Times, близким к компании, переговоры об IPO начались в минувший понедельник. Они продлятся примерно четыре недели, в течение которых Moleskine постарается убедить инвесторов в собственной перспективности. Выход на биржу запланирован на конец марта — начало апреля.

Издательство рассчитывает привлечь в результате размещения ценных бумаг не менее 300 млн евро. Аналитики называют эту цифру весьма реалистичной: скорректированные финансовые показатели за прошлый год указывают на возможную оценку компании почти в 500 млн евро. Основной акционер Moleskine — компания Syntegra — планирует оставить солидный пакет себе, чтобы заработать на ожидаемом росте котировок.

Разрешение провести IPO компания получила от Миланской биржи в прошлом году. Однако перед парламентскими выборами в Италии фондовый рынок просел на 4,5% из-за опасений по поводу политической неопределенности. В результате несколько первичных размещений были отложены. Теперь компании, готовые к IPO (а в их числе — и Moleskine), должны доказать инвесторам, что спрос на их продукцию будет устойчиво расти, несмотря на возможное давление извне.

Moleskine — это не простой бренд с историей. Это икона стиля, признак утонченного вкуса, показатель принадлежности к креативному классу и своего рода религия. Moleskine среди канцелярских товаров — как Apple среди гаджетов. Писать что-либо в обычном блокноте — это одно дело, а писать то же самое в молескине — совсем другое. Обладание строгой записной книжкой в черном переплете с тканевой закладкой ляссе и эластичной лентой, обхватывающей обложку, повышает значимость человека в собственных глазах и в глазах окружающих.

Более того: «молескинизм» сегодня является особой субкультурой. Сообщества почитателей легендарных записных книжек разбросаны по всему свету, в основном они состоят из творческих личностей, и они делятся друг с другом в Интернете идеями, на которые их вдохновили молескины. Предложенные пользователями дизайнерские находки часто ложатся в основу новых коллекций блокнотов.

Записные книжки, похожие на современные молескины, были популярны во Франции и других странах Европы еще в XIX веке. Они не имели собственного названия, а выпускала их небольшая семейная фабрика в городе Туре. Сохранились свидетельства, что блокнотами этого производителя пользовались такие выдающиеся личности в мире авангардного искусства, как Жан-Поль Сартр, Гийом Аполлинер, Эрнест Хемингуэй, Оскар Уайльд, Гертруда Стайн, Пабло Пикассо, Анри Матисс, Винсент ван Гог и многие другие. Секрет успеха именно этих записных книжек заключался в их, как бы сказали сегодня, эргономичности. Небольшой формат, твердый переплет, разлинованные страницы и закладка идеально подходили для создания эскизов и литературных набросков на свежем воздухе или за столиком кафе.

Особым почитателем и популяризатором «протомолескинов» был английский писатель Брюс Чатвин. Именно он дал название этим записным книжкам. В одном из своих произведений Чатвин оставил подробное описание того, каким должен быть настоящий молескин. В 1986 году предприятие-мануфактура, выпускавшее классические блокноты, закрылось в связи со смертью его владельца. Однако спустя 11 лет группа итальянских художников основала в Милане небольшую издательскую компанию Modo & Modo и зарегистрировала торговую марку Moleskine, возродив производство записных книжек по оставленным Чатвином описаниям.

В 2006 году стартап вместе с брендом был куплен компанией Syntegra (бывшая Capital Europe), и уже через год издательство переименовали в Moleskine. С тех пор началось его восхождение к вершинам успеха. Компания значительно расширила ассортимент: в дополнение к классическим молескинам были представлены блокноты с разноцветными обложками и разного формата — всего несколько десятков вариаций. Широкое распространение получили тематические блокноты: с нотным станом для музыкантов, с раскадровкой для режиссеров и сценаристов, со специальными блоками для записи рецептов. Вниманию публики представлены молескины, выполненные в духе разных городов мира, а также оформленные в стилистике Хоббита, Микки-Мауса или Маленького Принца.

В прошлом году Moleskine замахнулся на невозможное: компания решила интегрировать свои записные книжки с цифровыми технологиями. Началось с того, что для планшетных компьютеров были выпущены чехлы, имитирующие обложки классических молескинов. Далее - Moleskine в сотрудничестве с облачным сервисом хранения информации Evernote разработал записные книжки со специальными страницами и наклейками, информацию с которых при помощи смартфона можно передавать в «облако». Наконец, пользователи получили возможность загружать свои фотографии на специальный сервер и печатать фотокниги в молескиновом стиле. Совместив несовместимое, Moleskine выставил на посмешище скептиков, заявляющих, что в XXI веке бумажные блокноты никому не нужны.

Достаточно высокая цена на продукцию Moleskine (от 10 евро за блокнот) создает дополнительный ореол элитарности, что делает эти записные книжки еще более желанными. В 2012 году продажи компании выросли на 17% — в основном за счет увеличившегося спроса в Азии и США. Хорошо поставленная сеть ритейла и онлайн-продажи дают основания рассчитывать на дальнейший рост и на интерес со стороны инвесторов, а значит — и на долгую счастливую жизнь.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?