Полная солидарность

Создание единого пенсионного фонда на базе консервативного ГНПФ противоречит озвученной причине проведения реформы пенсионной системы — низкой доходности пенсионных активов

Полная солидарность

Как и предполагали участники пенсионного рынка (см. «Эксперт Казахстан» № 5 от 4 февраля 2013, «Объединяй и властвуй»), единый пенсионный фонд (ЕПФ) будет работать на базе принадлежащего государству накопительного пенсионного фонда (НПФ) — ГНПФ. С большой долей определенности об этом сказал заместитель премьер-министра Кайрат Келимбетов. Все пенсионные накопления должны быть консолидированы в ЕПФ до 1 июля 2013 года, то есть меньше, чем за полгода.

Единственным акционером государственного фонда с 2011 года является Национальный банк (НБРК), выкупивший 9,99% акций у Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР входил в капитал ГНПФ в 2007-м).

Глава НБРК Григорий Марченко предостерегал от того, чтобы ЕПФ принадлежал центробанку, видя в этом конфликт интересов: «Мы не можем быть одновременно и владельцем пенсионного фонда, и его регулятором», — заявил он сразу после того, как появилась информация о поручении президента создать ЕПФ. Вместе с тем до сих пор это соображение не мешало Нацбанку быть владельцем ГНПФ. Но, очевидно, мнение г-на Марченко все же было принято в расчет: по словам вице-премьера, собственником ЕПФ будет правительство.

Заявления г-на Келимбетова на сегодня единственная в своем роде конкретная информация о едином фонде. Из его слов стало известно, в частности, что создание ЕПФ не меняет принципов накопительной пенсионной системы, по всем видам обязательных взносов будет сохранена гарантия государства. Кроме того, он сообщил, что храниться накопления будут в Национальном банке, который является банком-кастодианом. Он же и будет управлять пенсионными активами (ПА) в соответствии с инвестиционной стратегией, одобренной советом по управлению ПА. Состав этого органа будет утвержден главой государства.

Интересны заявления, касающиеся главного вопроса, который и стал причиной перемены участи НПФ, — уровня доходности. Как сказал г-н Келимбетов, управление ПА будет «осуществляться на принципах диверсификации, обеспечения сохранности и умеренного уровня доходности». То есть правительство осознало то, что было понятно с самого начала: добиться высокой доходности при существующем регулировании и состоянии фондового рынка нереально. На большее, чем «умеренная» доходность, не приходится рассчитывать, если учесть низкие ставки государственных ценных бумаг, а скорее всего, именно в ГЦБ будут большей частью вкладываться деньги будущих пенсионеров, правда, могут возникнуть проблемы с диверсификацией инвестиций. ГНПФ как база единого фонда в данном случае — оптимальный вариант, ведь достаточно консервативная инвестиционная стратегия не позволяет ему быть лидером рынка по уровню доходности. Имея высокую рыночную долю (см. график 1), фонд на протяжении многих лет остается середнячком по таким показателям, как коэффициент номинального дохода К2, а также стоимость условной пенсионной единицы (УПЕ) (см. график 2).

Умеренность и аккуратность

Инвестиционная стратегия ГНПФ на протяжении всех 15 лет существования была призвана в большей степени сберечь накопления. Фонд не гнался за высокой доходностью, преимущественно вкладываясь в госбумаги и корпоративные облигации. Так, на 1 января 2005 года доля ГЦБ в портфеле фонда достигала почти 60%, в корпоративные облигации было вложено чуть больше 13% активов. Акций негосударственных эмитентов не было вообще. Но благодаря консервативной инвестиционной стратегии госфонду удалось удержать К2 в положительной зоне в кризисном 2008 году при средневзвешенном коэффициенте –0,84. Тогда «провалилась» доходность у крупнейших фондов — НПФ Народного банка Казахстана (НПФ НБК) и «УларУмита», соответственно, до –3,69% и –16%.

Структуру инвестиций ГНПФ в 2013 году демонстрируют графики 3 и 4. Как мы видим, и сегодня фонд отдает предпочтение государственным бумагам. Удивляет, что при этом доля рисковых активов в текущей стоимости ПА оценивается в 33,97% при среднерыночной 36,03%. Для сравнения: в портфеле НПФ НБК доля рисковых активов на начало года — 27,72% при К2 фонда 5,09. Рисковые активы НПФ «Астана», показывающего самый высокий результат по системе — К2 на уровне 5,15, регулятор оценивает в 54,75%. У ГНПФ коэффициент номинального дохода не достиг даже средневзвешенного значения в 4% и составил 3,93%. Это несоответствие риска и доходности заставляет сомневаться в грамотности управления пенсионными активами фонда.

«В зависимости от профессионализма действующей команды ГНПФ показывал разные результаты — как высокие, так и низкие. Если же будет организован ЕПФ, то отсутствие конкуренции, естественно, приведет к снижению результатов. Не будет необходимости работать на максимуме своих сил, чтобы удержать или привлечь вкладчиков. Это законы рынка и психологии. И уже в подтверждение этому проскальзывают заявления о том, что доходность ЕПФ будет умеренной. Когда нет конкуренции — любые цифры можно назвать умеренными. Доходность ГНПФ все-таки оставляет желать лучшего…» — так оценивает уровень управления ПА в госфонде председатель правления НПФ «Астана» Андрей Карягин.

Звучали разные предположения, чем же на самом деле будет ЕПФ. «Системой управления пенсионными счетами» — как предполагает министр экономики и бюджетного планирования Ерболат Досаев, или единственным пенсионным фондом, как было в советское время при солидарной системе. Кайрат Келимбетов сказал, что действующие НПФ будут иметь возможность продолжить свою деятельность в качестве управляющих инвестиционным портфелем. «Пенсионные фонды смогут преобразоваться в управляющие компании либо преобразоваться в пенсионные фонды, которые будут работать только с добровольными накоплениями, либо добровольно ликвидироваться и уйти с рынка», — заявил и глава Нацбанка Григорий Марченко.

Вряд ли на рынке в качестве управляющих останутся все игроки. Держать фонд для добровольных накоплений также невыгодно: на сегодня во всей системе около 38 тыс. вкладчиков, перечисляющих добровольные взносы. По неофициальной информации, полученной от участников рынка, по крайней мере четыре пенсионных фонда, в том числе два крупных, выбрали третий вариант из предложенных г-ном Марченко, и намерены закрыться.

Небольшое количество управляющих пенсионным портфелем отразится на конкуренции: инвестиционная политика даже разных компаний будет, скорее всего, регламентироваться сверху — советом по управлению ПА. При этом у вкладчиков, по мнению независимого аналитика Юрия Храмцова, будет лишь выбор между различными инвестиционными планами (если правительство не отменит субпортфели) — агрессивным, умеренным и консервативным. От этого будет зависеть и доходность.

«Можно предположить, что в функции ЕПФ будет входить не только (а может и не столько) прямое управление портфелем на уровне принятия инвестиционных решений, но и делегирование функций по инвестиционному управлению частями объединённого портфеля отдельным инвестиционным управляющим, созданным, вероятно, на основе существующих пенсионных фондов, — делится своим мнением Юрий Храмцов. — Таким образом, для ЕПФ будет критически важно не только заниматься непосредственным управлением частью портфеля, но и профессионально делегировать функции сторонним управляющим. Ясно, что будет иметь место большее разделение функций и ответственности, но на какой основе всё это будет происходить — пока совершенно не ясно».

Убытки и прибыль пополам

По мнению г-на Храмцова, при объединении счетов в одном фонде все вкладчики окажутся в «одной лодке» и начисленное вознаграждение/убыток будут распределяться более или менее равномерно. Это не значит, что всем вкладчикам будет обеспечена одинаковая доходность: во-первых, их пенсионные сбережения могут быть распределены по субпортфелям с разной доходностью. Во-вторых, определённая разница в вознаграждении с нарастающим итогом будет иметь место и для вкладчиков одного портфеля, просто потому, что вкладчики будут делать различные по сумме отчисления в разные моменты времени.

«Объединение не решит основную задачу — обеспечение надлежащей доходности, оно лишь позволит избежать крайних ситуаций, когда из-за неправильных или в какой-то степени умышленных действий — такого исключать также нельзя — отдельно взятого пенсионного фонда все его вкладчики теряют основную часть своих накоплений. Например, есть определённые сомнения в адекватности рыночных оценок некоторых инвестиций», — отмечает эксперт.

Кстати, по мнению г-на Храмцова, очень важно, по какой номинальной стоимости будут счета вливаться в единый фонд и какие «скелеты» с оценочной стоимостью инвестиций каждого из фондов в итоге всплывут. Как быть, если через какое-то время после объединения счетов возникнет необходимость существенной переоценки стоимости инвестиций, сделанных до объединения и по каким-то причинам на момент объединения имеющих некорректную оценку? Скорее всего, после объединения такие убытки/прибыль будут разделены между всеми вкладчиками объединенного фонда, предполагает он.

Все мы помним, что в начале существования накопительной системы образовалось множество двойных счетов, то есть один вкладчик мог иметь один, два и больше счетов, куда поступали его взносы. Особенно много таких накладок было в ГНПФ, который начинал работать как фонд «по умолчанию», то есть деньги вкладчиков, которые не определились с выбором НПФ, перечислялись в государственный фонд. Несколько лет назад пенсы расчистили свои базы учета, в том числе и ГНПФ. Резкое снижение количества ИПС (см. график 1) в фонде говорит как раз не только об оттоке вкладчиков, но и о расчистке базы. Но сегодня невольно вспоминается неразбериха первых лет действия НПС: до объединения счетов в ЕПФ осталось меньше полугода, такая стремительность чревата новыми ошибками.

По мнению г-на Карягина, оптимальный срок объединения — не менее полутора лет. «Объявленная дата вызовет серьезный хаос. Изначально стратегия ГНПФ была направлена на отдачу счетов (со временем многие вкладчики, взносы которых перечислялись в ГНПФ “по умолчанию”, перешли в другие фонды. — ЭК), поэтому программные и технологические решения, по всей видимости, не готовы. Все это придется в настоящее время воссоздать вновь, и на этом пути, конечно, встретятся многие подводные камни. Это лишние деньги из бюджета на развитие уже единого пенсионного фонда», — говорит глава НПФ «Астана».

Необходимы будут дополнительные средства и на капитализацию ГНПФ, ведь его активы возрастут многократно, а капитал должен быть адекватен и объему активов, и уровню рисков. «Если ЕПФ будет работать в условиях нынешнего регулирования, это потребует экстремального повышения его собственного капитала, потому что, естественно, частные фонды свой капитал ему не отдадут. Если же он будет выкупать все пенсионные фонды, то, думаю, сейчас свободных 2–3 млрд долларов в бюджете просто нет», — подчеркивает г-н Карягин. Он уверен, что регулирование ЕПФ будет кардинально изменено, требование к собственному капиталу будет радикально снижено. Система управления, скорее всего, будет сопровождаться Нацбанком. «Регулирование будет аналогично идеологии нефтяного фонда, то есть взаимоотношения по его управлению будут иметь двухсторонний договорной либо регуляторный характер (посредством постановлений правительства). Как мы знаем, сейчас для того, чтобы какой-либо государственный объект смог направить куда-либо средства, он собирает совет директоров с членами правительства и другими чиновниками. Такие группы можно будет собрать не очень часто, а решения по инвестированию ПА должны приниматься очень быстро. Но если решение будет приниматься бюрократизированно, ни о какой эффективности не может быть и речи. Это, к сожалению, доказано уже неоднократно», — считает глава НПФ «Астана».

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики