Работа не волк

На Францию со всех сторон сыплются упреки в нежелании работать. Одна из крупнейших европейских экономик, по мнению высокопоставленных иностранцев, не соответствует своему статусу. Французская безответственность до добра не доведет: производство придет в упадок, и страна повторит судьбу Греции. Для Еврозоны это будет сильнейшим ударом

Работа не волк

Влиятельные французские профсоюзы с приходом к власти социалистов еще более укрепили свои позиции. Персонал местных предприятий нарадоваться не может. Рабочая неделя во французских компаниях составляет всего 35 часов. Меньше них в Западной Европе не работает никто. Для сравнения: немцы (и жители большинства других стран) проводят на рабочем месте по 40 часов в неделю, а швейцарцы и того больше — по 42 часа.

Статистика же говорит о том, что французы при этом трудятся весьма продуктивно. В 2011 году французский рабочий производил товаров на 57,7 доллара в час. Это пятый показатель в Еврозоне. Любопытно, что Германия осталась на шестом месте (55,8 доллара). Менее прибыльными рабочими, чем французы, оказались и американцы: они приносят пользу в размере всего лишь 54,2 доллара в час. Кроме того, за счет сверхурочных фактическая продолжительность рабочей недели во Франции возрастает до 41,2 часа, что всего лишь на 42 минуты меньше, чем в Германии.

Тем не менее на прошлой неделе именно со стороны Германии и США на французов излился поток критики. Известный немецкий политик Михаэль Фукс, который является заместителем председателя фракции ХДС в бундестаге, назвал Францию «проблемным ребенком» Еврозоны. По его словам, третья по размеру экономика в ЕС не принимает никаких мер, чтобы сохранить финансовую устойчивость. Испания и Италия, по словам соратника Ангелы Меркель, сделали работу над ошибками, в то время как в Париже надеются на то, что «все обойдется».

Если не принять должных мер по увеличению конкурентоспособности экономики, Франция может повторить судьбу Греции, предрекает политик. Вместе с тем спасать французов будет куда сложнее, чем греков, из-за больших масштабов страны. По мнению Фукса, Пятой республике стоит всерьез задуматься над продлением рабочей недели, а также над повышением пенсионного возраста. Увеличение продолжительности жизни в западных странах и, как следствие, рост числа пенсионеров не оставляют другого выхода: отпускать людей на заслуженный отдых в 60 лет — непозволительная роскошь.

Социалистические методы хозяйствования вообще плохо сочетаются с нынешними неспокойными для мировой экономики временами. В то время как абсолютно все страны мира (за исключением, быть может, Северной Кореи) выстраиваются в очередь за иностранными инвесторами, Франция делает все возможное, чтобы выдавить их из страны. Точнее - против прихода чужеземного капитала Париж не возражает, но при этом устанавливает столь странные правила игры, что инвесторы обходят французов стороной.

Неблагоприятная экономическая ситуация вынуждает крупнейшие компании затягивать пояса потуже. Автопроизводитель Peugeot Citroen на фоне долгового кризиса заявил о закрытии завода и сокращении восьми тысяч человек. Производитель шин Goodyear собрался оставить без работы 1,2 тыс. сотрудников. Однако с подачи профсоюзных лидеров французские власти возвели выполнение социальных обязательств в главное правило ведения бизнеса. Поэтому любая реструктуризация производства и сокращение издержек, которые чреваты увольнением персонала, но зато позволяют предприятиям остаться на плаву и этим спасти французскую экономику в целом, принимаются в штыки. Металлургическому гиганту ArcelorMittal в ноябре прошлого года указали на дверь, заявив, что «корпорация, которая не уважает Францию, не нужна стране». Более того: компании пригрозили национализацией, если она не откажется от планов остановить две доменные печи и уволить 600 сотрудников.

Социалистическое правительство даже подготовило законопроект, запрещающий прибыльным компаниям останавливать производство до того, как будет найден покупатель на актив. Последний ход Олланда окончательно распугал инвесторов. Американский бизнесмен Морис Тейлор, возглавляющий шинную компанию Titan International, в довольно грубых выражениях ответил на предложение французского правительства выкупить проблемный актив Goodyear. В своем письме Тейлор раскритиковал безделье местных рабочих, совсем распоясавшихся под дурным влиянием профсоюзов.

«Вы думаете, мы настолько тупы? Я был пару раз на этой фабрике. Французские рабочие получают высокие зарплаты, но работают только три часа. Они час отдыхают, три часа болтают и три — работают. Я говорил это в лицо французским профсоюзам. Они мне ответили, что во Франции так принято», — написал бизнесмен. По его мнению, запрет на непопулярные меры (сокращение производства и увольнение персонала) приведет к гибели французской промышленности. Американцам выгоднее открыть завод в стране третьего мира и платить мизерную зарплату усердным рабочим, чем раскошеливаться на французских лентяев.

В ответ Тейлора назвали «умственно отсталым», пояснив, что трехчасовой рабочий день на заводе Goodyear является временной мерой на период реструктуризации. В результате каждый остался при своих, но проблему это не решило. Власти Франции пока храбрятся и заявляют, что экономические бури им не страшны. Но по сути никакого пространства для маневра у них нет. Если кризис войдет в острую фазу, Елисейскому дворцу придется наступать на горло собственной песне и включать режим строгой экономии. Что тогда начнется в стране — и представить себе страшно. Избалованные профсоюзами французы охотно выходят на улицу и устраивают акции гражданского неповиновения по куда менее серьезным поводам, чем сокращение расходов на социальную сферу, урезание зарплат бюджетникам, увеличение рабочей недели и повышение пенсионного возраста.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?