Братан, I have a problem with барабан

О новых приключениях языка в устах европейского сказителя

Братан, I have a problem with барабан

Сочинитель песен и исполнитель народных и зарубежных хитов итальянец Сон Паскаль, приехавший в Казахстан из Лондона, представил публике новый клип в столице нашей родины Астане. Презентация прошла в новом многоэтажном здании на 37-м этаже, в зимнем саду, где собрались не только представители астанинской и алматинской прессы, но и политически и лингвистически подкованная молодежь. Мероприятие открыл представитель спонсорской компании, который пояснил присутствующим, что акция призвана поддержать и популяризировать государственный язык.

Песня о любви

Сначала на экране демонстрировались видео о творческом пути Паскаля, который приехал делать карьеру в Лондон, но оказалось, что поклоннику «Битлз» и любителю рок-н-ролла не место в туманном Альбионе. Сон — не для Лондона, а Лондон — не для Сона. И только рок-н-ролльные и хлебосольные казахстанцы смогли по достоинству оценить итальянца, поющего по-английски и по-казахски. Затем презентовали сам клип.

Песня, к которой был снят видеоряд, называется «Жаным сол». Она посвящена любви и служит, как сказано в пресс-релизе, проявлением нежных чувств к близким, также может восприниматься как комплимент от влюбленного в нашу страну иностранца. Несмотря на современную аранжировку, основной лейтмотив композиции был сыгран на традиционном казахском музыкальном инструменте — кобызе. Партию на нем исполнила Акерке Тажибаева. Слова песни написал молодой поэт Галымжан Молданазар. Сам клип лишен поднадоевшей гламурно-расточительной эстетики и снят, как модно ныне говорить, в мало бюджетной арт-хаузной манере.

Главный герой за рулем старенькой «Волги» с расстроенным выражением лица колесит по алматинской дороге. Жаль, что не за рулем трактора — так бы совсем получилось в духе «I love “Наша марка”» (во времена советского ретро автомобили Казахстан не выпускал, зато был славен Павлодарским тракторным заводом). Кстати, в случае выбранной при съемках траектории движения по заснеженному горному серпантину трактор мог бы оказаться более надежным средством передвижения.

Я — не мамбет!

В самом деле, если не вникать в смысл слов песни о любви, то у посвященных в рутинные проблемы алматинцев она может вызвать вполне определенные ассоциации, как нерасчищенные от снега и льда автотрассы затрудняют движение транспорта и пешеходов. В конце концов измученный дорогой путник бросает «железного коня», чтобы уже на своих двоих предпринять марш-бросок в снежное никуда. Там среди глубоких сугробов он отводит душу, выпивая вино прямо из горла и закусывая сыром сулугуни. Видно, что вино (судя по форме бутылки), которое Паскаль открывает голыми руками, и сыр местного производства, который он нарезает крупными кусками перочинным ножом и запихивает в рот — недорогие продукты, доступные широким слоям населения. Причем движения героя нарочито просты и грубы.

Эта эстетика вполне могла бы вписаться в концепцию панк-поп-творчества. Кстати, отвечая на вопрос о ситуации на алматинских дорогах, певец заявил, что его скорее заботят не дороги, а состояние человеческого ума, лаконично определяемое с надрывом проговариваемым, совсем не попсовым девизом «Я — не мамбет!» Также он не желает писать песни о деньгах и прочих прозаических реалиях нашей жизни, предпочитая беспроигрышный романтический жест.

Наше богатство

Нельзя переоценить вклад Паскаля в популяризацию казахского языка среди англоговорящей аудитории, выпускников премии «Болашак», обучающихся в иностранных вузах, и в продвижение ценностей казахского образа жизни в Европе. Музыканту не стоит останавливаться на достигнутом и следует развиваться дальше — после международного и государственного языков исполнить песни на языке межнационального общения и языках народов, населяющих Казахстан — на узбекском, украинском, уйгурском, татарском, немецком. Это поможет познакомить с многонациональным языковым и культурным богатством нашей страны не только иностранцев, но вызовет гордость за него у собственных граждан.

Еще Сону Паскалю обязательно надо спеть на своем родном итальянском. Ведь в Казахстане хорошо знают и любят не только английского певца Стинга (песню которого Englishman in New York Паскаль приложил к местным шымкентским реалиям), но и итальянцев: Адриано Челентано, Тото Кутуньо, Ricchi e Poveri и даже Энрико Карузо с Лучано Паваротти. Тем более что на левобережье Астаны, совсем недалеко от здания, где проходила презентация, рядом с Байтереком, вдоль Зеленого бульвара можно встретить много мест с итальянскими названиями — это и модные бутики, и подиумы, и кафе. Из одного кофейного заведения итальянской сети с хорошим кофе, обслуживанием и доступной ценой открывается вид на Акорду и правительственный комплекс. А ведь эти торгово-экономические связи можно сделать еще теснее при помощи популярного песенного жанра.

People Speak in пиджин

И хотя песни Паскаль исполнял на литературном казахском языке, во время презентации он общался с публикой по-английски, а также использовал ломаный казахско-русско-английский пиджин, что не могло не вызвать улыбку аудитории. С его уст то и дело слетали такие популярные выражения и обороты, как «праворулька», «рахмет, аташка», «people speak in казакша», «братан, братишка» и прочее наподобие «I’m sorry. I no can go to the party» и «No can» …

В связи с чем хочется привести небольшую филологическую справку. Обычно пиджинизированные языки возникали при контактах представителей европейской цивилизации с колонизируемыми народами либо, как лингва-франка,  в результате торговых отношений. Подобные образования отличаются примитивностью и остаются лишь средством межэтнического общения. В настоящее время пиджином (смесь азиатских языков с английским) называют сленговый язык, используемый, например, на Гавайях. Молодежь специально говорит на нем, чтобы ее речь казалась проще и комичней.

Измученный дорогой путник бросает «железного коня», чтобы уже на своих двоих предпринять марш-бросок в снежное никуда

Индустриализация плюс барахолка

Казахский язык начал развиваться как письменный литературный язык советской республики. Правда, он консервировался в аграрной сфере, отражая в литературе преимущественно жизнь аула. Именно в литературной (это следует подчеркнуть), а не в разговорной форме он не поспел за индустриальными изменениями в жизни общества, переходом к городскому способу существования. Как считает кандидат философских наук, исследователь философских проблем языка Канагат Жукешев, казахскому языку еще только предстоит достигнуть современной стадии развития общества. Сейчас ситуация стремительно меняется, казахский язык стал пропагандироваться и активно использоваться в управленческой и образовательной сферах.

На этом фоне в последнее время в Казахстане также получил распространение свой собственный пиджин, разговорная смесь языков, имеющая хождение в торговой (попросту говоря, барахольной) среде. Его ограниченность определяется тем, что этот язык не является средством культурного диалога и не предполагает чтения художественной и научной литературы на используемых языках. Он также не требует образовательных и интерпретационных усилий и предназначен, как правило, для реализации нужд первой необходимости.

Шапка слетает

В зимнем саду, где проходила презентация, можно было не только насладиться музыкальным творчеством влюбленного в Казахстан экспата, но и полюбоваться открывающимися с 37-го этажа фантастическими видами. Суровый пейзаж казахской степи разбавляли зеркальные здания странной конфигурации, сотворенные человеческими руками. Правда, они не казались человеческими, слишком человеческими, а скорее навеивали мысли о неземных цивилизациях, нашествии пришельцев с других планет. Полюбоваться красотами ко мне присоединились местные журналисты. Выяснилось, что еще совсем юный город уже стал обрастать своими архитектурными преданиями и мифами. Например, согласно одному из них «Хан Шатыр» по размерам задумывался в три раза шире и выше. И в нем по замыслу создателя должен был располагаться не торговый центр, а современный зоопарк американского образца (по словам астанинского коллеги, в Америке сейчас строят именно такие сооружения), оборудованный озерами и тропическим лесом, населенный райскими птицами, слонами, носорогами, нарвалами и китами. И, правда, глядя с высоты птичьего полета на бескрайние, подернутые вьюжной дымкой просторы, в это охотно верилось. Накануне у парадной лестницы железнодорожного небоскреба с моей головы слетела шапка в буквальном (а не только переносном) смысле. Ее сорвало порывом ветра, и какое-то время я гналась за ней по улице, пытаясь вырвать из лап озорного степного хулигана. Эта красочная сцена тут же была запечатлена оператором итальянского телевидения, приехавшим снимать фильм о жизни своего соотечественника в Казахстане. Как мне пояснили, итальянским зрителям будет интересно кино о том, как живется экспатам в других странах.

Однодневные гастроли Сона Паскаля в столице завершились выступлением в ночном клубе «Ажур», где получасовая песенно-развлекательная программа была с энтузиазмом встречена «клубящейся» астанинской молодежью.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности