Искусство — на ярмарку

Спрос на товары арт-бизнеса в Казахстане растет, и это привлекает на выставки-ярмарки в РК все больше зарубежных художников

Искусство — на ярмарку

Началось все с того, что муж купил мне швейную машинку и мне захотелось что-то сшить. Курсы шитья предполагали длительный процесс обучения, и я нашла выкройку Тильды (Tilda — это проект норвежского дизайнера Тони Финнагер, создавшей свою линию интерьерных игрушек и аксессуаров. — ЭК) и сшила», — рассказывает мастер-кукольник Елена Боровикова. Сейчас Елена занимается серьезными коллекционными куклами и возглавляет ТОО «Творческие сезоны», являющееся организатором международных выставок художественных и дизайнерских работ. «Печь для обжига фарфоровых кукол пока стоит без дела, сейчас выставка — моя главная кукла», — говорит г-жа Боровикова.

Себя показать

«Когда я начала делать авторских мишек и кукол, я уже понимала, что продавать их в Казахстане некому и негде. Я, честное слово, совершенно не хотела браться за организацию выставок. Но при этом понимала: если не я, то больше никто за это и не возьмется», — объясняет кукольный мастер. Стоит отметить, что мировая кукольная индустрия уже давно имеет далеко не игрушечные масштабы, а коллекционирование кукол — занятие очень даже престижное. В соседней России художественная кукла — это уже целый бизнес: существуют кукольные салоны и галереи, регулярные выставки авторских кукол, школы, обучающие азам изготовления кукол, есть даже кукольный журнал. Другая сторона этого бизнеса — индустрия, предлагающая новые материалы и технологии для работы кукольных мастеров. 20 лет назад ничего этого в РФ не было, представления об авторской кукле были крайне смутными — почти такими же, как в Казахстане еще два года назад. «Я надеюсь, у нас период признания авторской куклы не будет таким длительным — россияне в этом вопросе, можно сказать, первопроходцами были. Сейчас хотя бы Интернет есть, наши люди как минимум готовы зрительно воспринимать авторскую куклу. То есть, посмотрев хотя бы фотографии, они потом уже не в таком диком шоке от цен и от того, что они видят перед собой. Во всяком случае, возгласы “Что это вы тут наделали!” и “Что за сумасшедшие цены!” сейчас звучат все реже», — говорит Елена Боровикова, добавляя, что еще одним доводом в пользу организации выставок стал ее личный опыт, поскольку сама она регулярно выезжала и в Россию, и в дальнее зарубежье и видела, как подобные мероприятия организованы там.

Смена формата

За два года шесть выставок — таков промежуточный итог деятельности компании Боровиковой. «Конечно же, первые выставки были не такие, как хотелось бы. Они, безусловно, вспоминаются как самые душевные, но тогда я знала прекрасно, что все это будет дальше, дальше, дальше расти. И знала, куда оно будет расти», — говорит художница. Если самую первую организованную выставку Елена вспоминает как «голый энтузиазм», то уже к следующей стало заметно развитие — в первую очередь мастеров, которые участвовали в выставке. Они начали понимать, что необходимо выделяться. «Каждый раз все лучше и лучше люди организуют свои стенды. Сейчас это уже отдельные комнатки, отдельные истории, это уже хендмейдом не назовешь. Это уже дизайнерские работы». Существенный шаг в сторону настоящей выставки-ярмарки современного искусства, по мнению г-жи Боровиковой, был сделан год назад — как с точки зрения чисто организационных моментов (застройка стендами), так и с точки зрения статуса участников. Тогда в Казахстан впервые приехали как именитые российские кукольники, так и художник Петр Фролов, чьи картины, полные феерии и ярких красок, находятся в российских, европейских и заокеанских частных коллекциях. На последней выставке, прошедшей в декабре, были представлены работы Хильдегард Гюнцель, одной из самых именитых художниц в ряду мировых кукольных мастеров. Ее романтичные куклы, к слову, стоят совсем не романтично — до 10 тысяч долларов. И хотя непосредственно на выставке ни одна из работ Гюнцель приобретена не была, уже после того, как куклы были увезены в Германию, из Казахстана на них поступило два заказа, и теперь работы признанного кукольного мастера едут назад, к своим новым владельцам.

После экспериментов с датами проведения выставок, названиями и форматами Елена Боровикова определилась: в год она будет организовывать две выставки-ярмарки современного искусства. Весной — «Арт-индустрию» и зимой — «Главную Рождественскую выставку». «Мы намеренно убрали всякий намек на хендмейд из названий. Потому что мы должны у своего покупателя и сами у себя убрать в голове вот это слово «хендмейд». Оно необидное, но оно у покупателя вызывает совсем другие ассоциации, нежели те же самые дизайнерские работы. А по сути дела, поменяв всего лишь несколько слов, ты отношение человека меняешь к этим вещам», — объясняет необходимость появления новых названий г-жа Боровикова.

Кто в гости к нам

Современные художники прекрасно умеют считать деньги, и Казахстан для них привлекателен как новый рынок сбыта. Поэтому на завоевывающую необходимый авторитет в художественных кругах выставку будет приезжать все больше известных художников, уверена г-жа Боровикова. Уже на ближайшую «Арт-индустрию» кроме Фролова ждут Ирика Мусина и Александра Шадрина, из Екатеринбурга едут целые галереи («Красный квадрат» и «Да Винчи»). Не обойдется и без кукол — на этот раз от японского мастера. К слову, иностранцев, приехавших на выставку в Казахстан впервые, многое удивляет. «У нас, так скажем, Восток и все сделки совершаются в субботу-воскресенье. В России и в Европе совершенно по-другому. Там в пятницу утром приходит толпа коллекционеров, они боятся, что уже к субботе-воскресенью ничего не останется и они не успеют купить работы мастеров. Когда мастера приезжают к нам и видят, что в пятницу этой толпы нет, они ходят угрюмые. А в субботу-воскресенье приходят, обнимаются, говорят, какое счастье, а поначалу мы совсем про вас подумали… не очень хорошо. Кроме того, у них не принято торговаться с художником. Поэтому еще на этапе подачи заявок иностранными участниками я провожу маленький ликбез и про то, что основную часть посетителей надо ждать в субботу-воскресенье, и про то, что с ними будут торговаться — поэтому будьте готовы скинуть», — объясняет Елена.

Организаторы выставки-ярмарки художественных и дизайнерских работ предполагают, что в числе участников с каждым годом будет все больше компаний, производящих или продающих товары для творчества — для них рынок Казахстана тоже интересен. Такие участники очень привлекательны и для самих организаторов. «Для того, чтобы выставка состоялась, нужно набрать около 200 участников. Сейчас мы уже стараемся привлечь какие-то крупные фирмы, понимая, что мы не можем все время зависеть от участников, это довольно рискованное дело — ты подписываешь договор, платишь аванс, не зная, насколько участники осилят участие в выставке», — рассказывает Елена Боровикова, уточняя, что особенно актуальным вопрос финансовых рисков стал после того, как выставка вышла на такие площадки, как Дворец Республики и Дворец спорта им. Б.Шолака.

Если выставка будет «раскручена» и завоюет свою нишу на рынке — а в том, что этот процесс уже запущен и его не остановить, г-жа Боровикова не сомневается, — то казахстанскую выставку (пока единственную в таком формате в Центральной Азии) включат в свой график и известные художники, и крупные компании. И после этого можно будет надеяться, что мероприятие станет доходным не только для художников, но и для организаторов. Пока итог почти всех выставок для компании кукольного мастера — «в ноль». Удивительно, но ряд казахстанских авторов укоряют организатора: «Делаешь на этом деньги». «Хотелось бы, но пока — нет», — смеется Боровикова.

Все только начинается

Казахстанцы, во всяком случае жители Алматы, готовы и воспринимать, и покупать современное искусство в разных его видах — от картин до авторских кукол и мишек Тедди, уверена основательница компании «Творческие сезоны». На выставке продаются и полотна, и куклы, чья стоимость составляет тысячи долларов. 400–500 долларов готовы выложить посетители за мягкие игрушки — здесь ярким примером может служить полностью опустевший к концу выставки стенд Елены Кукузей, художника-теддиста из Сибири. А ведь стоимость ее работ составляла от 60 до 80 тыс. тенге.

«Мы надеемся, что с каждой выставкой уровень участников будет повышаться. Если среди определенного слоя наших мастеров мы можем утерять какие-то позиции, то среди серьезных мастеров, галерей, фирм, я думаю, мы уже все-таки какой-то авторитет завоевываем», — резюмирует г-жа Боровикова, отмечая при этом, что «на любой выставке, где бы я ни была — в России или за рубежом, все равно часть экспозиций представляют собой серьезные работы, другую часть — художественные проекты, и третий элемент — сувенирно-ярмарочная продукция (тот самый хендмейд, от ассоциации с которым в названии выставки было решено избавиться)». Без этого не обойтись, уверена организатор мероприятия, иначе выставка-ярмарка рискует превратиться в галерею. Мало кто хочет смотреть в двадцатый раз на не сильно меняющийся год от года ассортимент ремесленников, поэтому именно именитые художники, хедлайнеры выставки, на чьи работы можно посмотреть (и купить) всего 2–3 дня, притягивают зрителей. Вместе с тем большая часть посетителей все-таки идет на серьезные работы именно смотреть, а покупать собирается недорогих текстильных кукол и валяные тапочки.

Организаторы нередко объединяют два направления: «К примеру, в Германии, если выставляется какой-то серьезный художник, ему абсолютно незазорно выставить свои серьезные работы и тут же на передний план выложить значки, кулончики — почитатели таланта этого художника покупают в качестве сувениров эти работы. И я могу сказать, что человек может продать, к примеру, две серьезные работы и вот эту всю груду сувениров», — с улыбкой поясняет Боровикова, предлагая художникам и мастерам взять такой подход на заметку, как экономически оправданный.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?