Без тенденций и трендов

Юбилейные «Звезды Шакена» оказались не богатыми на центральноазиатский кинематограф. От Казахстана участвовала только одна полнометражная лента, а номинация игровых короткометражек вообще осталась без наград

Без тенденций и трендов

В этом году в отборочную комиссию Х кинофестиваля поступило более 800 заявок из 36 стран, из которых было отобрано 53 фильма для участия в конкурсе в следующих номинациях: «Дебют», «Кино молодых», «Студенческое кино» и «Анимация». В конкурсе приняли участие картины из Германии, Швейцарии, Франции, Испании, Болгарии, Польши, России, Турции, Индии и Кыргызстана. Казахстан представил на конкурс девять картин, среди которых оказалась только одна полнометражная. «Риелтор» Адильхана Ержанова уже участвовал­ в международном конкурсе VII МКФ «Евразия», в VIII Дубайском международном кинофестивале, становился обладателем специальных призов жюри на российских фестивалях «Киношок-2011» и «Дебоширфильм — Чистые грезы-XIV», а также получил гран-при фестиваля «Киноликбез» в Барнауле. В номинации «Дебют: игровое кино (полный метр)» приняла участие демонстрировавшаяся в прошлом году в широком прокате картина Виктора Гинзбурга «Поколение П». Как всегда, было показано много российских и германских картин, в том числе во внеконкурсной программе.

В пресс-службе фестиваля нам пояснили, что в этом году заявки узбекских и таджикских соседей были отклонены отборочной комиссией и не попали в программу, поскольку не дотягивали до требуемого уровня. От Туркмении не было подано ни одной заявки. Только киргизские фильмы вошли в программу. Среди игровых короткометражек, участвовавших в конкурсе, по мнению жюри, достойных вообще не оказалось.

В итоге картины Адильхана Ержанова и Виктора Гинзбурга победили в полнометражных номинациях: «Игровое кино», в которой «Риелтор» разделил награду с «Пустым домом», производства Кыргызстан—Россия—Франция, и «Игровой дебют» — приз достался «Поколению П», экранизации романа Виктора Пелевина. В секции «Студенческое кино» победила «Воительница» Дэвида фон Вендта из Германии. Гран-при фестиваля вручили швейцарцу Михаелю Шереру за фильм «Больничные пираты».

Дети-защитники

Открылись Х «Звезды Шакена» лентой Ахана Сатаева «Жаужурек мын бала», посвященной историческим событиям (преимущественно военным действиям), как сказано в аннотации, произошедшим в первой половине XVIII века и ставшим важным переломным моментом казахско-джунгарских войн. Жанр картины можно определить как арт-хаузный этнографический боевик, главные герои которого подростки: во время Анракайского сражения на защиту родной земли встают воины-юноши во главе с отважным Сартаем. Его легендарное войско, известное как «Мың бала», вступает в неравный бой с противником и меняет ход войны. Дружба, любовь, предательство — все сплетается в более широком историческом аспекте, в борьбе с джунгарами.

1 июня, ко Дню защиты детей, ребята из детских домов в рамках информационного показа смогли посмотреть фильм «Миллионер из трущоб» и встретиться с исполнителем главной роли актером Девом Пателем. Это мелодрама британского кинорежиссера Дэнни Бойла о необразованном бездомном парне, которому улыбнулась фортуна — ему удается победить в викторине телевизионного шоу. Картина стала своего рода критическим осмыслением социально-политической реальности индийской жизни и пародией на болливудский кинематограф, эксплуатирующий наивные чувства неграмотного населения. Как подчеркнул член жюри игрового кино Премендра Мазумдер, «Миллионер из трущоб» не индийский фильм, хотя он и снят в Индии с индийскими актерами. Также индийский коллега заметил, что ни один игровой индийский фильм не попал в конкурс кинофестиваля, и выразил надежду, что привозить игровые фильмы из Индии со временем станет хорошей традицией. Тем более что их снимают там огромное количество. Например, в этом году на Каннском фестивале были представлены­ три картины.

От противного

Программа фокус-кино была приурочена к 80-летию со дня рождения режиссера Андрея Тарковского. Председатель жюри игрового кино Ганс-Йоахим Шлегель прочитал лекцию на тему «Азиатские аспекты в картинах и мышлении А.Тарковского». Как отметил лектор, он имел счастье лично работать со знаменитым режиссером. Отталкиваясь от той точки зрения, что Тарковский — православный человек, г-н Шлегель решил обратить внимание на малоизученный аспект его творчества и показать, что «в конце жизни он был ближе к Азии, даосизму и буддизму».

Лекция получилась несколько размытой: спикер пошел по пути свободных ассоциаций, не сильно отягощенных аргументацией и знанием фактов. Речь докладчика пестрила поверхностными, не всегда логически связанными фактами, была лишена понятийных рамок и общих выводов. Например, лектор не посчитал нужным уточнить, о какой Азии идет речь: судя по упомянутым им буддизму и даосизму — о Восточной, или же по перечисленным им картинам, соавтором которых был Тарковский, о Средней? И на каком основании можно противопоставить такие разнопорядковые понятия, как Азия и православие? Ведь культурные, географические и геополитические границы далеко не всегда совпадают.

Сам Тарковский при жизни подчеркивал свою принадлежность русской традиции, но при этом не выказывал приверженности к какой-либо определенной религии. Его кинематографическое творчество похоже на бездонный ларец, в котором при желании можно отыскать самые разные смыслы, символы и ассоциации. Поэтому усмотрение православных, буддистских, даосских или каких-либо еще мотивов — дело интерпретационных возможностей зрителя. В пользу этого говорит и тот факт, что такие его известные работы, как «Андрей Рублев» и «Жертвоприношение», были включены в Ватиканский список 45 величайших фильмов в истории кинематографа. Что, конечно, тоже может свидетельствовать о понятности и близости его творчества западной католической культуре.

Практически все работы Тарковского получили международное признание. Первая же его полнометражная картина «Иваново детство», за основу которой был взят рассказ Владимира Богомолова «Иван», принесла ему мировую известность. Фильм был удостоен множества кинематографических премий, в том числе гран-при XXIII Венецианского кинофестиваля и приза «За лучшую режиссуру» VI Международного кинофестиваля в Сан-Франциско. А «Солярис» и «Сталкер» стали каннскими лауреатами.

В рамках фокус-кино «Азия Тарковского» помимо лекции Ганса-Йоахима Шлегеля были представлены фильмы «Конец Атамана» (Казахстан, 1970 год), «Ташкент — город хлебный» (Узбекистан, 1968 год), «Первый учитель» (Кыргызстан, 1965 год), в которых Тарковский принимал участие как соавтор сценариев. Также казахстанские зрители смогли посмотреть на широком экране документальный фильм о семье режиссера «Тарковские. Осколки зеркала» (Россия, 2012 год). Правда, его премьера в апреле уже состоялась на канале «Культура».

Столько и мнений

Наш журнал попросил членов жюри Х «Звезд Шакена» ответить на следующие вопросы: можно ли выделить какую-то тенденцию нынешнего кинофестиваля, чем характеризуются представленные на нем фильмы, имеют ли они социально-политическую или же больше романтическую направленность?

«Фильмы, которые получает и отбирает фестиваль, не сразу на него попадают. Жюри имеет дело с разными фильмами», — заверил Ганс-Йоахим Шлегель. По его мнению, в оценке начинающего режиссера самым важным является то, что «он не имитирует чужое кино и Голливуд», а демонстрирует авторский почерк. Фильм действует, когда содержит нечто большее, что-то сверх образов, и задает внутреннюю напряженность. Картина работает, когда заставляет общество задуматься о себе. «Я не думаю, что любое произведение искусства меняет мир, но я уверен, что кино может вести человека к лучшему» — резюмировал г-н Шлегель.

Бауржан Ногербек отметил, что на фестивале была представлена интересная программа казахстанской анимации. Это, с его точки зрения, и является отличительной чертой юбилейного фестиваля. «Анимация развивается в Шымкенте и северных областях Казахстана на частных киностудиях. Нас радует, что в фестивале приняло участие немалое количество отечественных и зарубежных мультфильмов. Если в следующем году в Казахстане будет проходить фестиваль детского кино, то его важной составляющей станут мульт­фильмы, — выразил он надежду.

Премендру Мазумдере было сложно судить о фильмах по какому-то одному критерию. «Работала целая система оценки фильма. Учитывался не только хороший сюжет, но множество мельчайших аспектов, на которые обращало внимание жюри», — сообщил он.

Свои среди своих

Гостями фестиваля стали россияне: актриса театра и кино Наталья Панова, больше известная казахстанцам как звезда сериалов, и ставший уже почти своим, казахским, режиссером и продюсером, Егор Кончаловский.­

Наталья Панова пока не планирует связывать свою карьеру с Казахстаном. Но будет рада любым предложениям. На пресс-конференции журналисты сразу вспомнили про роль девушки Саши Белого, которую гостья сыграла в нашумевшей бандитской эпопее «Бригада». «Таксисты спрашивают меня до сих пор, почему я бросила Сашу Белого», — отшутилась она в ответ. И хотя актриса часто снимается в сериалах («Счастливы вместе», «Принцесса цирка» и т.д.), она определяет­ ситком как «сложный жанр», но при этом не считает его своим призванием. Сейчас Наталья «преподает в модельном агентстве актерское мастерство, репетирует спектакль у подруги, снимается у знакомых режиссеров». Названия проектов и имена режиссеров, у которых она снимается, актриса забыла. Но, все-таки вспомнила про Сергея Бодрова и проект «Выхожу тебя искать» — «о девушке, сделавшей пластическую операцию ради любимого человека», а также про съемки «Кукловода» — «драматическую историю о матери и ребенке, которые в конце погибают».

В Алматы Наталья приехала потому, что здесь раньше жил ее папа, спортивный чиновник, и она с детства слышала магическое слово «Медео». И когда ей позвонили и пригласили приехать — посчитала это «мистическим совпадением».

Завсегдатай наших краев Егор Кончаловский признался, что пользуется любой возможностью посетить Казахстан и Алматы и, конечно, проходящие тут кинособытия. Он уже снял в Казахстане (за последние три года) две картины — «Возвращение в А» и «Сердце мое Астана». Последнюю показали в рамках фестиваля. Егор знаком с казахстанской киноиндустрией не понаслышке, и ему хочется, чтобы она развивалась — «чтобы снималось как можно больше картин и для них нашлись рынки сбыта». Режиссер считает, что мы не умеем продавать кино: «Есть государственное финансирование, слава богу. Но я не слышал про частные инвестиции. На протяжении 10–20 лет государство может вкладывать в него деньги, но в какой-то момент кино должно стать самоокупаемым. Мы должны научиться его продавать», — заметил он. С Казахстаном у режиссера связано в будущем немало планов. Например, он хотел бы снять еще один киноальманах, теперь уже об Алматы. «Нельзя сравнивать Алматы и Астану — это разные города, с разными образами жизни. С точки зрения шкурного интереса кинематографиста Астана — очень удобный город: широкие улицы, мало людей, нет пробок, удобно снимать. Быстро переезжаешь из одной точки в другую, в пробках не стоишь. Ветра постоянно выдувают смог. Хотя при этом все сдувает вместе с камерой и режиссером. Астана — символ. Астаной надо удивлять. Алматы — родной город. Тут всю жизнь прожили мои бабушка и дедушка», — поведал он. Но все же давняя мечта Егора — работа над картиной о великой скифской степи.

Молодость — не оправдание

«ЭК» поинтересовался у гостей «Звезд Шакена», которые по своей концепции призваны представлять и продвигать молодой кинематограф: чем, на их взгляд, отличается кино молодых от «взрослого кино» и изменились ли их собственные приоритеты с того момента, как они начали свой путь в кинематограф.

Вот что ответила Наталья Панова: «Недавно посмотрела одно милое кино молодого режиссера. Когда спросили мое мнение, я ответила, что оно мне не понравилось, и перечислила причины. «Но ведь это еще молодой режиссер!» — возразили мне. «Ну и что!» — парировала я. Мне кажется, молодые режиссеры могут внести в свои фильмы некий элемент неожиданности и чего-то нового. Нельзя оправдывать недостатки молодостью. Я за то, чтобы всем давать возможности пробовать силы. С момента, когда я только начинала свой путь в театре, кино и сериальном бизнесе, взгляды мои поменялись. Сейчас больше разочарований. Меняюсь и взрослею, не могу сказать, что ставлю профессию на главное место в своей жизни — прежде всего я женщина. Но профессия актрисы не может не занимать важного места — я примирилась с этим. Актерская профессия — гиперзависима».

Вечно молодой

Егор Кончаловский уверен, что это трудный вопрос и на него нельзя дать однозначный ответ: «Кино вещь штучная. У каждого фильма своя судьба. Часто бывает так, что режиссеры делают несколько хороших фильмов, потом у них наступает спад на несколько лет или даже навсегда. Когда речь идет об искусстве — то в нем нет места жестким определениям. Хотя молодые, и эта мысль банальна, толкают любой вид искусства вперед. Просто молодость в кинематографе вещь относительная. Нет прямой связи возраста и новаторства: чем ты младше, тем больше свежих струй и ветров в кино ты запустишь. Я не имею в виду коммерческое кино (так называемые блокбастеры, которые снимаются по своим правилам), полностью выверенное, фокус-группированное и маркетированное. Режиссер — менеджер в таком фильме. Если говорить о кино как о самовыражении в искусстве (хотя и такой фильм может оказаться успешным и коммерческим), то у создателей кино (режиссеров, продюсеров, сценаристов, актеров и т.д.) должно быть что-то за спиной и за душой. Из ничего трудно синтезировать чувства. Почему раньше советские фильмы о войне (сейчас многие говорят об этом) были более пронзительными, душевными и настоящими, чем снимаемые в России сегодня (ведь в них, кажется, есть все — и деньги, и компьютерная графика)? Просто старые фильмы о войне снимали фронтовики или люди, знакомые с войной не понаслышке, которые выросли в то время. Молодость в кино в некоторых профессиях — вещь достаточно относительная — уверен режиссер. В 35–36 лет — режиссер еще молодой, а человек уже не очень. Здесь нет прямой связи. Некоторые люди оставались вечно молодыми режиссерами. Например, Ваня Дыховичный».

И трудно, и легко

Как считает режиссер, в любой области должна происходить смена поколений: «Только сменяют тебя или нет — зависит не от возраста, а от личных качеств человека. Например, Никита Михалков до 45 лет снимал прекрасные советские фильмы. Но сам он полагает, что его время началось с перестройки и падения запретов. Хотя многие считают, что лучшее он снял именно до этого. Все очень субъективно».

Егор Кончаловский подчеркнул: очень важно, что проводятся такие фестивали, как этот, которые помогают молодым режиссерам. «Творчество художника, писателя и музыканта не требует таких затрат, как кинотворчество. Хотя сейчас проще: появились ручные камеры, интернет, техника доступная рядовому потребителю. Сегодня снимают почти бесплатное кино. Но все же это по-прежнему коллективное творчество, требующее немалых затрат. И молодым трудно пробиться в кино. Получить первую постановку молодому режиссеру было трудно в советское время и еще труднее сейчас. Западные режиссеры могут состояться в рекламе, быть богатыми и жить в Сохо, но при этом собирать деньги на съемки первого режиссерского кино. В этом смысле в России и в Казахстане ситуация парадоксальная: снимают молодые», — констатировал режиссер.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики