Алидар Утемуратов: Фактически мы создали новое предприятие

Единство, постоянное развитие команды, целеустремленность и высокая ответственность. Именно этих принципов придерживается Алидар Утемуратов, президент АО «AltyntauResources»

Алидар Утемуратов
Алидар Утемуратов

Несмотря на свою молодость, пять лет назад он смог собрать и убедить переехать в Кокшетау команду сильных специалистов из Алматы и других регионов Казахстана. И смог спасти оказавшийся на грани остановки Васильковский горно-обогатительный комбинат (ГОК), за пять лет сделать из него лучшее предприятие золотодобывающей отрасли в стране. За свои достижения недавно в возрасте 32 лет он был награжден орденом «Курмет».

Его отличительные черты — дальновидность, что нашло свое отражение в развитии компании, глубокие знания в области финансового, корпоративного и HR-менеджмента. Он также освоил горное дело. По словам его коллег, Алидар Утемуратов — стратег и харизматичный лидер. После получения западного образования в Loughborough University (Великобритания) он, несколько лет проработав в одной из национальных компаний, становится президентом АО «Васильковский ГОК», позднее переименованного в АО «AltyntauResources».

— Когда мы пришли на Васильковское месторождение, предприятие производило около полутонны золота в год. Максимальный объем золота, который производило предприятие в лучшие годы, не превышал одной тонны. За четыре года мы смогли увеличить производство до восьми тонн в год. Теперь наша золотоизвлекающая фабрика является крупнейшей в СНГ и способна перерабатывать до 8 млн тонн руды в год и производить до 13 с половиной тонн золота. Для этого нам пришлось создать фактически новое предприятие, где все организовано по-новому — от разработки карьера до полного изменения методов переработки руды. Кроме того, мы, по сути, создали и новую компанию, в которой все внутренние процессы были выстроены иначе, то есть кардинальные изменения произошли не только в сфере добычи и переработки руды, но и во всех остальных процессах, поддерживающих и обеспечивающих производство.Сегодня можно с уверенностью утверждать, что это абсолютно новое предприятие, созданное в независимом Казахстане, а не доставшееся нам в наследство детище Союза, как говорят о многих перерабатывающих предприятиях горнорудной отрасли.

— Алидар Булатович, вы помните свои первые ощущения в 2006 году, когда вы только приехали на комбинат. Что было позитивного и негативного?

— Первый рабочий день я хорошо помню — 4 октября 2006 года. После осмотра предприятия обнадежило то, что сохранился костяк специалистов, которые начинали еще в 70-е годы, многие работали с момента запуска комбината. Но было очевидно, что в тот момент они трудились в режиме выживания: были постоянные проблемы с выплатой зарплаты, технология на производстве была устаревшей, оборудование — изношенное и частично разворованное. Большая часть оборудования просто стояла, и никакой ремонт не помог бы восстановить его. Удручающую картину дополняли практически разрушенные строения комбината. Впечатление было не из лучших, я бы даже назвал свое состояние шоковым. Несмотря на это, предприятие на тот момент еще работало. Правда, выпускали совсем немного, всего около 500 кг золота методом кучного выщелачивания.

— Васильковское месторождение на тот момент, наверное, не особо привлекало иностранных инвесторов?

— Почему? Наоборот, они часто приходили делать оценку, но, увидев состояние, в котором находился ГОК, больше не возвращались (смеется). Не один инвестор сломал зубы об этот проект. Все в основном искали месторождения с «легкой» рудой. Но проблема была в том, что легкообогатимые залежи были уже использованы и остались только сложные месторождения. И Васильковка не исключение: несмотря на большие запасы драгоценных металлов, 65% золота находится в классе минус 6 микрон, то есть руда ультратонковкрапленная и трудная для обогащения. Для сравнения: на большинстве месторождений в мире золото в руде крупной и средней вкрапленности и легко обогащается по простой схеме. Дробление и измельчение руды и даже гравитационное обогащение осуществляется в одну стадию, дальше сразу начинается процесс чанового выщелачивания* с применением цианида. Все относительно просто. А у нас практически все процессы проходят в несколько этапов. К примеру, только дробление проходит три стадии, затем ультратонкое измельчение в три стадии, необходимо доводить руду до класса 90% минус 4 микрон. Чтобы было понятно: это по диаметру в несколько раз тоньше человеческого волоса. В результате процесс выпуска золота здесь в два-три раза сложнее. Кроме этих специфичных производственных вопросов параллельно надо было решать проблему нестабильной работы местной инфраструктуры. В начале мы постоянно сталкивались с перебоями в подаче электроэнергии и воды. По сути, мы за пару лет отстроили новые схемы электроснабжения, водоснабжения с двумя водоводами, котельные и т.д.

При этом мы не только строили комбинат, но и работали над созданием надлежащих социальных условий как для работников, так и для жителей области. ГОК — градообразующее предприятие, и мы не могли не осознавать своей социальной ответственности. Практически сразу стало очевидно, что в Акмолинской области недостаточно специалистов по нашему профилю. Для решения этой проблемы в долгосрочной перспективе мы организовали в учебных заведениях Кокшетау обучение по нашим специальностям. Для оперативного же решения этого вопроса компания построила большой многоквартирный дом в Кокшетау для работников, чтобы привлечь и заинтересовать сильных специалистов из других регионов Казахстана. Помимо этого, в рамках социальной ответственности наша компания сейчас строит детский сад на 320 мест и теннисные корты для жителей областного центра.

Понятно, что любой потенциальный инвестор видел все эти сложности и риски, поэтому, думаю, многие не осмеливались взяться за этот проект.

— А вы сами не боялись начинать такой масштабный проект, ведь все-таки вы молоды, а за спиной не было таких крупных реализованных проектов, а тут еще такие риски?

— Был бы за спиной большой опыт, точно задумался бы, идти или не идти на такой проект (смеется). Проект подкупал своей перспективностью, и мы взялись за него в расчете на долгосрочный эффект. Он отвечал моим личностным ценностям. Сказывалось и желание увидеть жизнь в регионе, особенно после долгого периода жизни и обучения за границей. Тем более глава государства призывал активно привлекать молодежь в регионы.Здесь есть и патриотические мотивы, как бы пафосно это ни звучало. Я и мои коллеги молоды, и мы искренне гордимся тем, что в Казахстане появляются такие масштабные, амбициозные проекты, и что мы вносим свой значимый вклад в это инновационное развитие. Мы наладили производство и сейчас занимаемся дальнейшим развитием компании, изучая возможности выхода на международные рынки. Поэтому мы достаточно часто встречаемся с иностранными партнерами и потенциальными инвесторами, и я очень рад, что на этих встречах нам есть что рассказать о нашей стране, об инновационных проектах и, в частности, про наше новое производство. Поверьте, такие моменты усиливают и патриотизм, и гордость за нашу страну и за нашего президента, который дает возможность молодым реализовывать себя в этой стране. Я также горжусь, что руководство страны оценило мой вклад в развитие экономики, за что я был удостоен ордена «Курмет».

[inc pk='1163' service='media']

— Алидар Булатович, а как часто вам приходилось выезжать непосредственно на ГОК?

— А я не выезжал, я просто переехал в Кокшетау. Чтобы полноценно и ответственно заниматься созданием практически новой компании с новым производством, надо все время находиться на проекте. Первые четыре года я жил там постоянно. Помню, вначале приходилось сидеть по четыре человека в одном кабинете. С одной стороны, это было весело и даже удобно для быстрого решения оперативных вопросов, потому что ключевые люди находились рядом. С другой стороны, было много и неудобств. В первую зиму в городе часто происходили аварии на теплосетях. Из-за этого температура в помещениях была почти как на улице. Работники жили в холодных домах, горячая вода подавалась нестабильно, то есть условия для жизни и работы были совсем непростые. Некоторые ребята из команды не выдержали и вернулись в Алматы.

— Раз уж вы упомянули о команде, то как вы ее можете охарактеризовать? И в целом кто они, те люди, которые были с вами рядом все это время?

— На мой взгляд, основной принцип построения команды — это единая система ценностей и нацеленность на результат. В этом отношении я рад, что нашу цель — поднять с колен умирающее предприятие и превратить его в лидера золотодобывающей отрасли — разделили не только ребята, приехавшие со мной, но и ветераны Васильковского месторождения. Среди них я бы хотел отметить Хайкова В.Т., Ванюкова О.М., Ежова В.А., Баянжанова С.А., Нарыжного В.В., Мусина М.К. и Бектурганову Г.М. Это люди с колоссальным опытом, старой формации, но при этом сохранившие важное качество — готовность к изменениям и переменам. Их знания и поддержка, а также желание передать свой опыт оказали существенное влияние на успешность проекта.

Из команды профессионалов, которые приехали из разных регионов Казахстана, я хочу выделить ребят, которые стояли у истоков этого проекта, отдали часть души этому месторождению и по сей день продолжают трудиться на месте: Мирзабеков М.О., Ибраев С.Я, Касым Е.М., Огнев А.Н., Гудилина Т.А., Аяпбергенов М.С., Абдраманов Д.К. и Жанботин Ж.Д. Люди разного возраста, с разным опытом, но объединенные общей целью. Немаловажным было и то, что все понимали: участие в реализации проекта такого масштаба — это шанс в жизни, который выпадает не всем.

И особая благодарность представителям «Казцинка», которые помогали нам на всем протяжении проекта —это Никола Попович, Гусев Ю.П. и Косторев М.В.

— И все-таки любой инвестор, начиная проект, оценивает экономическую эффективность своих вложений. Интересно, по прошествии четырех лет ваши расчеты совпали с реалиями?­

— Когда мы пришли, утвержденного сценария, как мы должны двигаться, не было. С одной стороны, приходилось считать бизнес-кейс по проекту и защищать его перед советом директоров, с другой стороны, мы уже начали строительство, чтобы приблизить срок запуска нового комбината. У нас были разработаны несколько сценариев развития с объемами производства и переработки в год на 2,5 млн тонн, 6 млн тонн и 8 млн тонн руды. Мы давали свои рекомендации членам совета директоров при рассмотрении. В принципе, каждый из этих вариантов имел финансовые обоснования для успешной реализации, акционерам надо было только выбрать один из них. Главное, мы хотели реализовать проект так, чтобы сделать все один раз и качественно, охватив все стороны. В итоге был выбран самый масштабный вариант, который предусматривает вложение 700 миллионов долларов. И мы справились с задачей — новая инфраструктура на месторождении и новая золотоизвлекательная фабрика были построены в рекордные сроки — за два года.

— Но прежде чем рекомендовать акционерам вкладывать такие большие средства, надо знать детально, как будет работать предприятие и быть уверенным, что инвестиции окупятся…

— Согласен. Других вариантов и не было. Мне с командой пришлось вникнуть во все процессы, причем смотрели и изучали не только по документам, мы буквально истоптали всю территорию комбината. Большую часть обсуждений, совещаний приходилось проводить прямо на карьере или строительных площадках, или, как модно сейчас говорить, «в поле». По-другому нельзя было.Всем нам пришлось изучить производство до такой степени, что, думаю, теперь мы можем работать и обогатителями, и горняками (смеется).

[inc pk='1164' service='media']

— Алидар Булатович, а когда стало понятно, что первый этап пройден?

— Когда закончили строительство и запустили производство. К этому моменту мы уже закончили наладку всех ­технологических линий. Кстати, наш парк оборудования состоит из продукции всех лучших мировых производителей отрасли, или,как мы любим говорить в компании, это «сборная ведущих производителей мира». Конечно, технологии дорогие, но для нас главным был вопрос качества итогового продукта, поэтому на технике мы не экономили, брали с расчетом, что она прослужит более 20 лет.

— Запасы месторождения закончатся через 20 лет?

— Когда пришли и посчитали объемы запасов и возможности переработки, примерно на столько и рассчитывали, но сейчас провели доразведку, и сроки выросли. Доказанные объемы запасов на месторождении вначале были 360 тонн золота, а сейчас, по состоянию на начало 2011 года, около 500 тонн. Кстати, Васильковка теперь является самым крупным золотодобывающим месторождением в Казахстане, а в мире входит в число крупнейших по всем параметрам. При этом мы активно продолжаем разведочные работы.

— Какое место в производстве золота занимает Казахстан? И какие изменения в мире по драгоценным металлам вы ожидаете в перспективе?

— Интерес к отрасли в целом в мире значительно вырос. Глобальный спрос на золото в последние годы увеличивается, несмотря на высокие цены на него. В 2011 году цена доходила до 1920 долларов за унцию. Это максимальное номинальное значение за всю историю. Высокие цены в основном объяснялись тем, что золото воспринималось как прибежище для активов инвесторов в период нестабильности финансовых рынков. По некоторым оценкам общая добыча и производство золота в мире по итогам 2011 года составила 2800 тонн.

Казахстан занимает 3-е место по добыче золота в СНГ и входит в первую десятку стран мира по объемам разведанных запасов, а по среднему содержанию золота в руде Казахстан уступает лишь ЮАР. Объем производства золота в нашей стране в 2011 году составил 36,7 тонны, за год увеличившись на 6,4 тонны, то есть на 21,1%. Очень приятно отметить, что основная часть данного прироста относится к увеличению производства золота на месторождениях нашей компании.

— Алидар Булатович, сегодня вы состоявшийся менеджер, бизнесмен. Когда вы пришли на ГОК, не было разговоров за спиной: мол, что он знает-умеет, этот молодой? Пользуется авторитетом известного отца? Насколько довлел над вами его авторитет?

— Говорили, конечно! Еще говорили: сейчас наворуют и уедут обратно. Это создавало некий дискомфорт. Но потом жизнь все расставила по своим местам, показала кто что может. А авторитет отца… Хороший вопрос. Когда мне надо, отец всегда готов помочь советом и дать свои рекомендации. За это я ему очень благодарен. Что касается решений, я всегда принимаю решения сам. Так же, как и в данном случае. Мне предложили интересный, но трудный проект, который нужно было сделать с нуля — отличный вызов! Я его принял. Думаю, что у меня все получилось.

— У любого месторождения есть отведенный срок жизни. Исчерпаете Васильковку, а что дальше?

— Мы не стоим на месте. Алтынтау сегодня — это уже не только Васильковское месторождение. В 2011 году мы взяли в оперативное управление несколько добывающих и производственных активов в Восточно-Казахстанской области, которые войдут в единую группу компаний Altyntau. Сейчас идет юридическое оформление. В общей сложности, на производственных площадках нашей группы трудятся более 4 300 человек.

Мы перед компанией ставим задачу войти в двадцатку крупнейших компаний мира по выпуску драгоценных металлов. Поэтому мы не собираемся останавливаться. Компания находится в поиске новых активов для приобретения и развития. Так что, могу сказать, что мы в этот бизнес пришли надолго. И нам есть куда расти.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики