Инвестор жаждет свободы

Меры, предлагаемые для повышения активности биржевого рынка, не будут достаточными без ослабления норм регулирования

Инвестор жаждет свободы

Создание Единого пенсионного фонда (ЕПФ), куда до 1 июля текущего года частные пенсионные фонды должны передать накопления граждан, негативно воспринято профессиональным сообществом. Реформа кардинально меняет привычный инвесторский ландшафт: активы в триллион тенге, как предполагают финансисты, фактически уйдут с открытого рынка.

И хотя правительство пока не представило четкой концепции новой инвестиционной стратегии объединенного фонда, уже ясно, что старые правила игры, существовавшие до последнего момента на фондовом рынке, уже не действуют. Однако и новые еще не созданы. Участники рынка только приступили к оформлению своих предложений властям и, возможно, представят их к концу весны. Впрочем, учитывая сложные базовые условия, в которых развивается фондовый рынок, можно прогнозировать, что его «раскачка» станет делом еще более сложным, чем это было до сих пор.

Главная неясность — сможет ли регулятор ослабить хватку и снизить требования. Уже давно говорится о том, что жесткое регулирование рынка не способствует его развитию. На столь неликвидном рынке не формируется рыночного ценообразования, да и манипуляций на порядок больше. И без снижения регуляторных требований сложно решить проблему рыночной оценки активов, а с новым витком ужесточений регуляторные меры становятся все менее эффективными.

Базис и надстройка фондового рынка

Современная конфигурация казахстанского биржевого рынка, который де-факто олицетворяет собой весь фондовый рынок из-за неразвитости внебиржевого сектора, незамысловата и проста. 53% рынка занимает валюта (6 832,1 млн долларов в абсолютном выражении), 42% — сделки репо (5 364 млн долларов), 3,9% — ГЦБ (503 млн долларов) и лишь 0,4% (56 млн долларов) акции и 0,3% (39,2 млн долларов) корпоративные облигации. Вполне понятно, что на такую слабую конъюнктуру крупный иностранный инвестор не придет.

Остается одна надежда — розница. Чтобы население принесло деньги на фондовый рынок, нужно несколько условий. В первую очередь изменить отношение к рискам. Во всем мире фондовый рынок — альтернативный механизм получения дохода, и этот механизм настроен так, что каждая категория инвесторов принимает на себя величину рисков, соответствующих их инвестиционной стратегии. Мелкие спекулятивные инвесторы «отъедают» личный кусочек прибыли от крупных игроков, рискуя наравне с ними. Масса консервативных розничных инвесторов инвестирует в инструменты с фиксированным доходом или годами сидит в акциях транснациональных компаний, ожидая постепенного роста стоимости и дивидендов.

Если частным инвесторам не дать возможность рисковать — все остальные решения бесполезны. И если агрессивные стратегии на фондовом рынке не смогут перекрывать доходность по депозитам, у населения не будет экономического стимула изымать вклады в банках и покупать ценные бумаги.

Здесь, конечно же, требуется политическое решение правительства развивать фондовый рынок наравне с банковским сектором. Другой вопрос: захочет ли правительство оставить банки без части депозитной базы и возьмет ли правительство на себя моральную ответственность за возможные личные банкротства, присущие спекулятивным рынкам.

Второе обязательно условие, логично вытекающее из первого — наличие и постоянный прирост числа рисковых инструментов — ценных бумаг средних по капитализации компаний, так называемый второй эшелон, а также производных инструментов.

Но второй эшелон придет за фондированием лишь в случае, если увидит на рынке достаточную для себя денежную ликвидность, которая в свою очередь увидит на рынке привлекательную доходность. Получается замкнутый круг.

Пока, судя по инициативам регулятора, серьезных подвижек в вопросе ослабления рисков не предвидится. Регулятор по-прежнему рассматривает рыночные риски как серьезную угрозу для разных видов инвесторов и все также пытается уберечь от них. На этот раз путем разделения рисков по категориям.

В презентации Национального банка «Меры по реформированию организованного рынка в Республике Казахстан» есть предложение разделить биржевой рынок на две части — регулированный рынок (основной рынок с участием активов институциональных инвесторов и более жестким регулированием, на котором будут обращаться первоклассные инструменты — государственные ценные бумаги, в т.ч. первичный рынок; акции и облигации национальных и квазигосударственных компаний, и частных компаний, имеющих рейтинговую оценку рейтинговых агентств, аккредитованных уполномоченным органом, инфраструктурные облигации; исламские ценные бумаги) и либерализованный (альтернативный рынок, с которого будут максимально сняты ограничения по операциям, а регулирование осуществляться фондовой биржей, который будет оперировать инструментами более низкого класса — компаний, имеющих рейтинг, установленный биржей).

По сути, налицо некий регресс, ведь буквально пару лет назад на Казахстанской фондовой бирже две категории листинга — «А» и «В» — заменили несколькими категориями, и вот обратное укрупнение. Причем если раньше доступ к листинговым категориям имели все без исключения инвесторы, сейчас намерены разграничить инвесторов по доступу к площадкам.

В частности, по тем инструментам, которые недоступны институциональным инвесторам — пенсионным фондам, компаниям по страхованию жизни и банкам, — хотят либерализовать правила торговли и регулирования рынка.

Стоит заметить, что физические лица смогут совершать сделки на обеих площадках. Но надо понимать, что на первой площадке ликвидность будет выше, а риски ниже. К тому же неясно, какие меры будут приняты биржей и профессиональным сообществом для раскрутки альтернативной площадки и привлечения на нее эмитентов.

Разделяй, но не властвуй

Тем не менее эксперты настаивают, что создание двух площадок разделит и без того низкую ликвидность и не приведет к активной торговле. Что мера бесперспективна по причине зарегулированности рынка, а с дополнительной градацией на категории инвесторов с разными уровнями контроля и требований к параметрам заключения сделок приведет к дальнейшему усложнению рынка и необходимых процедур.

До объявления о создании единого пенсионного фонда основной целью жесткого регулирования фондового рынка было желание уберечь активы институциональных инвесторов от рисковых сделок. С уходом НПФ в историю и проговоренной вслух чиновниками идеи вкладывать пенсионные деньги в развитие экономики через инфраструктурные облигации и государственные бумаги, необходимости делить рынки, нет. У страховых компаний консервативная инвестиционная стратегия, закрепленная нормативами, сохраняющаяся уже несколько лет. До 20% страховых резервов вложено в госбумаги, до 40% — в корпоративные облигации, доля инвестиций в иностранные негосударственные бумаги небольшая и не превышает 4–5% в зависимости от конъюнктуры. Наибольшие суммы вложены на депозиты казахстанских банков (30–35%).

Предложения рынка конкретны. Ослабить регулирование путем отмены норм и правил, не способствующих развитию активной торговли. В частности, не применять правила признания сделок манипуляционными, убрать систему подтверждения, упростить надзор в части приема и подачи клиентских приказов инвесторами брокерам, брокерами в Торговую систему биржи и др.

Для расширения биржевого инструментария следует законодательно расширить перечень ценных бумаг, приобретаемых участниками торгов в зависимости от категории, что может привести к увеличению объемов биржевых сделок. Для снижения числа манипуляций — обязать всех торгующих проводить сделки исключительно методом открытых торгов с целью затруднить или исключить проведение договорных сделок. Также следует ввести практику обязательного наличия маркетмейкеров по всем видам ценных бумаг, включая ГЦБ, с увеличением объемов минимальных котировок.

Участники рынка полагают, что институт маркетмейкерства может сыграть весомую роль в активизации торговли — главное правильно использовать данный инструмент.

Если правильно подходить к маркетмейкерству, то институт нужен для новой бумаги, для того чтобы ее стали покупать инвесторы. Маркетмейкер стабилизирует цену и выстраивает некий ценовой коридор. Когда бумага «расторгуется», можно будет убрать требование обязательного наличия маркетмейкера при листинге. Но в таком случае биржа должна ставить брокеру условие, что через два-три месяца по бумагам должен быть оборот. Если оборота не будет, эмитент уходит с биржи. Сейчас же маркетмейкер — чистая формальность.

В целом новые возможности фондового рынка напрямую связаны с либерализацией регулирования. Уже понятно, что институциональные инвесторы по-прежнему останутся на позициях консервативного инвестирования. Остальным нужен доход. У нас же хотят сделать из фондового рынка альтернативу банкам, но чтобы никакого риска. Так не бывает.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее