Национальные особенности приватизации

Казахстанская программа народного IPO запускается тогда, когда в мире вообще произошло охлаждение к такой форме организации, как акционерное общество, и, похоже, единственной реальной целью имеет умасливание отечественного среднего класса

Национальные особенности приватизации

В нефтедобывающем Казахстане в отличие, к примеру, от Арабских Эмиратов, доходы от нефтяного сектора не накапливаются на индивидуальных счетах граждан, что, конечно, раздражает если не все население, то отдельных его представителей. Неучастие народа напрямую в дележе нефтедолларов используется обычно в политических целях при очередных выборах в мажилис. Хотя стоит отметить, в последнее время выступления кандидатов в депутаты, а также действующих членов парламента на эту тему сошли на нет. Даже народные избранники поняли, что трансферты в госбюджет из Национального фонда, куда как раз и идут налоги от нефтянки, — суть наша форма использования сырьевых доходов в интересах всего населения.

Но, похоже, ощущая зреющее в обществе недовольство, власти страны все же решили допустить народ к владению национальными богатствами и объявили масштабную программу народного IPO.Она — программа — предусматривает первое публичное размещение акций крупнейших отечественных компаний, входящих в ФНБ «Самрук-Казына», в числе которых есть и сырьевые гранды («КазМунайГаз», «Казатомпром»), среди широкого круга инвесторов. Размещения пройдут в три этапа — с 2012 года по 2015-й. К покупке бумаг допускаются физические лица и накопительные пенсионные­ фонды.

Если под физлицами предполагаются в основном представители среднего класса, то НПФ объединяют практически все слои населения, и без них до сих пор не обходилось ни одно IPO отечественных компаний, будь то размещение акций АО «Разведка Добыча КазМунайГаз» (РД КМГ) в 2006 году или АО «Казахтелеком» в том же году. Кстати, IPO РД КМГ получило название «народного», потому что через НПФ население Казахстана как бы тоже становилось совладельцем компании. Во всяком случае, пенсионные фонды пока остаются основным источником инвестиционных денег в стране, к тому же, повторимся, вкладчиками НПФ является большая часть трудоспособного населения.

Число потенциальных покупателей акций в рамках народного IPO, по оценке организаторов, составит 160 тыс., они смогут вложить в компании от 100 до 200 млн долларов, текущий спрос на акции со стороны НПФ оценивается в 200—300 млн долларов.

Дело не в деньгах

Если сравнивать с общемировой практикой, у казахстанских IPO есть свои особенности. Впервые выводя свои акции на рынок, компании обычно преследуют две цели: получить рыночную оценку и привлечь дополнительные средства для дальнейшего развития, ведь продажа долевых бумаг — самый дешевый способ получения денег. В первом случае достаточно разместить даже небольшой пакет акций: стоимость даже одной бумаги показывает, как считается, реальную стоимость компании, хотя с этим можно поспорить. Во втором случае предлагается доля от 10% и выше.

Начиная с 2005 года казахстанские компании также начали проводить IPO. Осенью 2005 года на Лондонской фондовой бирже разместила более 26% своих новых и старых акций корпорация «Казахмыс» и привлекла 661 млрд фунтов стерлингов (1,13 млрд долларов). Акции в момент размещения торговались по 540 пенсов каждая, что означало рыночную капитализацию корпорации в 2,5 млрд фунтов. Годом позже в Лондоне и в Казахстане прошло первое публичное размещение акций РД КМГ, в результате компания привлекла 2 млрд долларов. Конечно, обе компании объявляли те же цели, что и другие эмитенты — оценка рынком стоимости и привлечение средств. В то же время проведение IPO на зарубежной торговой площадке активно поддерживалось властями, поскольку должно было показать миру наши успехи в развитии рыночной экономики, приверженность открытости и прозрачности и желание в дальнейшем держаться курса на либеральные реформы. Трудно сказать, чего было больше в первых IPO казахстанских компаний — экономики или политики.

То же самое мы видим и в нынешней программе народного IPO, в которой заявлены следующие цели. Первая: привлечь народные деньги в развитие экономики страны. «Эти деньги национальные компании смогут вложить в свое дальнейшее развитие, например, в модернизацию и расширение производственных мощностей», — говорится в программе. Вторая задача: развитие фондового рынка. Первые две цели можно считать чисто экономическими. А вот третья уже на стыке экономики и политики: распределение национальных богатств между гражданами страны. Цитируем по программе: «Новый финансовый инструмент приумножения капитала должен способствовать росту благосостояния населения, а значит, благосостояния всего государства». Граждане, покупая акции крупнейших компаний, могут получать дополнительную прибыль, участвовать в управлении и развитии компаний, обещает нам правительство.

В том же документе мы встречаем противоречие одной из заявленных целей: «Государство как единственный владелец компаний-участников не ставит для себя целью пополнить бюджеты этих компаний (тогда бы привлекали скорее иностранных инвесторов), а стремится развивать национальный фондовый рынок так, чтобы, как и во всем мире, вовлечь больше граждан в его деятельность». Деньги компаниям, во всяком случае столь небольшой объем (даже по максимуму физлица и «пенсы» вложат в бумаги полмиллиарда долларов), не очень-то нужны. Если сравнить объем средств, привлеченных нашими эмитентами в ходе IPO на LSE, с теми, на которые рассчитывает правительство при «народном» размещении акций, то понятно, что в первом случае сумма была на порядок выше. Правда, нужно учитывать конъюнктуру в пятом и шестом годах и нынешнюю: после кризиса цены на акции значительно упали и продолжают снижаться на ожиданиях нового кризиса.

Кто что получит

Для профессиональных участников рынка ожидание народного IPO прежде всего связано именно со второй задачей — развитием фондового рынка. «Можно однозначно быть уверенным в том, что этот процесс вызовет оживление на рынке, — так оценивает IPO компаний председатель правления АО НПФ «Атамекен» Кантар Орынбаев. — Приток новых розничных инвесторов позволит повысить ликвидность локального фондового рынка. Будут происходить более частые сделки по покупке и продаже акций, что в итоге поспособствует определению их реальной рыночной стоимости. Сама продажа акций крупных компаний по их сегодняшней стоимости с экономической точки зрения, наверное, не столь выгодна для государства. Но можно посмотреть на этот процесс и так — государство предлагает гражданам стать активными игроками на фондовом рынке, совладельцами крупного бизнеса и в случае удачного проведения акции население будет вовлечено в экономическую жизнь страны. То есть с этой точки зрения эта акция абсолютно оправданна. Люди станут не только финансово грамотными, но и смогут сами в пределах своих полномочий управлять государственной собственностью,они будут вовлечены в реальный крупный бизнес. Поэтому в дальнейшем, я полагаю, это будет иметь положительный эффект в целом для поступательного развития страны в экономическом и политическом ракурсах».

Сабит Хакимжанов, директор департамента исследований компании Halyk Finance, ожидает повышения эффективности государственных предприятий в результате их частичной приватизации­. «Правительство приглашает население стать совладельцами госпредприятий и получить право на долю в прибыли. Отношение населения также поменяется с исключительно иждивенческого на более хозяйское и более ответственное. Инвесторы начнут интересоваться доходами и прибылью предприятий, чем они живут и дышат. Этот интерес со стороны инвесторов предполагает активизацию механизмов корпоративного управления, которые повысят эффективность самих предприятий. А изменение структуры собственности означает, что система трехсторонних взаимоотношений между госпредприятиями, населением и бюджетом должна поменяться с бюджетно-административных на рыночные, что повысит эффективность экономики в целом», — уверен он.

Компании, а многие из них до сих пор не размещали своих акций, в результате IPO наконец-то получат рыночную оценку. «Снижение доли государства и приход миноритариев позволит увеличить freefloat акций компаний, а также получить рыночную оценку стоимости размещаемой компании. Сейчас многие из числа запланированных к выходу на IPO компаний еще не имеют рыночной стоимости. Их акции пока не торговались, но IPO должно определить справедливую стоимость этих компаний», — считает Кантар Орынбаев.

Мировой опыт приватизации госсобственности показывает, что участие частного капитала действительно значительно повышает эффективность предприятия, как это произошло, в частности, в Великобритании. Но будет ли это справедливо в нашем случае?

Вряд ли миноритарии казахстанских компаний смогут влиять на их управление — слишком маленькие пакеты (от 5 до 15%) планируется выставить на продажу. Контрольный пакет останется в руках государства.

«Миноритарии в пределах такого пакета акций не смогут существенным образом повлиять на корпоративное управление компаний. Если предлагаемый пакет акций будет увеличен хотя бы до размеров блокирующего пакета, то тогда миноритарии смогут играть весомую роль в политике компаний», — предполагает г-н Орынбаев.

Но вряд ли государство пойдет на продажу пакета большего, нежели заявлено, во всяком случае в компаниях, имеющих стратегическое значение — в КМГ, Каз­атомпроме, КЕГОК, Казтрансойле. Так что инвесторы — и НПФ, и физические лица, будут лишь претендовать на часть прибыли компаний в виде дивидендов и на доходы от роста стоимости акций.

Но если профессиональные инвесторы, те же «пенсы», могут оценить потенциал роста акций и будут принимать решение о покупке на основании всестороннего анализа предложения, то частные инвесторы, не обладая достаточным уровнем знаний, могут и ошибиться. Им придется полностью положиться на мнение брокера, которое может быть достаточно субъективным. У непрофессионалов нет возможности изучать финансовую отчетность, отслеживать ценовую конъюнктуру на бирже и исходя из этого принимать решение о покупке-продаже бумаг. Можно ожидать, что большая часть граждан купит бумаги — и забудет о них, пока не придет время получать дивиденды или возмущаться падением цен.

Вот какой совет дает инвесторам Кантар Орынбаев: «В рамках народного IPO государство собирается предложить казахстанцам акции стабильных и финансово устойчивых компаний, которые успешно работают продолжительное время и хорошо известны всему обществу. Но потенциальным акционерам надо иметь в виду, что чем выше риск — тем больше и премия. То есть компания с агрессивной стратегией может принести больше дивидендов своим акционерам. Компания со стабильной стратегией принесет меньше прибыли акционерам, как, впрочем, и убытков. Но, учитывая удачное время проведения IPO и в действительности небольшой объем предложения (в сопоставлении с размером пенсионных активов), думаю, риски приемлемые».

Пока неизвестна цена размещения, а именно от нее будет зависеть дальнейший рост акций. Но, как известно по опыту проведения IPO, в момент размещения стоимость акций завышена, и специалисты не рекомендуют входить в акции во время первого публичного размещения. Это доказывает IPO Facebook:18 мая акции были размещены по цене 38 долларов за штуку, в процессе торгов выросли до 42,05 доллара, к 30 мая упали до 28,85 доллара. Падение может продолжаться достаточно долго, например, как в случае с акциями российского ВТБ, несколько лет.

Впрочем, остается возможность получить дивиденды. Как раз об этом говорит г-н Хакимжанов: «Определяющим показателем для инвестора является доход, который кроме роста цены также включает полученные дивиденды. Пусть после выплаты дивидендов акции упадут в цене, но инвесторы останутся довольны: общий доход будет выше, чем в других инвестициях». В то же время он считает, что потенциал доходности участвующих в IPO компаний, а это в основном регулируемые инфраструктурные компании, зависит от режима регулирования. «И если вы хотите, чтобы инвесторы принесли свои деньги, в режиме регулирования должна быть заложена возможность получения требуемой доходности на капитал», — предупреждает он.

IPO выходят из моды

По данным очередного обзора мировых рынков IPO, подготовленного компанией «Эрнст энд Янг», в I квартале 2012 года наблюдалось резкое снижение уровня активности сделок IPO. Состоялось всего 157 сделок, в результате которых было привлечено 14,3 млрд долларов, что на 69% ниже показателя объема капитала, привлеченного за аналогичный период прошлого года. Минувший квартал показал наиболее низкие результаты за весь период времени со II квартала 2009 года. В I квартале 2012 года в мире было проведено лишь одно IPO в размере свыше 1 млрд долларов. По сравнению с I кварталом 2011 года показатель среднего размера сделки снизился на 42%.

Как отмечает издание The Economist, в развитых странах в последнее десятилетие идет устойчивый спад публичных размещений. Количество публичных компаний сократилось на 38% с 1997 года в Америке и на 48% на основных рынках Великобритании. Число первичных публичных размещений в США упало со средних 311 в год в 1980—2000 годах до 81 в 2011-м.

Когда-то публичные компании стремительно набирали популярность, и на то были причины: это привлекательная форма для сбора инвестиций, у них хороший менеджмент, они могут жить после смерти вдохновляющего их учредителя и т.п. Однако кризисы показывают, что это далеко не самая эффективная модель. Так называемый бизнес по-американски начинает смотреться хуже государственных и семейных компаний из Азии, которые кажутся более устойчивыми в трудные времена. Семейный бизнес был длительное время популярен и в Европе, собственно, это и есть классический бизнес по-европейски. Азиатские компании тоже выходят на биржу, но, по сути, ничего не делают, чтобы устранить полный контроль государства или членов семьи, так что это только иллюзия американской формы с восточным содержанием.

Одной из важных проблем публичных компаний является конфликт собственников и менеджеров, каждый из которых преследует свои цели, что разрушает бизнес. Кроме того, АО нацелены на ежегодные результаты (в том числе чтобы менеджеры получали свои бонусы), что мешает им работать на долгосрочную перспективу в ущерб текущему отчетному периоду (как это делали когда-то европейские компании, работающие по 100 лет). Есть и другие проблемы, в частности ужесточение регулирования, которое в конце концов приводят к тому, что срок жизни таких компаний все меньше. Вызовы для них становятся все более сильными, что позволяет экспертам рисовать мрачное будущее этой организационной формы.

В Казахстане пока мало информации, чтобы анализировать будущее публичных компаний. Народные IPO уже в любом случае состоятся. И можно будет увидеть, насколько для нашей страны это необходимое и перспективное мероприятие. Или, может, отечественные предприниматели окажутся правы в том, что пока не стремятся на биржу.

В заключение хотелось бы привести мнение о народном IPO независимого аналитика Шамиля Дауранова:«Считаю, что это нужно было делать в 1997 году вместе с запуском “голубых фишек”. Сегодня сырьевые­ предприятия не заинтересованы в эмиссии ценных бумаг. Остальные интереса не представляют. К тому же уровень доходов основной массы населения не позволяет обеспечивать накопления, а богатые уже нашли направления вложения своих денег — недвижимость за границей и другие».

В подготовке материала принимал участие Олег Иващенко

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?