Нефтяной локомотив

Казахстану необходимо максимально использовать благоприятную ценовую конъюнктуру на мировых рынках нефти, чтобы направить "нефтедоллары" на диверсификацию экономики.

Нефтяной локомотив

За последние 5 лет доля нефтегазового сектора в ВВП Казахстана выросла почти в 2,5 раза, составив в 2002 году около 16% (табл. 1). Это практически идентично совокупному вкладу в ВВП транспортного и строительного сектора республики. Причем, в структуре промышленности доля нефтегазового сектора занимает 11,8%, увеличившись за этот же период более чем в 2,7 раза. Более чем в два раза выросла доля нефтегазового сектора и в строительстве, что свидетельствует о достаточно интенсивном развитии новых объектов.

Если в государствах Европы и Евразии совокупный уровень нефтедобычи в 2002 году составлял 97,2% от уровня 1985 года, а в России - 100,9%, то в Казахстане за этот период данный показатель увеличился на 207% (рис. 1). Это является ярким подтверждением того, что республика взяла курс на интенсивное развитие нефтегазового сектора, в особенности нефтедобывающей отрасли. Начиная с 1996 года, в Казахстане идет неуклонный рост добычи нефти (включая газовый конденсат), хотя в первой половине 90-х годов, особенно в 1994-1995 годы, уровень добычи нефти в республике заметно сократился.

В 2002 году на долю Казахстана приходилось 1,3% общемировой добычи нефти. Из более чем 60 нефтедобывающих государств мира Казахстан по объему добычи углеводородного сырья занимает 18 место, а среди стран Европы и Евразии - четвертое место, после России, Норвегии и Великобритании. Причем, доля Казахстана в общем объеме добычи нефти в этом регионе из года в года растет и к настоящему времени составляет 6%.

Безусловный лидер экономики

За последние десять лет темпы роста нефтедобычи существенно опережают темпы роста экономики (рис. 2). Так, за этот период рост ВВП составил порядка 3% по сравнению с 1992 годом, а темп роста добычи нефти (включая газовый конденсат) возрос более чем в 1,8 раз. Причем рывок отмечен в последние четыре года. И этот рывок оказал заметное влияние на рост объемов промышленного производства и экономики в целом.

Рост объемов производства казахстанской нефти связывается с двумя факторами. Во-первых, это обусловлено значительным увеличением притока иностранного капитала, в особенности прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в нефтедобывающую отрасль. Во-вторых, существенное влияние на ситуацию в нефтяном секторе казахстанской экономики оказывает благоприятная конъюнктура мировых рынков углеводородного сырья.

Отметим, что одним из важнейших аспектов процесса экономических реформ в Казахстане было создание благоприятного инвестиционного климата для отечественных и иностранных инвесторов, который является одним из самых привлекательных не только в странах СНГ, но и среди государств Центральной и Восточной Европы и стран Балтии. Так, Казахстан на протяжении последних восьми лет намного опережает остальные страны СНГ по инвестиционной привлекательности экономики, стабильности политической системы и доступу к финансовым ресурсам. Действительно, республика первой среди государств Содружества получила инвестиционный рейтинг (категории выше "BBB минус" считаются инвестиционными, в то время как "BB плюс" и ниже - спекулятивными). Все это привело к увеличению объема инвестиций, как внутренних, так и иностранных, и повышению их производительности, что имеет решающее значение для поддержания высоких темпов экономического роста в стране. Анализ глобальных и региональных потоков миграции капитала показывает, что Казахстан за последние восемь лет значительно опередил многие страны и регионы мира по динамике привлечения портфельных иностранных инвестиций (ПИИ). К примеру, за этот период ПИИ в Казахстане увеличились в 2,7 раза, в странах Центральной и Восточной Европы - в 2 раза, в России - 1,2 раза.

По состоянию на конец 2002 года накопленный объем иностранных инвестиций в экономику Казахстана составил 23 млрд долларов, в том числе ПИИ - 15,4 млрд. Из совокупного объема ПИИ, поступивших в экономику страны за последние 10 лет более 60% было направлено в добывающие отрасли. Причем в добычу сырой нефти и природного газа вложено порядка 54% от всей суммы ПИИ, привлеченных в экономику республики (табл. 2). Эти данные показывают, что зарубежных инвесторов привлекают главным образом сырьевые отрасли, особенно добывающие сектора нефтегазовой и металлургической промышленности. В отдельные годы доля ПИИ в добычу сырой нефти и природного газа превышала 70%.

Другим важным фактором, оказывающим влияние на динамику добычи нефти и роста производства в нефтегазовой отрасли, является благоприятная ценовая ситуация, сложившаяся на мировых рынках нефти. Это стимулирует нефтедобывающие компании наращивать объемы производства и экспорта нефти. Казахстан, также как и Россия, Азербайджан и Туркменистан, в значительной степени зависят от экспорта энергетических ресурсов. В Казахстане экспорт углеводородного сырья, начиная с 1995 года, неуклонно растет (табл. 3). Так, за 1995-2002 годы объемы экспорта нефти и газового конденсата в натуральном выражении выросли в 3,5 раза, в стоимостном - в 6,7 раза (тогда как весь экспорт - в 1,7 раза). При этом доля экспорта нефти и газового конденсата в общем объеме экспорта республики постоянно растет и достигла 50%.

За период 1995-2002 годы доля экспорта сырой нефти (включая газовый конденсат) в общем объеме ее добычи увеличилась с 55% до 83%. Высокие мировые цены на углеводородное сырье в совокупности с оживлением экономик ведущих государств мира после финансового кризиса 1997-1998 годов, оказали влияние на уровень добычи и экспорта казахстанской нефти. С момента упомянутого кризиса мировые цены на нефть заметно увеличились. К примеру, на нефть сорта Brent и нефти корзины стран-членов ОПЕК цена за 1 баррель увеличилась на 31%, на нефть сорта Urals - на 29%.

Добываем много, зарабатываем мало

Характерной особенностью отечественного экспорта углеводородного сырья является ее географическая направленность. Основные объемы экспорта сырой нефти и газового конденсата осуществляются в страны, не входящие в зону СНГ. И их доля которых неуклонно растет. При этом в списке импортеров казахстанской нефти лидируют оффшорные зоны (табл. 4).

Еще одной специфической особенностью в развитии нефтяного сектора республики является практика трансфертного ценообразования, применяемая при поставках углеводородного сырья за пределы Казахстана. В условиях Казахстана, как впрочем и других стран СНГ, механизм трансфертного ценообразования, намеренно применяемый транснациональными корпорациями для увода капитала из страны, приобретает все более изощренные формы. В результате проделываемых манипуляций очень трудно доказать аффилированность сторон, участвующих в сделке и, как следствие, почти невозможно установить факт намеренного занижения цены. А между тем, значительная доля экспорта стратегических ресурсов республики осуществляется по заниженным ценам. В качестве примера приведем некоторые расчеты, которые не претендуют на абсолютную точность, но вполне справедливы для макроэкономического анализа.

Среднегодовая стоимость экспорта нефти на Виргинские и Бермудские острова (газовый конденсат туда не экспортируется) в 2000 году составила 181,2 долларов за тонну, среднегодовая мировая цена нефти Brent составляла 28,27 долларов за баррель или 212,0 долларов за тонну (здесь: 1 тонна=7,5 барреля). Элементарные арифметические расчеты показывают сумму утечки капитала - 411,2 млн. долларов.

Таким образом, учитывая среднегодовую стоимость экспортных поставок нефти из Казахстана и среднемировые цены на нефть сорта Brent в 1998-2002 годах, потенциальные потери от использования механизма трансфертного ценообразования за последние пять лет, по нашим расчетам, достигли 7493,7 млн. долларов. С учетом максимальной маргинальной ставки корпоративного налога в 30%, можно утверждать, что государственный бюджет страны недополучил за эти годы порядка 2248,1 млн. долларов.

В действительности уровень налоговой нагрузки нефтедобывающих компаний в Казахстане значительно ниже 30%. Так, по данным Министерства финансов республики, коэффициент налогообложения для крупнейших иностранных нефтяных компаний значительно снизился. В частности, для ТОО СП "Тенгизшевройл" этот коэффициент снизился с 17,5% до 14%, а для китайской "CNPC-Актобекмунайгаз" - с 20% до 7,9%, что обусловлено различными налоговыми преференциями, которые имеются у этих компаний.

Ситуация, сложившаяся в нефтегазовом секторе Казахстана явно противоестественная. Нынешняя методика налогообложения, к примеру, Соглашение о разделе продукции (СРП), не учитывает интересы страны. Так, по ныне действующему СРП до 80% извлекаемой нефти идет на компенсацию расходов по ее добыче, и лишь 20% составляют прибыль, которую делят между собой инвестор и государство. В большинстве нефтедобывающих государств мира доля, получаемая ими от доходов, связанных с добычей нефти очень высока. К примеру, в Индонезии этот показатель составляет 88%, в Малайзии - 83%, в Китае - 60%, в Нигерии - 86%, в Анголе - 85%, в Норвегии - 82%, в США - 52%, в Великобритании - 33% (в последних двух странах данный коэффициент налоговой нагрузки применяется для месторождений с добычей до 1 млн. тонн в год).

Поэтому Правительство республики с целью получения дополнительного дохода с нефтяных операций и увеличения налоговой нагрузки на нефтегазовый сектор, вносит поправки в налоговый кодекс в части налогообложения нефтяных операций. В частности, речь идет о введении налога на экспортируемую нефть. Он направлен на обеспечение стабильного дохода в бюджет государства, улучшение налогового администрирования и нейтрализацию механизма трансфертного ценообразования.

Базой для исчисления налога на экспортируемую нефть является стоимость экспортируемой нефти, определяемой на основе фактических объемов экспортных поставок сырья, а также биржевой цены за вычетом расходов по реализации и качественных характеристик нефти. При этом используется ценовой диапазон от 19 долларов за баррель до 40 и выше. К примеру, ставка данного налога при цене 19 долларов за баррель составляет 1%, при цене 25 долларов - 16%, при цене 40 долларов и выше - 33%. По оценкам, совокупные доходы за 40 лет разработки крупного месторождения при введении налога на экспортируемую нефть и изменения ставок по роялти при рыночной цене 20 долларов за баррель возрастут в среднем на 18%, при 25 долларов за баррель - на 48%.

Добавим также, что правительство вносит изменения в ставки роялти на углеводородное сырье. Ранее они устанавливались в контракте, исходя из экономики проекта. Теперь ставки роялти установлены по скользящей шкале, как процент от уровня накопленной добычи за каждый отдельный год деятельности. Подчеркнем, что главная особенность новой модели налогообложения состоит в том, что ставка налога рассчитывается на основе рыночной (средневзвешенной биржевой) цены нефти, а не цены, по которой осуществляются экспортные поставки из республики.

Слишком "тонкая" труба

В освоении нефтяных месторождений в Казахстане с участием зарубежных инвесторов главным приоритетом являются проекты экспортных трубопроводов, которые должны обеспечить выход казахстанской нефти на международные рынки, свести до конкурентной цены стоимость транспортировки, повысить надежность системы транспорта. Существующих в Казахстане нефтепроводных мощностей для экспорта нашей нефти пока хватает. Главные из них: нефтепровод "Атырау - Самара" мощностью 15 млн. тонн в год (в ближайшие годы пропускная способность этого нефтепровода должна быть доведена до 25 млн. тонн) и система Каспийского трубопроводного консорциума (КТК), мощность которого должна быть доведена до 67 млн. тонн в год. Правда, объемы прокачки нефти по системе КТК по техническим причинам отстают от запланированного ранее графика. Это обстоятельство заставило акционеров КТК принять в конце сентября решение о поэтапном расширении пропускных мощностей системы. В ближайшее время будет объявлен тендер на разработку технико-экономического обоснования расширения системы.

Казахстанская нефть пойдет также по маршруту Актау - Махачкала - Новороссийск. Соглашение о транзите 2,5 млн. тонн казахстанской нефти по российской территории достигнут с Россией. Кроме того, Казахстан поставляет нефть на экспорт из морского порта Актау в Баку и далее в черноморские порты Грузии. Есть также соглашение с Ираном о морских поставках казахстанской нефти по схеме замещения из порта Актау в иранский порт Нека для последующей переработки на иранских заводах.

Однако имеющихся трубопроводных мощностей уже в самое ближайшее время может оказаться недостаточно. Причин для возникновения дефицита несколько. В частности, крупнейшие мировые потребители нефти сегодня пытаются снизить свою зависимость от импорта "черного золота" из одной страны, прежде всего, речь идет о ближневосточной нефти. К примеру, в энергетической стратегии США, особое внимание уделено России как новому поставщику углеводородного сырья, а Каспийский регион из-за наличия здесь больших запасов нефти и газа объявлен "зоной национальных интересов" США. Следовательно, можно утверждать, что значительное наращивание объемов нефтедобычи в Казахстане будет происходить на фоне благоприятных внешних факторов.

Наконец, большую нефть Кашагана продать на экспорт при существующих мощностях трубопроводной системы не удастся.

Программы, нацеленные на расширение "экспортной трубы" разрабатываются. В течение 2004-2006 годов в Казахстане предполагается реконструировать магистральные нефтепроводы, в частности, первой нитки нефтепровода "Узень - Атырау - Самара" на участке "Узень - Атырау", строительство нефтепровода Жетыбай - Курык.

В преддверии большой нефти из Кашагана рассматривается несколько вариантов транспортировки казахстанской нефти. Это, прежде всего, маршрут "Актау - Баку - Тбилиси - Джейхан", казахстанско-китайский нефтепровод и трубопровод "Казахстан - Туркменистан - Иран".

Указанные направления транспортировки казахстанской нефти обсуждаются уже давно. Так, еще до начала строительства нефтепровода "Баку - Тбилиси - Джейхан" (БДТ), предпринимались попытки привлечь Казахстан к участию в этом проекте. Некоторое время республика отмалчивалась. Однако сейчас Казахстан вступил в переговоры по участию в БДТ и уже заявил о том, что будет поставлять водным путем до Баку порядка 20 млн. тонн углеводородного сырья. Эту нефть дальше буду прокачивать по нефтепроводу. Казахстан рассматривает и возможность прокладки транскаспийского нефтепровода, но эта идея вызывает достаточно серьезное противодействие со стороны России и Ирана. В этих странах боятся, что труба, проложенная по дну Каспия, может иметь катастрофические последствия для экологии моря.

О восточном направлении впервые заговорили в 1997 году. Реализация этого проекта до последнего времени подвергалась специалистами сомнению - Казахстан не мог гарантировать объемы поставок нефти по этому маршруту в размере не менее 20 млн. тонн в год. Однако в настоящее время реализация данного проекта приобретает вполне реальные черты. Так, в этом году введен в эксплуатацию нефтепровод "Кенкияк - Атырау", представляющий собой часть будущего нефтепровода "Западный Казахстан - Китай".

Перспективы реализации проекта в западном направлении недавно подтвердил управляющий директор ЗАО "Национальная компания "КазМунайГаз" ("НК "КМГ") по транспортной инфраструктуре и сервисным проектам Каиргельды Кабылдин. В частности, он сказал, что строительство нефтепровода "Западный Казахстан - Западный Китай" планируется начать в середине 2004 года. Он также отметил, что в настоящий момент стороны приняли решение о поэтапной реализации этого проекта. В частности, на участке "Атасу - Алашанькоу" ЗАО "НК "КМГ" и Китайская национальная нефтяная корпорация CNPC активизировали работу по подготовке сметной документации.

Первоначальная пропускная способность нефтепровода предусматривается до 20 млн. тонн углеводородного сырья в год, проектная - до 50 млн. тонн в год. Причем Китай готов полностью взять финансирование строительства на себя. Нефтепровод планируется построить к 2006 году.

Нефтепровод Казахстан- Туркменистан - Иран будет иметь протяженность 2080 км (до Персидского залива). Предполагается, что свое начало он будет брать с НПС "Узень", проходить по территории Туркменистана, огибать с юга Каспийское море и далее по территории Ирана проходить к острову Харк в Персидском заливе. Экономически выгоден объем перекачки - не менее 25 млн. тонн в год (возможно подключение потока нефти Туркменистана объемом до 10 млн. в год). Диаметр трубопровода - 40 дюймов, стоимость проекта оценивается в 2 млрд. долларов. Перспективность транзита казахстанской нефти через Иран обусловлена большой привлекательностью расширяющихся азиатских рынков. Поскольку спрос на сырую нефть на европейском рынке достаточно стабилен уже в течение многих лет, то можно предположить, что этот спрос может удовлетворяться за счет традиционных источников еще довольно длительное время.

В то же время, в последние годы постоянно растет и совокупный спрос на сырую нефть на рынках Юго-Восточной Азии и Китая. Расстояние между месторождениями Западного Казахстана и Восточным Китаем, где находятся основные потенциальные потребители нефти, составляет порядка 6500 км. В этой связи, стоимость транспортировки нефти по трубопроводу непосредственно в Китая значительно дороже, чем стоимость транспортировки сначала до побережья Ирана и далее танкерами в Китай и другие страны Азии. Поэтому вариант транспортировки казахстанской нефти через Иран останется в любом случае перспективным.

Ценовой таймаут не вечен

Анализ различных проектных решений по экспорту казахстанской нефти позволяет сделать вывод о том, что перед республикой стоит достаточно непростой вопрос о выборе оптимальных и экономически выгодных маршрутов транспортировки. Каждый из них должен оцениваться с точки зрения безопасности доставки и рисков аварийных ситуаций с потенциальной угрозой ущерба для экологии. Кроме того, в расчет должны приниматься экономические, коммерческие, конъюнктурные и политические факторы. В целом, оценка существующих и проектируемых схем продвижения казахстанской нефти на мировые рынки является одной из важных проблем, которую необходимо решать как можно скорее пока на мировых рынках углеводородного сырья сохраняется благоприятная ценовая конъюнктура.

Совершенно очевидно, что природно-ресурсная и инвестиционная составляющие оказывают существенное и определяющее влияние на динамику экономического роста Казахстана. Поэтому зависимость от экзогенных факторов, в частности, от конъюнктуры мировых цен на товарно-сырьевых рынках, делает уязвимой экспортно-сырьевую модель развития страны. Президент Нурсултан Назарбаев в своем Послании народу Казахстана по этому поводу сказал, что "в будущем это может привести к потере экономической независимости". Поэтому по его поручению в республике была разработана и утверждена "Стратегия индустриально-инновационного развития до 2015 года", главная задача которой увеличить ВВП к этому сроку по сравнению с 2000 годом в 3,5 раза.

Помочь набрать необходимый темп экономического роста, безусловно, должен нефтегазовый сектор экономики. Но получаемые нефтянкой средства необходимо перераспределить должным образом. Во-первых, необходимо существенно увеличить долю государства в прибылях нефтегазового сектора. Во-вторых, увеличившиеся в результате налоговых изменений поступления следует вкладывать в развитие наиболее перспективных отраслей промышленности, работающих вне нефтегазового сектора. Только в этом случае Казахстан сможет избавиться от крайне опасной сырьевой зависимости своей экономики.

[inc pk='779' service='table'][inc pk='780' service='table'][inc pk='781' service='table'][inc pk='782' service='table']