Великая сила чеболов

Принося присягу, президент Пак Кын Хе, наверное, понимала, что хотя формально главой государства является она, реальная власть в Южной Корее принадлежит главам чеболов. И особенно самому крупному - Samsung.

Великая сила чеболов

Не исключено, что в суматохе перед инаугурацией Пак Кын Хе и не обратила внимание на решение Верховного суда, которое было вынесено за считанные дни до ее официального вступления в должность президента Южной Кореи. Хотя ничего страшного в этом нет, потому что она наверняка и так знает истинное положение вещей.

Символично, что решение Верховного суда было принято накануне инаугурации президента, потому что это очень убедительно показывает, кто в доме, т.е. в Южной Корее, хозяин.

Из обвинителей в обвиняемые

Восемь лет назад член Передовой партии справедливости Ро Хе Чан прямо-таки метнул гранату в деловой мир Южной Кореи. Он опубликовал при помощи двух журналистов записи телефонных разговоров помощника бывшего председателя правления Samsung Ли Кун Хи. Речь в них шла о платежах прокурорам и о переводах денег из спецфондов кандидатам в президенты. Скандал перешел в судебную тяжбу, которая тянулась много лет и наконец закончилась неожиданным для всех, но только не для южнокорейцев, решением. Верховный суд признал Ро виновным в нарушении «Закона о защите коммуникационных тайн» и лишил его депутатского мандата.

Мощь южнокорейских чеболов, огромных семейных предприятий, которые на протяжении всего двух поколений превратили одну из самых бедных стран мира в четвертую экономику Азии, вновь проявилась на недавних президентских выборах. Левый кандидат Мун Чжэ Ин, кандидат от крупнейшей оппозиционной партии Южной Кореи – Объединенной демократической партии, обещал ограничить их власть. Пак Кын Хе начала избирательную кампанию примерно с такими же лозунгами, однако по мере приближения дня выборов все больше отдалялась от конкретных предложений, направленных на подрыв мощи чеболов.

Слишком велик, чтобы разориться

Главным чеболом является Samsung Group, который благодаря успеху линейки продуктов Galaxy, добился почти двукратного превосходства по обороту над LG, стоящим на втором месте.

О том, какое место занимает Samsung в жизни Южной Кореи, можно узнать, не выходя из машины: достаточно проехать из международного столичного аэропорта в Сеул. В деловом районе Сеула доминирует Samsung Town. Компании принадлежат Samsung Everland Theme Park - один из самых больших парков в мире, Samsung Museum of Art и много других культурных достопримечательностей. Samsung больше, чем просто компания. Samsung в Южной Корее везде, на каждом углу, во всех сферах жизни. Корейцы живут в домах, построенных Samsung, каждый день много раз достают продукты из холодильников Samsung, смотрят телевизоры Samsung, звонят по сотовым телефонам Samsung и расплачиваются кредиткой Samsung.

Samsung настолько важен для экономики Южной Кореи, что к нему вполне применимо знаменитое выражение: слишком велик, чтобы разориться. Его дочерние предприятия как щупальцами охватили всю Южную Корею, все сферы жизни страны, начиная от ядерных реакторов на АЭС и кончая жилыми домами и мостами.

На Samsung, по данным газеты Korea Times, приходится 13% экспорта Южной Кореи и пятая часть ВВП. Он дает казне страны 8% всех налогов и почти четверть капитализации ценных бумаг. Неудивительно, что журналисты то ли в шутку, то ли всерьез нередко называют Южную Корею Республикой Самсунг.

Долгие годы критики чеболов со страхом следили за ростом силы и влияния Samsung и говорили, что его деньги и огромное влияние разъедают с таким трудом завоеванные южными корейцами демократические институты.

Неприкасаемые

Для многих жителей южной части Корейского полуострова осуждение Верховным судом обвинителей подтвердило самые худшие подозрения: при помощи взяток семья Ли сделала свою империю практически почти неприкасаемой.

Майкл Ким, бывший старший менеджер Samsung, а сейчас ее критик, уверен, что компания контролирует десятки прокуроров и судей. Он уверяет, что однажды сотрудники антикоррупционного правительственного управления пожаловались ему, что не имеют юрисдикции над Samsung и ничего не могут с ним сделать.

Кроме судей и прокуроров, взятки регулярно давались политикам, правительственным чиновникам, налоговым инспекторам, журналистам и многим другим, кто мог хоть чем-то оказаться полезным для Ли Кун Хи. Чиновникам, которые отказывались брать деньги, Ли советовал дарить дорогие вина или подарочные сертификаты.

Деньги на взятки брались из так называемого slush fund, тайного фонда, не проходящего, естественно, ни по каким бухгалтерским книгам.

Согласно авторитетному изданию The Economist, Samsung group не имеет юридического лица. 83 компании конгломерата собрались под зонтиком холдинговой компании, в которой семье Ли принадлежит 46% акций. Это позволяет им контролировать всю империю.

Масштабы деловой империи семейства производят сильное впечатление. Дочь Ли владеет обширной сетью роскошных гостиниц, сын является исполнительным директором Samsung Electronics; брат руководит пищевой и развлекательной империями; у племянника франшиза, в т.ч. и на Starbucks; сестра вышла замуж за одного из руководителей LG Group. Сам Ли со своей крылатой фразой: «меняйте все, кроме жен и детей», превратил империю, унаследованную четверть века назад от отца, в транснациональный конгломерат. Жемчужиной в короне считается Samsung Electronics, который, создается такое впечатление, занимается всем - от строительства до финансов.

В 2008 году самый богатый человек Южной Кореи был вынужден уйти в отставку. Его признали виновным в неуплате налогов на сумму 112.8 млрд. вон (113 млн. долларов) и оштрафовали на 100 млн. долларов. Деньги, полученные от продажи акций предприятий группы, он переводил на счета, которые были открыты на сотрудников Samsung. Второе обвинение заключалось в том, что он помогал сыну незаконно получить контроль над компаниями группы.

Эти неприятности с законом у Ли Кун Хи были далеко не первыми. В 1996 г. его осудили на два года за подкупы экс-президентов Чон Ду Хвана и Ро Дэ У. Правда, после получения отсрочки выполнения приговора на три года его помиловал президент Ким Юн Сам.

И в этот раз все обошлось для Ли только испугом. Уже через год благоволивший к большому бизнесу президент Ли Мун Бак амнистировал главного самсунговца…

И в отсутствие Ли Кун Хи Samsung может чувствовать себя сейчас в полной безопасности. Пак быстро поняла, что связываться с чеболами - себе дороже. Сейчас очевидно, что трогать семейные компании во главе с Samsung первая женщина на посту главы Южной Кореии едва ли станет. Но даже если б в декабре прошлого года на выборах победил Мун, то вряд ли бы что-нибудь изменилось. Не очень верится, что ему, несмотря на воинственную риторику перед выборами, удалось бы что-либо сделать. Уж слишком крепко срослась деловая элита Южной Кореи с большой политикой.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики