Понаехали тут

Британские власти планируют серьезно ужесточить миграционные правила, чтобы ограничить въезд иностранцев на острова

Иностранцам получить работу в Британии теперь будет заметно сложнее
Иностранцам получить работу в Британии теперь будет заметно сложнее

Недавно опубликованные итоги последней переписи населения, проведенной в 2011 году, взбудоражили британское общество. Особое волнение вызвали данные по языку: по информации Бюро национальной статистики (ONS), 138 тыс. человек в Англии и Уэльсе (данные по Шотландии и Северной Ирландии будут опубликованы позже) вообще не говорят по-английски; 8% жителей этих регионов (а на них приходится почти 90% населения страны) в качестве своего основного языка во время переписи указали не английский. Самым распространенным из иммигрантских языков оказался польский — на нем сегодня говорят 546 тыс. жителей Англии и Уэльса. Прошло всего семь лет с тех пор, как Польша присоединилась к Евросоюзу, а польский уже стал вторым языком в Англии и третьим по распространенности (после английского и валлийского, на котором говорят 562 тыс. человек) в Уэльсе.

Перепись также показала растущее разнообразие расового состава жителей страны. С 2001-го по 2011 год доля англичан, валлийцев, шотландцев и североирландцев в населении Англии и Уэльса снизилась с 87,5 до 80,5%. В Лондоне доля белых британцев вообще впервые упала ниже половины — в 2011 году их оказалось всего 45%. Впрочем, белые в столице Британии не в меньшинстве благодаря присутствию значительных групп поляков, французов, итальянцев, американцев, литовцев, испанцев, русских и т. д. В целом на белых приходится 60% населения столицы. Однако Лондон, как оказалось, имеет самый высокий показатель среди всех британских городов по числу жителей, рожденных за границей (37%), и по числу иностранцев (24%).

Пришедшее к власти в 2010 году коалиционное правительство премьера Дэвида Кэмерона пообещало сократить миграцию с сотен тысяч человек до десятков тысяч в год. С этой целью были ужесточены миграционные правила — теперь людям, не являющимся гражданами Евросоюза, приехать в Британию действительно сложнее. Впрочем, большинство британцев (по опросу YouGov — 77%) не верят, что правительство добьется успеха.

Новый Вавилон

ONS публикует результаты своих переписей очень детально. Данные по языку доступны по совсем небольшим статистическим единицам, население которых составляет примерно 1,5 тыс. человек. Так, в статистическом округе Лондона, где живет собкор «Эксперта» (Westminster 16А), лишь 63% жителей указали английский в качестве своего основного языка. Французским пользуются 7%, арабским — 4,9%, испанским — 2,7%, итальянским — 2,5%, русским — 1,9%. В пределах всего одного километра отсюда находятся как статистические округа, где 23% говорят по-арабски, так и те, где 82% используют английский.

Во многих районах Лондона число говорящих на том или ином языке значительно выше среднего по стране. Например, в Актоне и Илинге на западе столицы число говорящих по-польски превышает 20% всех жителей, а в Тауэр-Хэмлетсе на востоке более 35% говорят на бенгальском. В Южном Кенсингтоне, в окрестностях посольства Франции, более 15% говорят по-французски. В Ламбете на юге Лондона 7% в качестве повседневного языка используют испанский, а в Харинги на севере города столько же говорят по-турецки. В фешенебельной Белгравии доля русскоязычных достигает максимума по Лондону: почти 3% жителей сообщили, что родной язык для них — русский.

Интересно, что результаты переписи противоречат мифу о сотнях тысяч русских, обосновавшихся в Британии. Согласно данным ONS, лишь 67 тыс. человек в Англии и Уэльсе (и всего 27 тыс. в Лондоне) указали русский в качестве родного языка. Даже если предположить, что все живущие здесь литовцы, латыши, эстонцы и украинцы говорят по-русски, то число потенциальных русскоязычных недотягивает до 200 тыс. человек.

Если взглянуть на языковую карту, составленную по результатам переписи, то оказывается, что похожее языковое разнообразие — с заметным перевесом в сторону польского — характерно для всех крупных и средних городов. Но их окружает сельская местность, остающаяся бастионом английского языка. Даже непосредственно за лондонской кольцевой автодорогой 97–99% жителей назвали в качестве родного английский. По данным переписи, в сельской местности столько же приходится и на белых британцев.

«Концентрация носителей других языков в городах совершенно понятна — здесь есть рабочие места и жилье, поэтому мигранты прежде всего едут в крупные города. Кроме того, в них они проще адаптируются, поскольку в более разнообразной городской среде меньше ощущают себя иностранцами. Вслед за мигрантами появляется мигрантский бизнес — от ресторанов и магазинов до агентств по трудоустройству и газет, которые создают им еще более комфортную среду для жизни», — рассказала «Эксперту» Мириам Черти, научный сотрудник лондонского Института общественной политики.

То, что за прошедшие десять лет польский с 12-го места среди самых распространенных языков скакнул на второе, мало кого удивило. «Начавшаяся после 2004 года волна миграции из Польши была по-настоящему массовой. В Британию в поисках работы и более высоких зарплат приезжали поляки самых разных профессий и квалификации — от мусорщиков и кассиров до инженеров и дантистов. Причем поляки не ограничивались Лондоном, а часто поселялись в небольших городах, где стоимость жизни ниже. Хотя в последние годы число мигрантов из Польши уменьшилось из-за кризиса, польское присутствие теперь стало неотъемлемой частью британского общества», — сказал «Эксперту» Ричард Баттервик-Павликовски, преподаватель польской истории в Университетском колледже Лондона.

Рекламная война

«Не приезжайте, пожалуйста, в Британию — тут дождливо и пасмурно, а рабочие места трудно получить и на зарплату трудно прожить». Примерно такой посыл должен заключаться в рекламных объявлениях, которые британское правительство планирует начать размещать в Румынии и Болгарии, суммарное население которых составляет 29 млн человек. Дело в том, что с января 2014 года граждане этих двух стран получают право на свободный доступ к рынку труда Евросоюза, в том числе Британии.

Исследовательский центр MigrationWatch, известный своим скепсисом в отношении мигрантов, опубликовал прогноз, что в ближайшие пять лет из этих двух стран в Британию прибудут 250 тыс. человек. Один из парламентариев-тори Филип Холлобоун заявил, что, по его оценкам, в страну всего за два года приедут 425 тыс. румын и болгар. Причем больше всего в Британии опасаются не представителей титульных национальностей, а цыган, которые живут в Восточной Европе в условиях бедности и дискриминации.

Эти цифры, впрочем, уже были подвергнуты критике другими экспертами, поскольку они основаны на данных о числе поляков и литовцев, которые приехали в Британию после 2004 года, поэтому серьезно завышены. «Тогда Британия была одной из всего лишь трех стран в ЕС, открывших свой рынок труда. К тому же был период экономического бума, безработица была очень низкой. Значительная часть румын и болгар, которые хотели уехать, уже уехали. Причем в другие страны ЕС, например в Италию, Испанию или Германию, с которыми у них более тесные исторические и культурные связи», — полагает Мириам Черти.

Тем не менее в британском правительстве решили перестраховаться. Так, хотя мигрантам из Румынии и Болгарии будет открыт доступ на рынок труда, они смогут получать социальные пособия лишь после того, как проработают в Британии не менее года. Если же после этого они будут оставаться безработными более шести месяцев, то их лишат пособий и депортируют на родину. В Лондоне считают, что эти ограничения предотвратят миграцию цыганского меньшинства, которых интересует не рынок труда, а социальная система Британии.

В самих Румынии и Болгарии крайне отрицательно прореагировали на британские инициативы. Ряд СМИ даже запустил собственные рекламные кампании на английском, нацеленные на британцев. Переживающих по поводу миграции островитян румынские газеты приглашают переселиться в Румынию. «Половина наших девушек выглядит, как Кейт Миддлтон. Вторая половина — как ее сестра» — утверждает постер румынского сайта Gandul. Другой сообщает: «Британия, может быть, пасмурна и дождлива, а у нас солнечно, есть теплое море и чудесные Карпаты со средневековыми замками».

Путеводитель по национальному мифу

Британские власти также объявили о новой версии теста для иностранцев, желающих получить ПМЖ (право на него обычно получают не раньше чем через пять лет проживания в стране). Предыдущая версия теста была введена лейбористским правительством еще в 2005 году и проверяла знания будущими британцами ключевых законов и прав (в частности, прав женщин), а также фокусировалась на практических вопросах жизни в Британии — от пользования общественным транспортом и банками до регистрации во врачебной практике. Новый 45-минутный экзамен из 24 вопросов (для его успешной сдачи нужно правильно ответить более чем на 75% вопросов) будет фокусироваться на истории и культуре, а не на том, как пройти собеседование на работу.

Так, от мигрантов потребуется знание того, кто такой адмирал Нельсон и сколько лет длится правление Елизаветы II, что такое Стоунхендж и почему в Англии так много каналов. Замминистра внутренних дел по вопросам миграции Марк Харпер заявил, что новый тест поддерживает интеграцию мигрантов. «Новая книга ставит в центр ценности и принципы британскости. Вместо того чтобы рассказывать о том, как подавать заявки на соцпособия, он позволяет активнее участвовать в британской жизни», — утверждает чиновник.

Впрочем, новый тест не обошелся без критики. Дон Флинн, директор благотворительной организации «Сеть права для мигрантов», отметил, что новый тест «стал большим шагом назад в плане интеграции. Новая версия больше похожа на вступительный экзамен в элитную частную школу. Очень трудно увидеть тут какую-то пользу», — полагает он. Так, в тексте книги, на которой основан тест, упоминаются лишь полководцы, монархи и прочие государственные деятели. По мнению критиков, находящиеся у власти консерваторы пытаются привить мигрантам «элитистское видение истории», где не нашлось места простым британцам — пехоте, выигрывавшей сражения, или рабочему классу, создававшему национальное богатство.

Лондон

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее