Кто купит слона?

На прошлой неделе Нурсултан Назарбаев приказал «Самрук-Казыне» выйти до конца года из капитала акционерных обществ «БТА Банк», «Темирбанк» и «Альянс банк». То есть сделать невозможное

Кто купит слона?

После совещания, проведенного 4 ноября, председатель правления АО ФНБ «Самрук-Казына» Умирзак Шукеев объявил на брифинге, что холдинг до конца 2013 года избавится от финансового подразделения, появившегося в фонде благодаря кризису. Он напомнил, что в результате проведенной реструктуризации и других мероприятий внешний долг БТА сократился с 9 млрд долларов до 750 млн долларов, и заверил, что «выстроена новая система управления финансовым институтом», что является достаточным основанием для продажи названных активов. «В течение 2012 года удалось существенно улучшить ситуацию в Альянс банке, Темирбанке. Это дает возможность в 2013 году… реализовать одну из задач стратегии, утвержденной правительством, а именно — завершить участие квазигосударственных структур в банковском секторе», — сообщил СМИ г-н Шукеев. «Фонд выполнил свою миссию, проведена соответствующая реструктуризация, поэтому в ближайшее время фонду необходимо очень серьезно заняться и выйти из капиталов этих банков», — продолжил мысль премьер-министр Серик Ахметов.

Таким образом, создается впечатление, что главной миссией государства в данном случае были переговоры о реструктуризации долгов БТА. Теперь миссия выполнена.

Жалкое зрелище

Главная интрига — кто купит эти активы. Напомним, что в декабре прошлого года заместитель правления фонда «Самрук-Казына» Елена Бахмутова сообщила, что Темирбанк и Альянс могут быть слиты. Покупателей или на объединенный банк (хотя само объединение может занять месяцы и месяцы), или по отдельности, хотя и с трудом, внутри страны найти, вероятно, можно. В двух этих институтах ситуация более или менее нормальная. Вряд ли то же можно сказать о БТА.

«Насколько реально продать эти банки и как быстро это можно сделать — это сложный вопрос, — рассуждает Наталья Яловская, заместитель директора группы “Финансовые институты” рейтингового агентства Standard & Poor’s. — Даже в условиях хорошего рынка осуществить такую продажу менее чем за год — довольно агрессивный план, а экономическая ситуация в Казахстане и в мире далека от идеальной. Мы думаем, что найти покупателя на небольшие активы — такие, как Альянс или Темирбанк, легче, чем на БТА, ввиду его размера».

Что осталось от БТА образца 2007 года, когда он был крупнейшим по активам, если считать по консолидированной отчетности? У банка есть разветвленная сеть — более двухсот отделений по всей стране и некоторое количество представительств за рубежом. Есть несколько достаточно живых «дочек». Есть персонал. По крайней мере, сотрудники низового уровня — на менеджерских позициях лучшие уже подыскали для себя новых работодателей. Есть более или менее отлаженные бизнес-процессы: в свое время банк выгодно отличался в этом плане от конкурентов. Определенная потеря качества за последние годы наблюдается по всем этим направлениям, но нельзя сказать, что БТА, это совершенное ничто. Другое дело — сколько готов будет заплатить за все это покупатель.

Что касается чисто финансовой составляющей — начальник аналитического центра «Асыл Инвест» Нурлан Рахимбаев указывает на позитив: «Реструктуризация позволила резко повысить уровень достаточности капитала. Капитал стал положительным и, предположительно, по состоянию на 31 декабря 2012 года составит 219,2 млрд тенге. Коэффициент достаточности капитала первого уровня составит порядка 21–22% по итогам 2012 г. Это важный момент, т.к. такой капитал позволит банку продолжить нормально осуществлять свою деятельность».

