Я — твой «Медведь»

Тренд нынешнего «Берлинале», несмотря на то что в конкурсе были представлены картины знаменитых режиссеров, прошел мимо высокого искусства. Призы получили снятые в стиле реализма фильмы из Восточной Европы. Впервые награды удостоилась лента из Казахстана

Оператор «Уроков гармонии» Азиз Джамбакиев отметил, что «Серебряный медведь» — заслуга всей съемочной группы
Оператор «Уроков гармонии» Азиз Джамбакиев отметил, что «Серебряный медведь» — заслуга всей съемочной группы

Уже в 63-й раз проводится Берлинский кинофестиваль, а казахстанская картина в его конкурсной программе участвовала впервые. Более того, это первая центральноазиатская картина — не только участница, но и победительница кинофестиваля такого уровня. В мире три кинофестиваля класса «А»: Каннский, Венецианский и Берлинский. В Венеции в конкурсной программе 18 лет назад участвовал фильм Дарежана Омирбаева «Кардиограмма». Но он получил не «Льва», а приз ЮНЕСКО. Участие в конкурсе такого уровня свидетельствует о том, что казахстанское кино по-прежнему динамично развивается, уверена отечественный киновед Гульнара Абикеева. Она также подчеркивает, что награждение отечественной картины было совершенно неожиданным: как правило, на таких фестивалях призы получают работы опытных режиссеров. Амиру Байгазину, снявшему «Уроки гармонии», 28 лет, а оператору Азизу Джамбакиеву — 26, и предсказать, что в таком возрасте можно удостоиться столь серьезной награды, не мог никто. Киновед специально покопалась в кинофестивальной истории и обнаружила, что знаменитый Стивен Содерберг в 26 лет получил за «Секс, ложь и видео» приз в Каннах. На этот раз его «Побочные эффекты» остались без награды. Его картина, несмотря на социальный бэкграунд о хищном бизнесе фармацевтических компаний, оказалась, скорее, развлекательной и даже мелодраматичной, полагает искусствовед. И хотя председателем жюри был хорошо знакомый казахстанским зрителям азиат Вонг Карвай, в решении жюри присудить приз центральноазиатской картине Гульнара Абикеева не усматривает «азиатской тенденции»: например, Гран-при были отмечены картины из Румынии, Ирана, Канады и Чили.

Предсказания газетных рейтингов

Во время фестиваля почти все немецкие газеты ведут рейтинг конкурсных картин, рассказывает Гульнара. «После показа “Уроков гармонии” газета Berliner Morgenpost поставила этот фильм на второе место. Еще две газеты определили ей второе и четвертое места в окружении тех же потенциальных призеров. Было очевидно, что из 19 фильмов лидируют четыре картины — румынская, боснийская, казахстанская и иранская, рассказывает Гульнара. В том, что румынская картина получила главный приз, нет ничего удивительного», — уверена она. Румынское кино не первый год демонстрирует тренд подъема. «Поза эмбриона» — очень качественное кино, заверяет эксперт. Успел сложиться стереотип, под который, видимо, подпало и жюри Берлинского кинофестиваля: о качественном румынском кино.

Второй по значимости приз получил босниец Данис Танович (кстати, член жюри последней «Евразии») за малобюджетную и социально острую картину. Но этот режиссер — обладатель «Оскара» и призер Канн, подчеркивает киновед. Третий по значимости приз, по мнению Гульнары, за лучший сценарий, отдали картине иранского режиссера Джафара Панахи. «Закрытый занавес» нельзя было не отметить, поясняет эксперт: режиссер картины — невыездной, снял кино в заключении. По мнению г-жи Абикеевой, в таком окружении новичка 26 лет из Казахстана обойти не смогли. «А вообще мы ожидали, что наша картина получит Гран-при или “Золотого медведя”. Но жюри оказалось не настолько смелым», — неожиданно заключила она. Но главное — что он приехал хоть и не с золотым, но с «Медведем», а это все равно что привезти олимпийское золото, полагает киновед.

Путь к награде

История картины такова. Ее режиссер, Амир Байгазин, окончил Академию искусств имени Жургенева в 2010 году и уехал в Актюбинск. Через год он вернулся в Алматы, чтобы снимать кино. В его багаже уже были две качественные короткометражки, снятые во время учебы, поясняет искусствовед. Это курсовая работа «Велогонщик» 2008 года, продемонстрировавшая, что он владеет режиссерским ремеслом. Картина участвовала в двух-трех международных кинофестивалях, в том числе в Милане на фестивале спортивных фильмов. Уже в ней Амир показал, что он может интересно рассказывать истории, хорошо монтировать, работать с непрофессиональными актерами.

Дипломный проект «Видеодневник Жана» (2009) он отправил на короткометражный конкурс Венецианского кинофестиваля, но картину не приняли. В действительности это была интересная экспериментальная работа. Режиссер уже не хотел рассказывать ту же историю, как в «Велогонщике», и придумал своего рода арт-зарисовку в духе Эмира Кустурицы.

В 2011 году на кинофестивале «Евразия» состоялся рынок кинопроектов, который помогала организовывать россиянка Анна Качко. Она и стала продюсером картины. Из 12 проектов лучшим сценарием был назван фильм «Уроки гармонии». Его финансировал «Казахфильм». Год Амир снимал картину. В это же время он выиграл небольшой грант в Сараево. К осени картина была завершена. Анна Качко активно вела переговоры о ее продвижении на кинофестивали. Она училась в США и в России, хорошо знакома с продюсерской средой Европы. Незадолго до начала Берлинского кинофестиваля находящийся при нем фонд World Cinema Found выделил на картину деньги, поскольку у нее к тому времени были немецкие и французский продюсеры. Это был этап, когда деньги собирались в процессе продвижения с разных сторон, и картина стала ко-продукцией. Всю осень Анна Качко находилась в Берлине и демонстрировала «Уроки» заинтересованным сторонам. Ей удалось довести картину до конкурсной программы «Берлинале».

Арт-хаусное кино, как и развлекательное, тоже бизнес. Поэтому в процессе продвижения и участия на крупных зарубежных кинофестивалях важную роль играет то, есть ли у фильма иностранные продюсеры. Так, например, наличие немецкого продюсера — это своего рода лобби для продвижения на «Берлинале», а французского продюсера — в Канны и т. д. Западные продюсеры тщательно выбирают, с кем из казахстанских режиссеров им работать. «В Казахстане выросло новое поколение молодых режиссеров, но почти нет молодых продюсеров, которые бы свободно владели языками и имели достаточный опыт в сфере бизнеса и кино», — поясняет киновед.

Чтобы фильм увидели казахстанцы

Но, безусловно, ничего бы не вышло, если б не были талантливыми создатели и их картина, подчеркивает г-жа Абикеева. «Уроки» интересны не только социальной проблематикой, но и своими художественными достоинствами. Победитель «Берлинале» оператор Азиз Джамбакиев во время вручения премии отметил, что этот приз — признание заслуг всей съемочной группы. По мнению киноведа, операторская работа и в самом деле хороша. «Но просто красивость мало кого заинтересует, всех интересует контекст, сюжет. Хирургическая чистота, белые стены и черно-белые портреты на них, одежда школьников — достижение режиссера, художников и оператора. Логично, что приз дали оператору. Убийств в фильме фактически не показывают. Шокируют не сцены убийства, а контраст между изображением и действием», — поясняет она.

Сейчас картину ожидает успешная прокатная судьба. Международным агентом по продажам фильма стала французская компания Films Distribution, имеющая многолетний опыт работы с фильмами из разных стран. В прошлом году фильм, представленный этой компанией в конкурсе Берлинского кинофестиваля, получил приз за лучшую женскую роль и оказался в пятерке претендентов на премию «Оскар-2013» за лучший иностранный фильм. Продюсер картины Анна Качко выразила надежду, что его смогут посмотреть и казахстанцы. Это самая главная задача фильма, подчеркивает она.

«Оскар» или «Медведь»?

Судя по политике продвижения на «Казахфильме», там очень хотели «Оскара». В последнее время киностудия стремилась развивать коммерческое, развлекательное кино с преобладанием технологий съемок и продюсирования Голливуда, куда ездили обучаться начинающие казахские кинодеятели. А тут — победа на крепком европейском арт-хаусном кинофестивале, которая доказала, что нужно сначала развивать авторское кино, отечественную стилистику и школу, обеспечивая динамику поколений. Как считает киновед Гульнара Абикеева, призы Канн, Венеции или «Берлинале» важнее, чем «Оскар». «Национальная американская премия престижна, но не столь объективна, как победа на кинофестивалях класса А. То, что мы сейчас получили “Медведя”, — это большой прорыв и достижение. Из этого следует вывод, что нужно поддерживать поисковый социальный кинематограф, а не только зрительское кино», — считает она.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?