Худшее вместо лучшего

В казахстанском парламенте идет обсуждение законопроекта "О средствах массовой информации". Каким он выйдет из рук законодателей, пока говорить рано - в законопроект вносится много поправок и замечаний. Но кое-что и в законопроекте, и в том, как ведется над ним работа меня настораживает.

Худшее вместо лучшего

Разрабатываемый закон является одним из важных элементов построения гражданского общества. А раз так, то в его разработке, очевидно, общество и должно принять участие. Госчиновники заверяют нас, что законопроект "О средствах массовой информации" широко обсуждался, что в этом процессе участвовали общественные организации, которые высказали свои замечания. Я не хочу никого обвинять, но в действительности ни одна общественная организация в подготовке закона не участвовала. Он писался в тиши кабинетов института экспертизы Министерства юстиции, без учета интересов тех, кому по этому закону жить. Раз или два нас, представителей общественных организаций, собирали, но никакого обсуждения не было.

19 декабря профильный комитет парламента по социально-культурному развитию должен дать свое заключение по законопроекту, после чего до его утверждения останется самая малость. А ведь закон получается несовершенным, и меня, как журналиста, он не устраивает. В нынешнем виде закон расставляет очень много ограничительных флажков.(здесь, буквально через запятую нужно перечислить наиболее одиозные)

Сегодня в Казахстане более 90% средств массовой информации не являются государственными. У них частные владельцы, большинство из которых относятся к своим СМИ как к бизнесу. Они должны приносить прибыль. Как зарабатывать деньги по большому счету в праве решать те, кто инвестирует эти СМИ. Однако в новом законе, если его примут в нынешнем виде, несколько глав посвящено министерству печати. В этих статьях тщательно расписаны довольно широкие регулирующие полномочия министерства. Речь идет об откровенном вмешательстве госучреждения в частный бизнес, что явно противоречит политике, провозглашенной совсем недавно президентом Казахстана.

По законопроекту главным редактором СМИ не может быть иностранный гражданин или человек без гражданства. По действующему законодательству, доля иностранного участия в том или ином СМИ не должна превышать 20%. Такой подход объясним. Но если 80% капитала принадлежит гражданам Казахстана, значит именно они определяют политику средства массовой информации. И никакой редактор-иностранец не сможет отклониться от курса, выработанного держателями СМИ. А вот использовать его опыт было бы очень полезно - своих-то руководящих кадров нет. Я, конечно, фантазирую, но Владимир Познер, например, смог бы поднять профессиональный уровень любого казахстанского телеканала. Почему российский гражданин Рустам Ибрагимбеков может быть главным продюсером фильма "Кочевники", а гражданин другой страны не может руководить редакцией?

В то же время иностранные специалисты широко используются в нефтедобывающем секторе экономики, в энергетике. А это ведь стратегические отрасли. Понятно, что СМИ -важный идеологический инструмент. Но ограничения, прописанные в новом законопроекте, неприемлемы для развития гражданского общества Казахстана.

В новом законопроекте очень мало внимания уделено правам журналистов. Журналист имеет право только на получение информации и практически ни на что более. Зато ответственность журналистов прописана очень широко. По новому закону, журналист, неправильно припарковавший машину и привлеченной за это к административной ответственности, не может руководить СМИ.

Крайне неточны в законопроекте формулировки, касающиеся частных владельцев и учредителей СМИ. Допустим, газета зарегистрирована как товарищество с ограниченной ответственностью, но при регистрации в уполномоченном органе представителя товарищества попросят показать учредительный договор. Казалось бы, мелочь, но из-за этой мелочи новый закон по СМИ вступит в противоречие с Гражданским кодексом, в котором учредительный договор является коммерческой тайной. Как, впрочем, и источники финансирования, которые, согласно проекту, тоже должны быть представлены в уполномоченный орган.

Вопросы возникают и по статьям о перерегистрации издания. При смене собственника, предприниматель, купивший СМИ теперь, оказывается, должен будет опять проходить весь процесс регистрации издания как-будто он никогда не существовало. А это издание тем временем продолжает выходить. Проще было бы просто поменять выходные данные и известить соответствующий орган о факте перехода права собственности.

Вызывает несогласие тематические ограничения издания. Так, почему в спортивной газете, нельзя писать о политических деятелях? Почему в развлекательном издании нельзя опубликовать деловую статью? Таких "почему" возникает множество.

Готовящийся закон сложен, запутан, противоречив. Закон о СМИ, который был принят в 1991 году, был гораздо прогрессивнее и демократичнее нынешнего законопроекта. Он сыграл важную роль в становлении средств массовой информации Казахстана. Благодаря ему, Казахстан по уровню развития средств массовой информации выглядит сейчас лучше, чем другие государства Средней Азии. Мы идем почти вровень с Россией и Украиной.

Принятие нового закона приведет к сужению информационного поля. А это регрессивное явление, не идущее на пользу государства. Приняв такой закон, мы уступим демократические позиции, занятые Казахстаном за годы своей независимости.

Поразительно, но, похоже, что казахстанских журналистов такая перспектива не слишком беспокоит. Или они не способны заглянуть чуть дальше сегодняшнего дня? Они не интересуются разрабатываемым законом. А многие даже не знают нынешний закон. И это передовой отряд гражданского общества, который мы хотим построить? Общества активного, ответственного, заинтересованного в укреплении демократических ценностей. Если "передовой отряд" не отличается подобными качествами, то и нужного общества ждать не стоит.