По-родственному

ФНБ «Самрук-Казына» в прошлом году принял ряд «политик», которые регламентируют финансовые вопросы внутри группы компаний. Таким образом фонд пытается научить своих «дочек» эффективно управлять деньгами

По-родственному

Заместитель председателя правления Фонда национального благосостояния «Самрук-Казына» Елена Бахмутова 30 января в Алматы встретилась с журналистами деловых изданий, чтобы рассказать о финансовом аспекте деятельности ФНБ. Случайно или нет, но встреча произошла через два дня после публикации в российских «Известиях» статьи о претензиях главы Сбербанка Германа Грефа к «Самрук-Казыне». Напомним: г-н Греф в письме председателю интеграционного комитета ЕврАзЭС, первому заместителю председателя правительства РФ Игорю Шувалову обвинил Казахстан в нарушении конкуренции на банковском рынке страны. Ущемление части игроков он усмотрел в планах ФНБ установить лимиты на размещение в банках с иностранным участием временно свободных средств национальных компаний, госпакетами в которых управляет фонд. По мнению главы Сбербанка, это решение является дискриминирующим условием и влияет на развитие конкуренции на территории Единого экономического пространства.

Следует отметить, что деньги крупнейших корпораций Казахстана, размещенные в банках второго уровня (БВУ), по словам г-жи Бахмутовой, составляют одну треть от объема всех банковских депозитов. В условиях дороговизны заимствований на внешних рынках и опоры только на внутренние источники трудно переоценить значение средств ФНБ для фондирования казахстанских банков, поэтому озабоченность г-на Грефа понять можно.

Встреча Елены Бахмутовой с журналистами, разумеется, не имела своей целью обозначить позицию ФНБ по претензиям Германа Грефа. Как пояснила сама замглавы госхолдинга, руководство поручило ей рассказать представителям СМИ об инициативах по ограничению финансовых рисков группы компаний ФНБ, принятых в прошлом году. Решающими для финансовой устойчивости компании являются кредитный риск и риск ликвидности. Как можно было понять из слов г-жи Бахмутовой, каких-то зловещих планов лишить банки с иностранным участием денег нацкомпаний ФНБ не вынашивал, однако в прошлом году были предприняты определенные усилия по регламентации взаимоотношений фонда с банками. В октябре 2012 года были приняты Правила установления лимитов по балансовым и небалансовым обязательствам на банки-контрагенты. В них как раз определены все критерии, на которые должны опираться нацкомпании при выборе партнера в финансовом секторе.

Консолидированный подход

В прошлом году была принята стратегия развития ФНБ «Самрук-Казына» на ближайшие десять лет. Как раз при ее обсуждении встал вопрос о повышении финустойчивости компаний, входящих в группу фонда. Особенно с точки зрения квазигосударственного долга, основным поставщиком которого являются нацкомпании. «Это не хорошо и не плохо, это факт, — подчеркнула Елена Бахмутова. — Другое дело — достаточно ли измерены и ограничены, а также контролируемы риски, связанные с внешним заимствованием».

По ее словам, на совете по управлению ФНБ, который возглавляет глава государства, было дано поручение, связанное с эффективностью управления активами госхолдинга, в том числе временно свободными средствами, которые не задействованы в реализации основной деятельности и размещены в финансовые инструменты — в частности, депозиты БВУ. Все действующие «политики и практики» были проанализированы с точки зрения повышения эффективности управления пассивами и активами. При этом оценивалось, каким образом в процессе управления активами и пассивами обеспечивается целостное управление финансовыми рисками, призванное обеспечить устойчивость компаний и способность противостоять внешним шокам.

В результате были усовершенствованы некоторые старые «политики» и разработаны новые. В частности, в сентябре 2012 года была принята новая «политика»: управления долгом и финансовой устойчивостью ФНБ. До этого времени именно в таком виде ее не было. Новшество в том, что она рассматривает вопросы управления долгом комплексно, то есть не одной отдельно взятой компании, а группы компаний. Был разработан порядок проведения оценки финустойчивости каждой компании и фонда в целом, а также разработаны предельные показатели, которые должны исполняться компаниями и фондом на консолидированной основе. «На берегу определяется предельная емкость заимствования. И при выпуске долга каждая компания должна проверить, находится ли она в пределах этой емкости, выполняются ли предельные значения и в достаточной ли степени ограничен риск ликвидности в рамках каждого конкретного займа», — объяснила г-жа Бахмутова. Так можно контролировать объем долга, при котором не подрывается финустойчивость компании.

В рамках политики управления активами была усовершенствована кредитная политика, чтобы мобилизовать внутренние ресурсы в первую очередь на финансирование важных инвестиционных проектов. Уставом ФНБ компаниям запрещено кредитовать любых заемщиков, помимо входящих в группу «Самрук-Казыны». В дополнение к внутренней кредитной политике были приняты правила по предоставлению гарантий, а также новая залоговая политика. Внутригрупповое кредитование предоставляется на рыночных принципах, с оценкой риска и мотивации как заемщика, так и кредитора.

«Сестре» от «дочки»

Теперь посмотрим, как работают принятые «политики». Руководство ФНБ задает правила игры, однако распоряжаться деньгами участников группы фонд не может, чтобы не быть обвиненным во вмешательстве в операционную деятельность компаний, утверждает г-жа Бахмутова.

Например, на встрече прозвучала такая информация: у «Разведки Добычи “КазМунайГаз”» временно свободных средств — в районе 4 млрд долларов, в то время как материнская компания «КазМунайГаз» нуждается в деньгах — в частности, на освоение Кашагана — и вынуждена выходить на внешние рынки заимствования. Было бы естественным предположить, что РД КМГ может прокредитовать материнскую компанию.

«Внутренняя кредитная политика создает мотивацию для того, чтобы предоставлять внутригрупповые кредиты при разумном ограничении риска и при оценке преимуществ как для заемщика, так и для кредитора, — объяснила Елена Бахмутова. — В этом смысле решение в РД КМГ будут принимать соответствующие органы управления, совет директоров, куда входят представители как крупного акционера, то есть КМГ, так и миноритарных акционеров. Они должны решить: выгоднее ли им предоставить кредит сестринской или материнской компании, или продолжать хранить эти деньги. Но при этом они должны будут доказать эффективность их использования. Если эти деньги просто размещены на депозитах в иностранных банках-нерезидентах и доходность намного ниже, чем ожидается от эффективного управления средствами, это будет предметом обсуждения на СД родительской компании, вплоть до корпоративного центра ФНБ».

Фонд, как утверждает г-жа Бахмутова, не вмешивается в решения «дочек». СД ФНБ утвердил стандарты корпоративного управления для своих дочерних компаний, где фонду принадлежит более 50%. «Фонд не подменяет собой национальные компании. Мы действуем по принципу понятных политик. Периодически мы получаем отчеты и заслушиваем информацию о текущем положении компании. И если оно укладывается в рамки политик и не вызывает угрозы, то оцениваем процесс как нормальный. Ежеквартально на совет директоров фонда выносится вопрос, связанный с системой управления рисками, а именно с измерением этих рисков: то есть увеличилась ли концентрация рисков, уменьшилась ли», — отметила замглавы фонда.

Она подчеркнула, что в работе казначейства очень много пробелов. Для оценки работы есть хорошая система — KPI (ключевые показатели эффективности) менеджмента, в частности — казначейства. Г-жа Бахмутова, правда, не уточнила, применяется ли эта система повсеместно в компаниях холдинга или только планируется ее внедрить.

Мы начали масштабную работу и хотим, чтобы казахстанские банки воспринимали наши компании как группу и давали тарифы на конкурентной основе

На вопрос «Эксперта Казахстан», какие меры принимает руководство фонда при нарастании рисков, в частности при ненадлежащем управлении деньгами, представитель фонда пояснила, что прежде всего оценивается, в какой мере деньги обслуживают план развития компании. В рамках этих планов есть инвестпроекты и определяются источники их финансирования — собственные средства или заемные. Сумма займов должна укладываться в предельные нормативы: соотношение долга к капиталу, а также к чистому доходу до уплаты налогов. Главное чтобы эти нормативы не нарушались, а на каких условиях привлекаются деньги — это уже вопрос оперативного управления компанией. Но занять следует максимально дешево, ограничив валютные и процентные риски. В руках ФНБ, собственно, один инструмент влияния на решения, принимаемые «дочками»: через советы директоров. В СД каждой компании есть представители крупного акционера. Отметим, что, являясь собственником контрольного пакета, «Самрук-Казына» имеет гораздо более действенные методы давления на решения СД, нежели хочет признать.

Ничего личного

Консолидированный подход был принят и в «политиках», регламентирующих взаимоотношения с банками. При предоставлении займов либо покупке фининструментов у компаний возникает кредитный риск, поэтому были установлены правила управления кредитным риском по корпоративным контрагентам. Они стандартны. В частности, кумулятивный риск на корпоративного контрагента не должен превышать 10% от размера собственного капитала компании либо фонда в целом. Контроль за рисками при взаимоотношениях с БВУ регламентирован уже упоминавшимися Правилами установления лимитов по балансовым и небалансовым обязательствам на банки-контрагенты. Лимиты установлены на консолидированной основе — по всем компаниям группы. Отношения к банкам выстраиваются по ряду критериев. Основной из них — финансовая устойчивость банка. Оценить ее можно, во-первых, по пока признаваемым рейтингам фининститута. Для банков-нерезидентов он установлен на уровне не ниже ВВВ, для отечественных — не ниже В-. Исключение составляют только банки, входящие в группу БТА, Альянс и Темирбанк: пережив реструктуризацию обязательств (а БТА — дважды), они не могут иметь требуемый рейтинг.

Однако нацкомпании до сих пор не придерживались этого правила и размещали деньги в банках, чье финансовое состояние не отвечает правилам ФНБ: в частности, у них нет рейтинга требуемого уровня. Компаниям дается два года, чтобы постепенно «привести в соответствие требования к банкам в пределы установленных лимитов», то есть деньги из таких банков будут выводиться не одномоментно, а постепенно.

Банки-контрагенты оцениваются также по публичным показателям деятельности, которые размещаются на сайте регулятора, то есть капитализация, ликвидность, качество активов.

Кроме того, во внимание принимаются принадлежность к группе фонда либо принадлежность к другой группе банков, то есть к родительскому банку. Учитывался ряд факторов — таких, как, например, страна резидентства. Одним словом, Правила устанавливают унифицированные подходы, которыми должны руководствоваться все компании при установлении отношений с БВУ: покупке фининструментов, ведении текущих счетов, размещении депозитов и т.д. При этом каждая компания выбирает банк самостоятельно, никаких указаний со стороны корпоративного центра не дается, но все компании должны руководствоваться этими консолидированными лимитами, ограничивающими кредитный риск.

Что касается Сбербанка, то Елена Бахмутова отметила, что он удовлетворяет требованиям рейтинга, и дочерний банк также имеет рейтинг надлежащего уровня; другое дело — в каком объеме могут быть размещены в нем средства компаний фонда. «Он подпадает под возможность размещения в нем денег компаний «Самрук-Казыны». Как таковой банк является приемлемым для размещения, лимит же регламентируется правилами, о которых я сказала, — уточняет г-жа Бахмутова. — Это нормальный процесс, когда хочется, чтобы фондирование было дешевле. Сбербанк России предоставляет достаточно широкий круг услуг нашим компаниям: и привлечение денег, и обслуживание».

При анализе услуг, которые оказывают банки ФНБ, выяснилось, что БВУ воспринимают национальные компании как отдельных клиентов, а не группу «Самрук-Казыны». За одни и те же услуги компании группы платят разную комиссию разным банкам или же одному банку — разные компании. Разброс очень высокий: бывает в разы. Г-жа Бахмутова назвала причиной этого «отсутствие информации и не только… С нашей точки зрения, это неоптимальное управление деньгами в широком смысле и своими расходами — в узком. Это несогласованность действий и потеря денег. Мы начали масштабную работу и хотим, чтобы казахстанские банки воспринимали наши компании как группу и давали тарифы на конкурентной основе, то есть качество выше, комиссия — ниже», — рассказала замглавы фонда.

Сейчас идут консультации с банками, которые, понятно, воспринимают предложения ФНБ «без энтузиазма».

ВСС

Последняя по времени единая политика управления деньгами фонда и его компаний была принята в декабре прошлого года, что также немаловажно в свете эффективного управления денежными средствами. Где хранят временно свободные средства (ВСС) наши нацкомпании; как говорилось выше, только у РД КМГ 4 млрд долларов незадействованных средств? По словам замглавы фонда, были выявлены случаи, когда деньги просто лежат на текущих счетах в зарубежных банках под очень низкий процент, в то время как эти же компании или их «дочки», или «сестры» по фонду вынуждены занимать довольно дорогие займы на внутреннем и внешнем рынках.

Свод правил управления деньгами базируется на таких принципах: безопасность, ликвидность и доходность. Возникновение ВСС — часть технологического процесса. Сами компании решают, в какое время им понадобятся эти деньги и, соответственно, в какой казначейский портфель — длинный или короткий — они должны попасть, отметила г-жа Бахмутова.

Стандарты управления деньгами предусматривают, чтобы в первую очередь собственные средства компаний были направлены на финансирование приоритетных инвестпроектов. На тот период, пока они остаются временно свободными, они должны быть применены или во внутрибытовом кредитовании, если это оправданно, или размещены в финансовые инструменты. В какие именно, определяют сами компании, основываясь на правилах ФНБ.

В настоящее время объем требований нацкомпаний к контрагентам, в том числе и к Нацбанку (за исключением гарантий), — 2 трлн 885 млрд тенге.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики