Красота по-казахстански

Единственный в Казахстане производитель косметики собирается расширять представительство своей продукции на рынке РК

Красота по-казахстански

В теле человека весом 70 кг находится около 15 г гиалуроновой кислоты — и почти половина ее сосредоточена в коже. Можно сказать, что именно гиалуроновая кислота отвечает за регулирование водного баланса в кожных тканях, то есть за упругость и эластичность — в частности кожи лица. Но чем человек старше, тем гиалуроновой кислоты в коже меньше, а морщинок больше. Сейчас гиалуроновая кислота — одно из самых популярных веществ в косметологии, своеобразное молодильное яблочко для современных женщин. Средства с гиалуроновой кислотой стали визитной карточкой единственного в Казахстане производителя косметики — ТОО «Биотон».

Одной кислотой жив не будешь

В алматинской научно-производственной лаборатории «Биотон» гиалуроновую кислоту получили около 15 лет назад из петушиных гребней. «Нас было трое: я — химик, технолог-медик и лаборант, — вспоминает Александр Рябцовский, директор ТОО «Биотон». — Мы перекопали все библиотеки, вплоть до лондонской, собрали всю литературу. И получили гиалуроновую кислоту по своей, оригинальной методике. Причем сделали ее очень дешевой, а вообще это довольно дорогой продукт: 1 г гиалуроновой кислоты стоит от 200 долларов и выше, цена может доходить до 1000 долларов». Получив гиалуроновую кислоту, в «Биотоне» задумались: куда ее теперь применить? Можно было наладить производство для медицины, но сильно смущал большой (до 8–10 лет) срок испытаний. Продажа «гиалуронки» в качестве сырья косметическим фирмам тоже энтузиазма не вызвала. Оставался единственный вариант: заняться производством косметических средств самостоятельно. «Мы взяли простой польский крем для экспериментов и, добавив в него гиалуроновую кислоту, получили качественно другой крем. Отсюда и появилась у нас задача создать косметику нашу, отечественную, с гиалуроновой кислотой. А поскольку производство гиалуроновой кислоты у нас собственное и достаточно дешевое, в свою косметику мы могли добавлять ее в достаточных для получения хорошего эффекта количествах», — говорит г-н Рябцовский. Создавать всю рецептуру для казахстанской косметики пришлось самостоятельно — секретами делиться никто не хотел.

Где родился — там и пригодился

«Чтобы косметика была синергична нашему состоянию, мы должны были в ней максимально использовать целебные силы природы, нашей, казахстанской, — объясняет свой подход к созданию косметических средств директор ТОО «Биотон», — и из местных растений и трав мы стали получать компоненты для изготовления косметики». В «Биотоне» исходят из принципа: если делать косметику для жителей Алматы, то она должна готовиться на местной воде — горной или родниковой, вообще на местном сырье, и учитывать жизненные условия: и то, что живем в высокогорье, и повышенную солнечную радиацию, и резко континентальный климат.

На новую ступень развития в компании вышли после того, как стали получать и использовать в косметике СО2 экстракты. Традиционные способы получения активных ингредиентов из растительного сырья — это спиртовые и масляные вытяжки, настои, отвары. При любом из таких способов на долю растворителя приходится 99,9%, а на активный компонент — 0,1%. В технологии же СО2 растительное сырье обрабатывается при высоком давлении жидким углекислым газом, активные компоненты переходят в углекислый газ, затем давление нормализуется, углекислый газ испаряется и остается 100% концентрат из целебных трав. «Имея 20–30 таких концентратов, мы можем, как тот самый парфюмер из известного романа, подбирать композиции для оздоровления кожи, для лечения тех или иных проблем», — рассказывает Александр Рябцовский.

В ассортименте «Биотона» сейчас несколько десятков наименований косметики для домашнего применения: сыворотки, кремы, маски, лосьоны, и весь этот комплекс востребован потребителями. А вот созданная для специалистов линия профессиональной косметики из еще тридцати продуктов оказалась нерентабельной и была снята с производства.

Люкс для масс

«Сначала у нас косметика была неказистая по виду и по составу, скорее, напоминала медицинские мази: у нее был специфический запах, очень быстро портилась; паковалась она в баночки, которые мы сами здесь делали, паковалась в полиэтиленовые пакетики и стоила, в общем-то, по тем временам довольно дорого. Но люди ее стали брать. Косметика пошла», — говорит г-н Рябцовский о «первых ласточках». Однако в «Биотоне» понимали, что до настоящей косметики еще нужно расти: было необходимо работать и с текстурами кремов, и с их запахом, и с внешним видом упаковки. А главное — как-то решать вопрос с очень коротким сроком хранения. «Почему мало кто выпускает косметику на растительных маслах? Потому что невыгодно из-за срока хранения. Масла быстро окисляются, косметика портится. А когда делается косметика на парафиновых маслах, продуктах нефтехимии — она может долго храниться». Директор ТОО «Биотон» объясняет, что вообще без консервантов при изготовлении косметики не обойтись, но можно подобрать органические консерванты, которые не приносят вреда человеку, и использовать в качестве консервирующих веществ естественные антиоксиданты. На решение вопроса с увеличением срока хранения в научно-производственной лаборатории ушло несколько лет, но теперь у косметики «Биотон» он составляет от 6 месяцев до 2 лет. С приходом в компанию нового технолога Татьяны Шириной, косметолога с медицинским образованием, были разработаны рецептуры и компоненты, которые позволили сделать косметику современной, она перестала быть похожа на медпрепараты. Оставался вопрос с упаковкой, и баночки, которые отливались тут же, в лаборатории, заменили презентабельного вида флаконами — их заказывают в Белоруссии, на современном заводе, выпускающем упаковку для косметики в том числе и для известных брендов. Правда, стоимость новой элегантной упаковки в несколько раз выше прежней, неказистой.

«По составу наша косметика не уступает косметике класса люкс, — уверен директор «Биотона», — но ценовая политика у нас ближе к косметике массмаркет. Еще один немаловажный плюс — это подлинность косметики. Мы — единственные, с кем потребитель имеет прямой контакт и может сказать, что он думает о нашей продукции, глаза в глаза».

По краю родному

Продвижение своей продукции в «Биотоне» ведут, но локально — преимущественно в Алматы. Периодически реклама появляется на ТВ, в газетах и журналах, но массированную рекламную кампанию, как признаются в научно-производственной лаборатории, они «не потянут».

Продажи косметики идут через большие аптеки и сеть Mon Amie. Если аптеки на контакт пошли практически сразу (сотрудничество «Биотона» с ними длится уже около 13 лет), то попасть на прилавки крупных парфюмерно-косметических магазинов отечественному производителю удалось только после того, как был решен вопрос с эстетическими составляющими в производстве косметики. И в магазинах, и в аптеках следят за сроком хранения и снимают средства с продажи за 3 месяца до его окончания. «Вот у масок наших 6 месяцев срок хранения. И их либо «горяченькими» продал, либо назад получил. Были времена, когда возвраты составляли до 50%. Сейчас — не больше 5%. Разбирают. А часть покупательниц приезжает к нам в лабораторию за только приготовленной косметикой», — рассказывает г-н Рябцовский. В «Биотоне» подумывают о собственном интернет-магазине; сейчас сотрудничают с парой интернет-магазинов Алматы, но они приносят компании лишь редкие единичные заказы.

«Мы все-таки больше производители, чем распространители. Мы 15 лет на рынке и, если честно, мы тут пока скорее эдакие инноваторы, у нас штучное производство». По мнению директора ТОО «Биотон», для клиентов компании такой расклад, скорее, на руку, поскольку, как показывает практика, «когда скатываешься в массовое производство, начинаешь экономить и теряешь качество». Пока в «Биотоне» большая часть прибыли реинвестируется в производство, но в будущее в научно-производственной лаборатории смотрят с оптимизмом: «Я считаю, что сейчас мы достигли какого-то пика стабильности в качестве, у нас практически отсутствуют нарекания от клиентов, у нас сейчас заканчивается перестройка в плане упаковки, мы формируем единый бренд свой — то есть мы получили стабильную косметику, с которой можно работать, расширяя географию потребления. Поступает целый ряд интересных предложений по развертыванию в республике, — делится планами г-н Рябцовский и добавляет:  — Пока Казахстан не освоим, за границу не пойдем…»

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики