Быки не спаслись

Из истории об убытках и продаже Merrill Lynch Грег Фаррелл попытался сделать полное драматизма эпическое полотно, эдакую финансовую «Илиаду»

Фаррелл Грег. Крах титанов
Фаррелл Грег. Крах титанов

На протяжении 400 страниц перед подготовленным читателем (неподготовленный книгу вряд ли осилит) разворачивается драматическое действие с 70 главными и второстепенными героями, их психологическими портретами и подробными резюме. В лучших традициях жанра подробно рассказывается, кто что подумал и почувствовал во время того или иного диалога — даже удивительно, что инвестбанкиры так много рефлексируют.

История Merrill Lynch в общих чертах известна и довольно проста. В период ипотечного бума 2006–2007 годов этот инвестбанк накопил много позиций в ипотечных бумагах и производных инструментах, CDO. Сделали это всего несколько трейдеров отдела фиксированного дохода — им хотелось заработать бонусы побольше. Главные злодеи — начальник отдела фиксированного дохода Осман Семерджи, бывший торговец коврами в Стамбуле, под руководством которого и приобретались «токсичные» активы, и взявший его на работу глава компании Стэн О’Нил. «Проталкивая Семерджи на работу в FICC-отдел, О’Нил и Факахани принимали продавца с наклонностями азартного игрока на должность главного управляющего казино», — пишет Фаррелл. Даже когда ипотечный рынок пошатнулся и начал сползать вниз, начальник отдела фиксированного дохода Семерджи продолжал уверять, что все в порядке. Пока увольняли Семерджи, пока разбирались, сколько и каких позиций набрал отдел, бумаги очень сильно обесценились. В итоге финансовое положение Merrill Lynch ухудшилось настолько, что компания с почти столетней историей потеряла независимость и стала частью Bank of America (его Фаррелл рисует эдакой корпорацией монстров, настоящей авторитарной организацией). Стэн О’Нил и Семерджи при увольнении получили многомиллионные бонусы, те, кто после них спасал компанию от неминуемого банкротства, не получили практически ничего.

«Крах титанов» назвали финансовым триллером, но это очень сильное преувеличение. Здесь нет напряженного сюжета, как в настоящем триллере, его подменяют многостраничные уговоры гендиректора Merrill Lynch согласиться на продажу компании.

Достойна ли вообще эта банальная «история о жадности и гордыне» эпического размаха? Для американских читателей, видимо, да. Собственно, Merrill Lynch была самым ярким символом инвестиционного подъема национальной экономики.

В отличие от других инвестбанков Merrill Lynch делал ставку на инвестиции самых широких слоев населения, для чего нанял огромный штат инвестиционных консультантов, так называемое громадное стадо Merrill. Консультанты предлагали американцам покупать акции, те вкладывали в бумаги американских компаний свои сбережения. Позже эмитенты стали обращаться к Merrill Lynch сами — через огромную сеть финансовых советников было очень удобно продавать свои акции во время IPO. «Меррилл (Чарли Меррилл — основатель Merrill Lynch. — «Эксперт») не хотел, чтобы его брокеры навязывали акции клиентам, которые ничего о них не знали. Он хотел, чтобы его брокеры стали доверенными финансовыми консультантами богатых и обеспеченных домохозяйств по всей стране. И для того, чтобы продемонстрировать честные намерения компании, он стал платить брокерам твердый оклад, а не комиссионные от продажи акций. <…> Расширяя пул инвесторов для Уолл-cтрит за рамки супербогатых клиентов, Merrill Lynch значительно увеличил приток капитала в перспективные компании и отрасли экономики, помогая тем самым экономике США расти более быстрыми темпами». Отсюда и слоган Merrill Lynch is bullish on America — «Merrill Lynch играет на повышение Америки». Крах Merrill Lynch означал бы, что пошатнулась сама опора американской экономики. Собственно, поэтому ФРС и настояла, чтобы Bank of America все же купил Merrill Lynch, и выделила ему для этого помощь — а ведь банк хотел пойти на попятную, когда выяснился истинный размер убытков Merrill Lynch.

Вдобавок ко всему за Bank of America стояли выходцы из южных штатов, ненавидевшие новое поколение янки — богатых банкиров с Уолл-cтрит с их бонусами. Это обстоятельство заставило Фаррелла подняться еще на одну эпическую высоту и сравнить сделку по покупке Merrill Lynch с решающими сражениями Гражданской войны 1861 года: «Это была битва при Геттисберге или капитуляция в Аппоматоксе — только на этот раз победили южане». Впрочем, особой разницы между финансистами неискушенный читатель не заметит.

Описаний роскошной жизни финансистов в этой книге тоже достаточно (хотя и гораздо меньше, чем, например, в «Американском психопате» Брета Истона Эллиса). Возможно, кого-то утешит, что топы американских компаний тоже любят оплачивать свои расходы корпоративными деньгами, летают в гольф-клубы корпоративными вертолетами и заказывают в свой кабинет антикварную мебель. А рядовые сотрудники зависят от решений, принятых топами, гораздо сильнее, чем в российской действительности, — так как все их сбережения вложены в акции компаний-работодателей.

«Когда рассвело, тысячи сотрудников Lehman Brothers пришли в офис своей компании, чтобы забрать свои вещи. А в центре города — в офисах Merrill Lynch — тысячи сотрудников компании пришли к себе на работу потрясенные, но одновременно и с чувством благодарности. Сотрудники Lehman Brothers потеряли не только работу, но и принадлежавшие им пакеты акций. В которые они зачастую вкладывали все свои сбережения и собственный капитал, — все это пропало. У сотрудников Merrill Lynch все еще была работа… а оставшиеся у них акции все еще имели ценность».

Фаррелл Грег. Крах титанов. Пер. с англ. — М.: Альпина Паблишер, 2012. — 412 с. Тираж 2000 экз.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности