Крест крестьянина

Редакционная статья

Крест крестьянина

В книге американского писателя Джона Стейнбека «Гроздья гнева» описывается жизнь фермеров из Оклахомы, которые жили на землях, из-за засухи ставших менее плодородными. Буквально на несколько центнеров с гектара меньше — и вот они больше не могут платить за аренду банку. И хотя аренда невелика и договор заключен на 50 лет, компания отбирает этот кусок почвы, который так для них важен, и отправляет для распашки новые гусеничные тракторы. А фермеры вынуждены отправляться в благословенную Калифорнию, где их ждет унижение, голод и работа за 2,5 доллара в день. Что-то это все напоминает.

Но вот прошло 80 лет, и никаких бессердечных сельскохозяйственных корпораций, распахивающих тракторами поля, в США не наблюдается. Какая-то часть тех фермеров маргинализировалась, перебравшись в города. Но другая переждала — и снова взяла землю себе. Чтобы работать на ней. Вы спросите почему? А, собственно, потому, что корпорации замаялись этим заниматься. Даже с тракторами и прочими комбайнами. В действительности в мире какое-то подобие перевода сельского хозяйства на промышленные рельсы смог осуществить только СССР.

Для того, чтобы заниматься растениеводством, да и животноводством, нужен какой-то особый склад ума. Привязанность к земле. Никакой логикой этого не объяснишь. Недавно в своем интервью российскому «Эксперту» профессор Российского государственного аграрного университета Рафкат Гайсин рассказал, что, оказывается, в доходах среднего американского фермера (см. «От мотыги к нанотехнологиям» (№835) от 1 января) от собственно фермерства он получает всего 10%. Остальные 90% — результат работы в агротуризме, сфере услуг и так далее. Это означает, что если бы хваленый американский крестьянин, который так впечатляет наших чиновников, занимался только своим делом, он был бы беден как церковная мышь. Несмотря на все субсидии.

Сельское хозяйство — это отдельная ото всего остального мира история. Всерьез рассуждать о нем как о бизнесе с нормой накопления капитала, с EBITDA и прочим  — бессмысленно.

Поэтому сколько бы ни твердили про искажение рынка из-за применения субсидий, о том, что выживать должны сильнейшие, помогать крестьянам надо. Если мы, конечно, хотим есть.

Вместе с тем сегодня на селе сложилась какая-то нездоровая ситуация. Есть масса крестьян, которые сельским хозяйством заниматься не хотят или не могут. И у них сформировалось какое-то особое мышление. Они не хотят брать породистых коров, они и о коровниках не думают. Они берут одну старорежимную буренку — и этим довольствуются. А то и вовсе без буренки как-то… Утратили вкус к тяжелому труду. И вот что с этим контингентом делать?

Те, кто рискнут взять кредиты по новой программе, возьмут технику. Производительность труда повысится и кого-то вынесет на обочину, кто-то уже не будет нужен. И вынесет, как обычно, — в город.

Статьи по теме:
Казахстан

“Четверка” с плюсом

Минэк отчитался о росте ВВП на 4% по итогам 2017 года. Это значит, что Казахстан возвращается к докризисным темпам роста

Казахстан

Гни свою линию

На отечественные киноэкраны вышел казахский вестерн «Неделимое». И дело не только в том, что действие происходит на фоне родных прерий

Спецвыпуск

Четыре фронта модернизации

АО «Центрально-Азиатская Электроэнергетическая Корпорация» (ЦАЭК) с 2009 года реализует инвестиционную программу модернизации основных производственных активов с общим объемом финансирования более 192 млрд тенге. Параллельно с проектами, направленными на увеличение генерации, ЦАЭК внедряет передовые технологии энергосбережения, проводит автоматизацию процессов и реализует проекты в рамках корпоративной социальной ответственности

Спецвыпуск

Восстанавливая энергию

Уходящий год в электроэнергетике РК запомнится ростом генерации, небольшим количеством инвестпроектов и высокой активностью сделок купли/продажи