Елена Бахмутова на своей пресс-конференции, состоявшейся за несколько дней до объявления о том, что банки должны быть проданы в ближайшее время, сообщила следующее: «У него хорошие стартовые условия, но чтобы они превратились в устойчивую среду, нужно приложить усилия. Завоевать свое место под солнцем. И сейчас для этого созданы все необходимые условия. С точки зрения структуры пассивов у банка очень невысокий внешний долг, достаточно умеренная стоимость фондирования. Устойчивость бизнеса, в том числе, характеризуется качеством персонала, качеством взаимоотношений с клиентами. Ну и, конечно, профилем риска. Сейчас эти вопросы стоят на повестке… Реструктуризация закончилась 28 декабря. Только по состоянию на 1 января увидели положительный капитал. Я думаю, все впереди!»

Судя по высказываниям г-жи Бахмутовой, она предполагала, что банк нужно еще поставить на ноги после второй реструктуризации и только потом продавать: «Вопрос в том, когда можно больше получить от возврата — сегодня или завтра. Он должен решаться в контексте того, чтобы не затянуть сильно процесс выхода из финсектора, чтобы банки вовремя оторвать от родительской пуповины и пустить в свободное плавание. Учитываться должны не только приоритеты банков, но и возврат госинвестиций. Если появится частный акционер, который готов взять на себя ответственность и заплатить приемлемую сумму, — пожалуйста, фонд готов вести любые переговоры». Похоже, объявление о скорейшей продаже БТА, сделанное буквально через несколько дней, стало для зампреда «Самрук-Казыны» большой неожиданностью. Хотя некоторые комментаторы предположили, что покупатель уже найден — мол, нельзя же обнародовать такие вещи, если ты ни в чем не уверен, — похоже, на самом деле это совершенно не так. И поиск нового хозяина для больного монстра еще только предстоит.

Mission impossible

Внимательно приглядываясь к активу, выставляемому на продажу, можно понять, что такой бизнес мог бы заинтересовать лишь покупателя, у которого в планах агрессивный, быстрый вход на казахстанский рынок. Но существуют ли таковые в природе?

Внутри Казахстана вряд ли сейчас есть кто-то, готовый заняться банкингом с нуля, видящий в этом хоть какую-то перспективу. Ситуация в отрасли в целом сложная. «Я думаю, среди покупателей могут быть как внутренние, так и внешние инвесторы — в виде крупных банковских структур с большим опытом работы на рынке СНГ. Это могут быть российские игроки и даже банки из дальнего зарубежья, которым интересны активы банка в России, Украине и в других странах СНГ», — высказывает свои предположения г-н Рахимбаев.

Но поиск покупателя за границей является делом также непростым: «Очевидно, что интерес внешних инвесторов к Казахстану сейчас гораздо меньше того, что мы наблюдали до кризиса. Это связано не только с ситуацией в банковском секторе Казахстана, но и с проблемами, с которыми сталкиваются потенциальные инвесторы на своих домашних рынках — уже имеющиеся проблемные активы, вложения в рискованные ценные бумаги, ужесточение банковского регулирования и т.д.», — говорит г-жа Яловская.

Версия с российским покупателем сомнительна. «В последнее время мы видим, что, например, российские банки гораздо активнее проявляют интерес к инвестициям за рубежом, чем их европейские коллеги. В то же время большие российские игроки уже присутствуют на рынке Казахстана, и не очевидно, будут ли они заинтересованы в приобретении таких активов», — сомневается представитель S&P.

Долгое время претендентом на покупку БТА называли российский Сбербанк, однако в конце 2011 года глава банка Герман Греф поставил точку в этом вопросе, сообщив, что БТА приобретаться не будет. Действительно, история показала, что российская «дочка» способна наращивать показатели и самостоятельно. Возможно, покупкой БТА мог бы заинтересоваться другой крупный российский банк, ВТБ, но и это сомнительно.

Ждать инвестора с другой границы также вряд ли стоит. Хотя Китай и отличается тем, что легко идет на переплату при покупке иностранных активов, но не в этом случае. Такой актив, как БТА, может купить только другой банк, поскольку его еще нужно реанимировать. Это не того рода инвестиция, когда можно просто что-то приобрести ради дальнейшей перепродажи или в надежде на дивиденды. И вряд ли какой бы то ни было китайский фининститут заинтересует такая перспектива.

Другой возможный вариант — найти покупателя среди кредиторов. Такие способы структурирования сделок распространены. Однако в нашем случае это что-то из разряда фантастики. В свое время владельцам облигаций и кредиторам, ссудившим банку миллионы, предлагались разные варианты гашения долга, в том числе конвертация в акции. Однако чем все закончилось? Согласно выпискам Казахстанской фондовой биржи, на 1 октября 2012 г. «Самрук-Казыне» принадлежало 81,48% акций БТА. А на 1 января 2013 г. — 97,28%. Это результат второй реструктуризации, на которую пошел комитет кредиторов.

Верните на родину

Не стоит забывать, что покупатель, кроме собственно банка, получит также и ворох проблем, главной из которых является возврат средств, влитых в него государством.

«Лучше всего отпустить эти банки туда, откуда они пришли, то есть в коммерческую среду, — делилась своими соображениями на пресс-конференции г-жа Бахмутова. — Для этого их должны приобрести частные акционеры. Их нужно найти. Если они найдутся, это будет замечательно, но они должны будут не только взять на себя ответственность за дальнейшее развитие этих банков, они еще и должны в максимально возможном объеме вернуть вложенные государством инвестиции. “Самрук-Казына” участвовала в этом процессе в рамках антикризисной программы, поэтому возврат средств необходим».

Вот мнение экспертов по этому поводу. «Есть ли возможность вернуть затраченные государством средства на приватизацию и поддержку этих банков? — делится мыслями г-н Рахимбаев. — На мой взгляд, это будет сложно осуществить, да и вопрос так, скорее всего, не стоит. Задача сейчас — выйти из капитала этих банков и вывести средства госкомпаний, которые зависли на счетах банка и не могут свободно использоваться».

Точка зрения Натальи Яловской немного отличается: «Все зависит от условий, на которых государство сможет договориться о продаже. С учетом того, что были потрачены значительные объемы средств, велика вероятность, что государство не вернет полностью всех ранее потраченных средств. Тем не менее это может быть выгодно государству, так как уже новый собственник будет разрабатывать новую стратегию приобретенного банка и осуществлять необходимую поддержку банка в будущем».

Не исключено, что сделка может предполагать постепенную выплату суммы новым собственником, это позволит привлечь покупателя на лучших условиях. Буквально в декабре ФНБ «Самрук-Казына» в ходе второй реструктуризации банка конвертировал в капитал депозиты АО «Самрук-Казына» на сумму 1,189 млрд долларов. Также банк получил от фонда заем на 1,592 млрд долларов. Есть также средства, выделенные на кредитование бизнеса в рамках антикризисной программы, — новый владелец должен гарантировать их возврат. Вместе получаются миллиарды и миллиарды долларов. Но, кроме того, нужны будут большие вливания в бизнес, чтобы оживить кредитование.

На счетах в банке осталось депозитов компаний ФНБ на сумму около 600 млн долларов. Рейтинговое агентство «Эксперт РА Казахстан» сообщило, что банку может быть понижен рейтинг при продаже. Оно так объясняет свое решение: «В ходе анализа банка наряду с прочими факторами, повлиявшими на уровень присвоенных рейтингов, позитивно оценивалась высокая вероятность поддержки со стороны основного собственника банка — ФНБ “Самрук-Казына”, а также высокая вероятность поддержки со стороны государственных органов». «В случае выхода и государства, в лице ФНБ “Самрук-Казына”, из состава акционеров АО “БТА Банк” финансовый институт лишится существенной поддержки, которая оказывалась ему после национализации, — подчеркивает генеральный директор рейтингового агентства “Эксперт РА Казахстан” Адиль Мамажанов. — При этом вероятность нахождения новых собственников с сопоставимым уровнем финансовых ресурсов и влияния в Казахстане оценивается как низкая, в связи с чем агентство может пересмотреть уровень рейтинговых оценок, присвоенных банку и его облигациям». Учитывая, что в фонде устанавливаются правила по размещению депозитов в тех или иных банках (см. статью «По-родственному», стр. 30), причем одним из критериев являются высокие рейтинги, которых в ближайшие годы у БТА явно не будет, отзыв средств практически гарантирован. На сегодня Moody’s присвоен банку рейтинг Caa2/стабильный/NP, Fitch — RD. Рейтинг Standard & Poor’s отозван. При таких рейтингах «Самрук-Казына» держать деньги в БТА не сможет.

Кроме того, для нового владельца может стать проблемой регулирование. Сейчас Нацбанк и его комитет по финансовому надзору осознанно закрывают глаза на множество несоответствий в финансовых показателях банка. Если БТА снова станет частным институтом, центробанк больше не сможет себя вести таким образом. И банку придется подтягиваться. Разумеется, за счет вливаний капитала собственника.

Это только то, что лежит на поверхности.

По уму

Товар на продажу выставлен не в лучшем виде. Что следовало бы сделать, по-хорошему, перед его реализацией. Прежде всего — почистить активы, то есть разделить банк на хороший и плохой. Такого рода попытки предпринимались в первый год после национализации. Они не увенчались успехом, поскольку на тот момент разделение было невозможно по юридическим причинам. Но в прошлом году парламент принял поправки в законодательство, разрешающие такого рода операции. На 1 января сумма неработающих кредитов в портфеле БТА составляла 87%! Из них у 78,21% просрочка составила больше 90 дней. И это тогда как за баланс он уже списал 15,75% кредитов. Собственно, все национализированные банки находятся в шестерке лидеров по этому печальному показателю, но ТуранАлем — номер один по нему в стране. Понятно, что речь идет об огромной работе по переоценке всего портфеля, которая заняла бы не один месяц. Но ее стоило бы провести.

Холдинг, скорее всего, будет предлагаться целиком. То есть новому владельцу затем придется еще и распродавать его дочерние компании. Опять-таки «дочки» нужно было уже продать, поскольку найти покупателя на все разом будет попросту труднее.

Вместе с тем не стоит забывать, что банк — стабильный генератор убытков. Последний раз БТА публиковал отчетность по МСФО в 2011 году. На 1 июня 2011 года убыток составлял 102,6 млрд тенге, а на 1 октября того же года — уже 203,8 млрд тенге. За 9 месяцев в прошлом году банк потратил на «общехозяйственные расходы» 21,4 млрд тенге, из них 14,5 млрд — на аудит и консалтинг. Каждый очередной месяц его жизни — это новые расходы для «Самрук-Казыны».

«Желание государства выйти из капитала проблемных банков, которые были реструктуризированы после кризиса, вполне понятно, — говорит Наталья Яловская из Standard & Poor’s. — Таким образом государство планирует уменьшить долговое бремя, связанное с поддержкой государственных банков, и высвободить соответствующие человеческие ресурсы, так как довольно много людей вовлечены в управление и контроль за этими активами, которые теперь находятся в государственной собственности».

Решение о выходе «Самрук-Казыны» их банковского сектора вопросов не вызывает. Другое дело — стоило ли это делать столь спешно. Пока поставленная перед ФНБ задача по поиску, с одной стороны, покупателя на БТА, с другой стороны — возврату инвестиций, выглядит невыполнимой. Но президент дал приказ. Руководитель фонда национального благосостояния и его акционер в лице правительства прилюдно объявили, что приказ исполнят. И когда они этого не сделают, виновные за слишком долгое присутствие государства в капитале банков будут найдены и каким-то образом наказаны.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности