Двадцать лет на качественный рывок

Сокращение трудовых ресурсов КНР — свершившийся факт. Новому китайскому руководству предстоит решить, как обеспечить экономический рост в отсутствие главного конкурентного преимущества — дешевой рабочей силы

Китай катится вниз по склону демографической горы из-за быстрого старения населения и низкого коэффициента рождаемости. Полный отказ от политики «одна семья — один ребенок» позволит по днять коэффициент рождаемости в стране с 1,5 до 1,7, однако он в любом случае останется ниже уровня простого воспроизводства населения
Китай катится вниз по склону демографической горы из-за быстрого старения населения и низкого коэффициента рождаемости. Полный отказ от политики «одна семья — один ребенок» позволит по днять коэффициент рождаемости в стране с 1,5 до 1,7, однако он в любом случае останется ниже уровня простого воспроизводства населения

В 2012 году Китай вступил в новую фазу развития — впервые за последние тридцать лет трудовые ресурсы страны начали сокращаться. По данным Государственного статистического управления КНР, в 2012 году число работников в возрасте 15–59 лет уменьшилось на 3,45 млн человек — до 937 миллионов.

Особую тревогу в КНР эти данные вызывают на фоне наметившегося замедления экономического роста. В 2012 году прирост ВВП Китая оказался самым незначительным за последние тринадцать лет — 7,8%. Не лучше обстоят дела с экспортом, который показал худший результат с 2009 года (вырос всего на 7,9%), прямыми иностранными инвестициями — самыми незначительными с 2010 года (3,7%) и розничными продажами, самыми низкими с 2006 года (14,3%).

По прогнозу главы Госстата КНР Ма Цзяньтана, сокращение трудоспособного населения продолжится минимум до 2030 года. «Мы должны обратить на этот факт самое пристальное внимание», — заявил он на пресс-конференции в Пекине. Но если диагноз для китайских властей уже ясен, то способы лечения еще предстоит определить.

Демографический кризис

В сокращении трудовых ресурсов большинство специалистов обвиняют политику ограничения рождаемости. Китайское правительство с гордостью утверждает, что благодаря проводимым им мерам с 1979 года в КНР не родилось 400 млн человек, а страна смогла успешно провести экономические реформы и повысить уровень жизни населения. Власти Китая часто приводят в пример Индию: до начала проведения политики «одна семья — один ребенок» в КНР демографическая ситуация в обеих странах была практически одинаковой. В отличие от Китая Индия не пошла на ограничение рождаемости и так и не смогла побороть бедность.

В 2012 году эксперты все больше склонялись к мнению, что Китай смог бы добиться не меньших успехов в экономике без жесткого контроля за рождаемостью, и вспоминали лозунг Мао Цзэдуна «Чем больше людей, тем мы сильнее». В ноябре прошлого года открытое письмо с призывом отменить политику «одна семья — один ребенок» подписали более 30 известных специалистов. «Китай катится вниз по демографической горе из-за быстрого старения населения и низкого коэффициента рождаемости. Сохранять политику “одна семья — один ребенок” то же самое, что катиться с горы и одновременно давить на газ. Это лишено здравого смысла», — считает Ван Фэн, директор Brookings-Tsinghua Center.

Однако китайские власти уже заявили, что пересматривать политику «одна семья — один ребенок» не собираются. «Китай будет придерживаться государственной политики планового деторождения и рассматривать в качестве первоочередной задачи стабилизацию низкой рождаемости», — заявила на конференции в Пекине Ван Ся, начальник Государственного комитета по демографической политике и плановому деторождению.

Строго говоря, для отдельных категорий граждан режим ограничения рождаемости уже ослаблен: жители сельских районов могут завести второго ребенка, если первой родилась девочка; в городах таким правом обладают пары, в которых каждый из родителей сам единственный ребенок в семье. Кроме того, политика ограничения рождаемости не распространяется на представителей национальных меньшинств Китая — их в стране 113,7 млн человек (8,5% населения).

Впрочем, даже полная отмена политики контроля за рождаемостью даст эффект лишь через пятнадцать-двадцать лет. К тому времени в Китае подрастет третье поколение единственных детей. Жители крупных городов уже сегодня не стремятся заводить второго ребенка — образование и финансовое благополучие стали в Китае самым эффективным контрацептивом. Коэффициент рождаемости в Пекине, Шанхае и Гуанчжоу — один из самых низких в мире, всего 0,7. В минувшем году только 8,6% пар в Шанхае, для которых ослаблен режим ограничения рождаемости, воспользовались своими правами и родили второго ребенка. Полная отмена политики «одна семья — один ребенок» позволит поднять коэффициент рождаемости в стране с 1,5 до 1,7, однако он в любом случае останется ниже уровня простого воспроизводства населения. Избежав мальтузианской ловушки (ситуация, когда рост населения обгоняет рост производства), Китай приближается к новому опасному рубежу.

«Золотые руки»

«В будущем экономика Китая замедлится из-за потери “демографического дивиденда”. К 2015 году экономический рост снизится до 7,19 процента, а в 2016–2021 годах упадет до 6,08 процента», — считает Цай Фан, директор китайского Института населения и экономики труда. По его мнению, в 2012 году трудовые ресурсы Китая достигли максимальной точки и до 2020-го сократятся на 29 млн человек.

Китай рискует попасть в ловушку, в которой в свое время оказалась Япония. К началу 1990-х влияние «демографического дивиденда» в стране стало снижаться, рождаемость находилась на низком уровне (в 1990–1994 годах — 1,5), а приток рабочих рук из деревни остановился — 77% населения уже проживали в городах. Экономическая модель, основанная на дешевой рабочей силе, копировании зарубежных технологий и экспорте, хорошо работавшая в период «японского чуда», не годилась для зрелой японской экономики. Однако ситуация в Китае не полностью аналогична японской — сельское население КНР по-прежнему велико.

Основные надежды на дальнейший экономический рост Китай связывает с продолжающейся урбанизацией — в начале прошлого года число городских жителей впервые превысило сельское население. По данным Государственного статистического управления КНР, на конец 2012 года доля горожан в общем населении страны составила 52,6%. К 2020 году новое руководство КНР планирует удвоить ВВП страны, и важную роль в осуществлении этой амбициозной задачи власти отводят именно урбанизации. По словам будущего премьера КНР Ли Кэцяна, приток сельского населения в города приведет к дальнейшему росту внутренних инвестиций и расширит внутреннее потребление. Однако темпы роста трудовой миграции — основного источника новой рабочей силы в городах — начинают замедляться. В 2012 году число трудовых мигрантов в Китае выросло на 3,4%, до 258,5 млн человек, тогда как годом ранее — на 5,5%. По последним данным МВФ, к 2020 году избыточная рабочая сила в Китае, главным образом состоящая из сельских жителей, сократится с текущих 150 млн человек до 33,2 миллиона. Крестьяне не перестанут приезжать в города, но их труд станет существенно дороже.

Происходящие перемены уже почувствовали в прибрежных провинциях КНР. С мая текущего года минимальный размер оплаты труда в Гуандуне вырастет на 15% — до 242 долларов. Минимальную планку заработной платы также планируют поднять на 7–11% в Пекине, Шанхае, провинциях Чжэцзян и Шаньси.

Гонка со временем

Впрочем, время для качественного скачка в социально-экономическом развитии у КНР еще есть. Так, по оценкам китайского Центра исследований демографии и развития, в следующие двадцать лет трудовые ресурсы страны будут находиться на очень высоком уровне. С 2011-го по 2020 год трудоспособное население Китая в возрасте 15–64 лет будет составлять 970 млн человек (72%), а в 2021–2030 годах оно сохранится на уровне 950 млн человек (70%). «Китаю ничего не грозит, конечно, если он успеет шагнуть вперед раньше, чем трудовые ресурсы начнут сокращаться», — говорит Чэнь Цзяпэн, сотрудник Центра исследований демографии и развития. Но дальнейшее развитие Китая, по мнению Чэнь Цзяпэна, должно происходить за счет повышения производительности труда и качества трудовых ресурсов.

Для расширения внутреннего спроса, в котором китайские власти видят новый драйвер роста экономики помимо урбанизации, Китаю потребуется провести намного более глубокие изменения. Первые шаги в этом направлении в КНР предприняли еще во второй половине 2000-х, когда в стране была запущена реформа медицинской системы. К концу 2012 года системой базового медицинского страхования было охвачено свыше 90% населения. Реформа пенсионного страхования продвигается в Китае медленнее — к 2015 году программа будет охватывать только 60% населения (807 млн человек). В ближайшее время китайским властям, видимо, все же придется пересмотреть систему прописки, из-за которой трудовые мигранты лишены права получать базовые социальные услуги в месте фактического проживания. Реформа системы регистрации позволила бы задержать их в городах на более длительный срок и в итоге ускорить процесс урбанизации.

Конечным итогом социальных реформ должны стать качественные изменения в жизни населения, без которых Китаю не удастся перескочить на более высокий уровень развития.

Пекин

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики