Наука РК работает на Китай?

Ученые Института органического катализа и электрохимии имени Д. В. Сокольского НАН РК разработали эффективные и недорогие способы переработки нефти и газа. Государство не спешит признавать достижения казахстанских химиков. Зато Китай уже признал.

Наука РК работает на Китай?

Институтов катализа в мире всего четыре: в России, Франции, Японии и в Казахстане. Один из них - казахстанский институт - в 1999 году создал полифункциональный катализатор, использование которого на нефтеперерабатывающих заводах позволяет вырабатывать бензин и дизельное топливо, отвечающие международным экологическим стандартам. Качество бензина улучшается за счет снижения содержания канцерогенного бензола. Получаемое дизельное топливо имеет низкую температуру застывания - от минус 30 до минус 40 градусов по Цельсию, поэтому его можно использовать в арктических условиях. Катализатор может выполнять одновременно 3-4 процесса. Это экономит время, сырье, энергию, и, следовательно, деньги.

Ученые Института обращались во многие ведомства с предложением внедрить свое ноу-хау на отечественных предприятиях. Отклика они не нашли и поэтому согласились сотрудничать с китайскими предпринимателями, которые узнали об открытии казахстанских ученых в Интернете. Китайцы предоставили Институту грант на 7 лет на опытно-промышленное испытание катализатора КТ-19. C 2001 года сотрудники института начали регулярно ездить в Китай и за прошедшее время успели внедрить технологию производства КТ-19 на китайских катализаторных заводах. Лицензию на производство бензина китайцы приобрели за 500 тыс. долларов.

[inc pk='2425' service='media']

О ситуации, сложившейся за последние годы вокруг этой проблемы мы говорим с академиком АН РК Гаухар Дауленовной Закумбаевой. Она работает в Институте катализа с самого начала его образования - с 1969 года. В должности директора Института она пробыла 13 лет. Сейчас эту должность занимает академик Мурат Журинов. Но именно при г-же Закумбаевой в Институте начались научные разработки для нефтяной отрасли.

- С развалом Союза развалилась и химическая промышленность, - рассказывает г-жа

Закумбаева. - Все химзаводы СССР были связаны между собой. Когда же Союз распался, одни оказались без сырья, другие - с сырьем, но без спроса на свою продукцию. Государству потребовались 10 лет на восстановление химической и нефтеперерабатывающей промышленности. Когда произошло улучшение, появились иностранные компании, которые приобрели права на казахстанскую нефть.

Но иностранцам, похоже, важно только вывезти сырье. Европе для развития экономики нужны дополнительные источники нефти. США - крупнейший импортер нефти. Нефть экспортировать выгодно. Поэтому иностранные компании не заинтересованы в развитии нефтехимии. Именно поэтому канадская компания "Hurricane", купившая самый новый в стране нефтеперерабатывающий завод "ШНОС", ни цента не вложила в его модернизацию.

Подобное пренебрежение развитием казахстанской нефтехимии никак не отвечает задачам, которые в прошлом году президент Казахстана Нурсултан Назарбаев поставил перед страной в своем указе об индустриализации. В этом указе особое внимание уделялось перерабатывающей промышленности.

- В Китае по технологии, разработанной Институтом катализа, производят высококачественный бензин. Мы же по-прежнему гоним горючее, которое отравляет окружающую среду.

- Мне не обидно, что этот проект ушел в Китай. Наш Институт заработал деньги. В мировой научной практике ни одна фирма или организация не ограничивается работой внутри собственной страны. Все стараются выйти на внешние рынки.

- Как Вы определили стоимость лицензии? - 500 тыс. долларов? Извините, с потолка ее взяли?

- Оценить стоимость лицензии было трудно. Мы говорили об 1 млн. долларов - китайцы предложили 400 тысяч. В итоге сошлись на известной вам цифре. Работа еще не закончена, наше сотрудничество продлится на семь лет, поэтому цифра может измениться.

- Какие условия ставила китайская сторона?

- Китайцы попросили нас очистить бензин от серо- и азотсодержащих соединений до уровня, отвечающего международным стандартам.

Вообще, в чем свойства катализатора? Если не проводить каталитический крекинг, то глубина переработки нефти путем его разгонки по фракциям составляет 50-60%. В ходе каталитического крекинга образуется бензин очень плохого качества. Он содержит в себе много серы, азота, олефинов (непредельные углеводороды с двойной С=С связью). Олефины, содержащиеся в бензине в концентрации до 50-55%, склонны к полимеризации, окислению. Поэтому бензин нестабилен, очень быстро теряет свои свойства и может превратиться в вязкую, полимерную массу. По этой причине концентрацию олефинов нужно снизить. При решении этой задачи возникает другая проблема: при уменьшении олефинов падает октановое число бензина.

Нам нужно было провести гидрирование олефинов, снизить их концентрацию и провести изомеризацию олефинов и парафинов до изопарафинов. Я понимаю, что термины слишком научные, но объяснять их смысл не буду - слишком много места эти объяснения займут в вашем журнале. Поэтому просто примите к сведению существование таких процессов при получении бензина. Самое главное заключается в том, что наши катализатор выполняет все эти процессы за один контакт с исходным бензином.

В США, Японии, странах Европы и даже в Китае каталитический крекинг используют при получении бензина. Эта технология позволяет увеличить глубину переработки нефти до 93-95%. Вы, конечно же, понимаете, что речь идет практически о полном использовании нефти. Это и экономически выгодно, и позволяет увеличить срок эксплуатации разведанных запасов нефти. А их, между прочим, хватит лет на 20-30.

Кстати, в своем отставании по применению каталитического крекинга мы не одиноки. Если моя информация может кого-то успокоить, то в России применение каталитического крекинга не превышает 5-7%.

- Помимо Китая, Институт имеет договоры с другими странами?

[inc pk='2426' service='media']

- С Институтом катализа Сибирского отделения РАН в Новосибирске мы разработали проект по созданию и разработке полифункциональных катализаторов. Это - единственный инновационный проект, прошедший международный конкурс. Сейчас он рассматривается в правительствах России и Казахстана. На финансирование проекта мы просим 5 млн. долларов, российские ученые - 6 млн. долларов. В общей совокупности эти деньги и должны составить бюджет проекта. Конечная цель этого проекта - строительство нефтеперерабатывающего завода мощностью до 100 тыс. тонн нефти в год. Мы сможем производить бензин, дизельное топливо, керосин, растворители из газоконденсата, сжиженных нефтегазов, попутных газов. В Новосибирске хотят, чтобы этот завод был построен в Казахстане. Проектно-техническая и проектно-конструкторская документация уже создана, имеются полные чертежи. Нужны средства, чтобы создать установку в металле. Эту установку мы хотим смонтировать там, где есть сырье: в Карачаганаке, Кумколе, Жана Жоле, на других месторождениях нефти.

Инноваций через край

Полифункциональный катализатор для получения горючего из нефти - не единственная разработка Института катализа. Химики разработали серию катализаторов, которые позволяют перерабатывать газовый конденсат, сопутствующие газы, которые просто сжигаются, а это ведь очень дорогое сырье. Нефтедобывающим компаниям приходится платить штрафы за загрязнение окружающей среды. Казахстанские ученые предлагают получать из сжигаемых газов горючее и растворители. Более того, производство бензина и других видов моторного топлива из сопутствующих газов по казахстанской технологии оказалось значительно дешевле, чем из нефти.

Сегодня ученые Института делают следующий шаг - они создали катализаторы для очистки газов, возникающих при производстве мебели, кабелей, в печатной промышленности. Такие катализаторы установлены в 20 городах бывшего Союза: в Киеве, Москве, Львове, Куйбышеве, Алматы и других. Казахстанские катализаторы используются в грузовиках КАМАЗ и БЕЛАЗ. Российская компания "Якуталмаз" в свое время делала большие заказы на нейтрализаторы для очистки атмосферы в карьерах, глубина которых доходила до километра.

В лабораториях Института научились получать сверхчистые металлы: свинец, висмут, таллий, ртуть, и эта технология очистки используется на Чимкентском свинцовом (Казахстан) и Никитовском ртутном (Украина) заводах. У нас даже занимались повышением экологичности работы домашних газовых плит и получением феромонов (особых гормонов, выделяемых живыми существами, в данном случае речь идет о феромонах насекомых), применение которых в сельском хозяйстве позволяет отпугивать вредителей от сельскохозяйственных культур.

Молчание вместо сотрудничества

Заместитель директора института катализа профессор Кусман Досумов убежден, что Институт не должен надеяться на государственную поддержку. Свободный рынок позволяет добиться успеха самостоятельно.

- Конечно, мы сами должны заинтересовывать клиентов. Министерство энергетики и природных ресурсов едва ли может приказывать казахстанским предприятиям, принадлежащих иностранным компаниям, что им делать. Иностранцы не заинтересованы в развитии нашей науки. Их пока вполне устраивает сырьевой Казахстан, страна без передовых технологий. Они применяют свои катализаторы, которые везут из-за рубежа. Цена одного килограмма импортного катализатора при перевозке самолетом доходит до 4 долларов. А нужно привезти сотни тонн. Эти затраты покрываются за счет увеличения цены на бензин.

- Из каких источников Вы финансируете свои разработки?

- Государство просто так не финансирует наши исследования. Мы участвуем в тендерах, конкурсах. Только если мы выигрываем, госбюджет профинансирует победивший проект.

Нельзя сказать, что казахстанская наука живет в парниковых условиях. Ей приходится нелегко, но есть надежда, что легче все же станет. В начале декабря в Алматы встретились представители иностранных компаний, работающие в Казахстане. На этом заседании президент Н.Назарбаев заявил, что Казахстан будет придерживаться курса на привлечение иностранных инвесторов. Однако теперь иностранные компании смогут получать налоговые льготы только в том случае, если они будут участвовать в создании технологических парков.

Сейчас строятся четыре подобных парка: в поселке Алатау Алматинской области появится парк информационных технологий, в Степногорске - парк биотехнологий, в Курчатове - парк ядерных технологий, в Приозерске - парк средств связи. Нефтехимия включена в список направлений, на которые распространяется режим льготного налогообложения, а на месторождениях нефти планируется создавать высокотехнологичные промышленные объекты. Есть надежда, что разработки Института катализа все же начнут пользоваться спросом и в Казахстане.