По кратчайшему расстоянию

По кратчайшему расстоянию

Авиакомпания «Эйр Астана» 2 июня открыла рейс Алматы — Казань. Этот маршрут стал очередным в списке направлений в российские регионы и долгожданным для пассажиров, путешествующих из РК в столицу Татарстана: первый прямой рейс сократит их затраты и время. Казахстанская авиакомпания же реализует одну из стратегических целей — овладение долей в пассажиропотоке из периферийных городов России в Центральную и Юго-Восточную Азию. В составе группы казахстанских журналистов и блогеров корреспондент «Эксперта Казахстан» первым совершил путешествие по новому маршруту и попутно невольно проник в этнические и дипломатические тонкости, узнав, сколько же в действительности татар проживает в Казахстане и чему Казань хочет поучиться у Астаны.

Неотформатированные

Самая популярная надпись на сувенирной майке в Казани гласит: «Нам, татарам, лишь бы даром». Жители Татарстана любят всяческие шутки и анекдоты о своей хитрости вроде «Судились еврей с татарином; судье дали 10 лет». Однако сколько ни говори о татарской хитрости и изворотливости — «подлинно восточных» чертах, — в бытовом общении у казанцев восточного на порядок меньше, чем у ташкентцев или душанбинцев. Их социальный императив скорее сходен с вестернизированным алматинским. Например, в магазинах и на базарах Казани почти не торгуются. Здесь почти не заметишь женщин в хиджабах, а на вопрос, есть ли у них салафиты, сторож казанской мечети «Аль-Марджани» изобразил удивление на лице.

Казань — это продукт глубокого исторического всестороннего взаимовлияния ханафитской мусульманской, положенной на тюркскую почву более тысячи лет назад, и русской православной христианской культур. Не забудем и про финно-угорский бэкграунд, предшествовавший этим двум слоям. Параллельно с культурами смешивается и кровь. Любимой игрой журналистов было определение национальной принадлежности их собеседников: татарин/татарка с нами говорит или славянин/славянка. Замечу, что наши предположения (исходя из представлений о внешности) оправдывались в пропорции 2 к 5. Наши заданные представления о соответствии внешности и национальности ломались, когда мы видели высокого голубоглазого блондина с татарским именем или черноволосую и черноокую девушку, отвечавшую на комплимент «а все татарочки такие красивые?»: «Вы что? Я русская!» То есть угадать, да и определить с изрядной точностью кто есть кто по внешним признакам уже, пожалуй, невозможно. Тем более  говор у казанцев разных национальностей одинаковый: слегка акающий, а последние слоги произносятся будто нараспев.

Татарское в Казани — это прежде всего восстановленная мечеть Кул-Шариф в Казанском кремле, переименованные в честь татарских деятелей культуры улицы, несколько мечетей в Старой Татарской слободе, несколько ресторанов национальной кухни да сувенирные лавки. Все остальное не сказать чтобы русское, но космополитичное. Местные татары, с кем приходилось общаться, — чиновники, бизнесмены, прохожие на улицах, продавцы в магазинах, официанты в кафе — не хотят подчеркивать свою национальность. Добродушный рыбак Ринат на речке Казанке, запросто поделившись с первыми встречными журналистами удочками и опарышами, сформулировал понимание национального вопроса так: «Татарин я. А какая разница-то? Главное, чтоб человек был хороший».

Притом что в Казани очень много храмов, не столько русское (если понимать под этим культуру православных великороссов; хотя это, безусловно, и есть главный культурно-исторический пласт) чувствуется в городе и его окрестностях, а российское. И самая заметная черта российского — неуемная и никчемная избыточность в устройстве жизненного пространства и вообще организации жизни. Примеров того автор материала насчитал много, приведу несколько наиболее отчетливых. Например, сейчас едва ли не половина зданий старого города находится в состоянии реконструкции, сотни миллионов долларов тратятся на постройку псевдоэтнографических объектов вроде «Туганавылым» («Родная деревня») и кукольного театра с дорогим фасадом, а центральные дороги города испещрены выбоинами. Но на тех же разбитых дорогах местные власти с непонятной целью кладут «лежачих полицейских», превращая поездку в форменное родео.

Полицейских касается и последний эпизод, о котором хотелось бы сказать. В начале позапрошлой недели Казань принимала Совещание министров экономики стран—членов АТЭС, где Россия председательствует в текущем году. Видимо, в целях безопасности в лобби каждого отеля сидели по два полицейских (как правило, сержант и прапорщик), отбирая хлеб у тамошних служб безопасности. Дородные эсбэшники в ответ на просьбу оценить эффективность работы полисменов цедили что-то казенное, имевшее подлинный смысл: «Вот у этих бездельников и спроси». Сами же полицейские (в белых парадных рубашках, но без фуражек; не менее дородные и довольные зарплатой) о целях своей работы тактично умалчивали, а на контрольный вопрос «Так вы полиция или все-таки милиция?», тоскливо переглянувшись, отвечали: «Да милиция, милиция».

В обход Москвы

Судя по откликам пассажиров, прямой рейс в Казань стал для многих приятной неожиданностью. Летевшая по соседству со мной женщина с маленьким сыном рассказывала, как тяжело и дорого было добираться в Казань: «Мы летали через Домодедово, там пересадка несколько часов. Одной путешествовать еще куда ни шло, но с ребенком выдерживать по 8 часов и больше в дороге непросто. Тем более когда в аэропорту бутылочка воды стоит триста рублей. Мы недавно сдали заранее приобретенный билет через Москву и купили на этот рейс. Оказалось, что, даже вернув комиссию, этот рейс стоит дешевле».

«Этот рейс» — это первый регулярный прямой рейс из Казахстана в Казань, стартовавший 2 июня этого года. В Казань летает «Эйр Астана», и на сегодня данный рейс, по информации сайтов агентств, занимающихся онлайн-бронированием, является не только самым быстрым, но и самым дешевым. Например, известный сервис по поиску дешевых билетов OneTwoTrip.com показывает, что билет на июльский рейс в эконом-классе можно приобрести за 11,6 тыс. рублей (3,5 часа в дороге), тогда как рейс с пересадкой в Москве ровно вдвое дороже (более 10 часов в дороге). Казахстанский национальный перевозчик выделил для рейсов в столицу Татарстана среднемагистральный 97-местный Embraer 190, который будет летать трижды в неделю (вторник, среда, суббота).

После вполне мягкой посадки мы с начальником маркетинга ОАО «Международный аэропорт “Казань”» Мяткурбаном Маткаримовым бежим от одного терминала казанского аэропорта к другому с чужими чемоданами и сумками, вызывая удивленные взгляды полицейских. Мы торопимся на пресс-конференцию, посвященную инаугурации данного рейса, наши коллеги же безнадежно отстают.

Дело в том, что из-за традиционной для РФ неразберихи нас очень сильно задержали на пограничном контроле: пока одна из сотрудниц раздала всем миграционные карты, пока нашли ручки, пока нашли плоскость, на чем писать, пока выстроились в длинную очередь — окошечка на всех всего два. Пресс-конференция должна была пройти в течение часа, так как часть казахстанской делегации сразу же улетала обратно. Стояние на погранконтроле пошло журналистам впрок: мы узнали, что местные пограничники не знают, где находится Алматы («В Казахстане что ли? Миллионник что ли?» — с характерным казанским распевом переспрашивала старший лейтенант погранвойск) и что у Казахстана с Россией Единое экономическое пространство.

Уже на бегу стало понятно, что мероприятие хоть и проходило в Татарстане, но готовилось по-русски, то есть от души и «наскоряк». «Мы журналистов-то казанских никого не позвали! Никого не будет: ни телевидения, ни радио», — печально сказал один аэропортовский представитель другому. «А ты скажи, что все, кто пришел, — журналисты. А кто казанские, кто нет, они разбираться не станут. Может быть, для массовки с улицы кого зазовем», — нашелся тот.

Орда несчетная

Итак, казахстанскую группу во главе с вице-президентом «Эйр Астаны» по маркетингу и продажам Ибрахимом Жанлыелом встречала делегация представителей руководства Татарстана с директором департамента внешних связей, помощником президента РТ по международным вопросам Искандером Муфлихановым. Пресс-конференцию решили провести за полукруглым столом. Позади главных спикеров стояли баннеры «Эйр Астаны», на одном из них на фоне алматинского парка Первого Президента была изображена символика авиакомпании и название нового рейса, другой баннер приглашал «путешествовать в Азию вместе с «Эйр Астаной» в Бангкок, Абу-Даби, Куала-Лумпур, Дели, Пекин, Урумчи, Ташкент и Душанбе. Совмещенную модель можно было увидеть на рекламном стенде на стене здания аэропорта.

Г-н Муфлиханов на правах хозяина взял слово первым и засвидетельствовал, что рейс из Алматы ждали давно, ведь в Казахстане живет большая татарская диаспора: по официальным данным, в РК более 200 тыс. татар. «А по неофициальным можно сказать, что более половины страны так или иначе являются татарами. У кого-то жена или мама татарка, у кого-то папа татарин, а у кого-то сын татарин», — усмехнувшись, заметил помощник президента РТ. Присутствующие представители казахстанских татар понимающе заулыбались.

Искандер Муфлиханов также припомнил, что Казахстан занимает одну из первых позиций в списке торговых партнеров Татарстана и по товарообороту, и по физическому объему. С «КамАЗом» и «Татнефтью» у казахстанских компаний совместные проекты, а между университетами происходит регулярный обмен студентами и преподавателями. «Народ уже устал постоянно летать через Москву, добираться с пересадками. Как будто Казахстан — это заграница, а ведь Казахстан — это самая родная, близкая территория. Бирхалык, бир дин, биртил, — признался он и добавил: — Вы действительно сегодня принесли счастье в семьи десятков тысяч татарских семей. И не только татарских.Теперь мы с нетерпением будем ждать рейс в Астану».

[inc pk='1157' service='media']

Растроганный теплыми словами, г-н Жанлыел признался, что вообще-то авиакомпания собиралась запустить рейс в 2013 году. «Но затем ваши коллеги сказали: “Нет! Так нельзя!” И мы решили, что сделаем это сейчас, открыв рейс три раза в неделю. Полет будет осуществляться на самом новом нашем самолете Embraer 190. Новый самолет, хороший сервис — мы делаем все, чтобы нашим пассажирам нравилось летать по маршруту Алматы—Казань», — сказал он и добавил, что уже в первый рейс загрузка получилась неожиданно хорошая — 70%.

Президент Ассоциации татарских и башкирских национально-культурных центров РК Тауфик Каримов уточнил численность татар в РК — 250 тыс. человек. «Мы живем дружно!» — констатировал он настолько искренне, что даже не понадобилось уточнять, между собой или с остальными этносами Казахстана. Кстати, по словам зампреда Ассамблеи народа Татарстана Сагита Джаксыбаева, казахов в Татарстане всего несколько тысяч. «Но они живут дисперсно», — посетовал г-н Джаксыбаев.

«Всю эту эпопею с рейсами в свое время начинал Ильдус Габдрахманович Тарханов, который был полпредом РТ в РК, а завершил нынешний представитель Айрат Хасанов», — г-н Каримов кивнул соседу слева и повернулся к соседу справа. «Так загадывайте желание!» — посоветовал г-н Муфлиханов. «Я загадаю, чтобы у рейса была хорошая наполняемость. И чтоб человеческие отношения между нашими государствами и народами крепли», — ответил Тауфик Каримов и сообщил, что в этом и следующем году в Казани будут открыты соответственно казахстанское генеральное консульство и представительство Торгово-промышленной палаты РК.

Чуть позже г-н Тарханов так рассказал о начале «эпопеи»: «Я проработал в Казахстане шесть лет. Мы неоднократно поднимали вопрос о создании прямого рейса в Татарстан. По линии «Эйр Астаны» этот вопрос поднимался мною с момента открытия прямого рейса этой компании на Санкт-Петербург. Мы встречались с Ибрахим-беем, обсуждали эти вопросы».

Тем временем Тауфик Каримов подарил Искандеру Муфлиханову две медали: одну с символикой Алматы, а другую с Астаной. «Алматы я оставлю себе, а вот Астану подарю Ибрахим-бею в знак того, чтобы был открыт рейс из Астаны. Чтобы не забыли, в какой город рейс надо открывать», — заявил г-н Муфлиханов. Ибрахим-бей опять был весьма растроган, сказав, что для открытия рейса нужно еще поработать с бизнес-кейсами.

С татарской стороны его поддержал г-н Маткаримов: «Открыть рейс — это полдела, главное обеспечить его загрузку. Мы стараемся сделать все, чтобы данное направление было действительно интересным». Также он пояснил, что перед руководством аэропорта в среднесрочной перспективе стоит задача нарастить пропускную способность аэропорта в полтора раза с 1,5 млн пассажиров в 2011 году: казанцев в следующем году ждет универсиада, в 2015 году чемпионат мира по водным видам спорта, в 2018 году — несколько матчей чемпионата мира по футболу. Иллюстрацией его словам служили высокие земляные отвалы за окнами — то была перекопанная взлетно-посадочная полоса, которая после реконструкции сможет принимать самолеты всех типов.

По данным генерального менеджера«Эйр Астаны» по СНГ и России Дмитрия Капарулина, Алматы — Казань — это седьмое направление авиакомпании между Россией и Казахстаном за 10 лет с момента первого рейса в РФ. «Последние три года с 19 частот мы выросли до 47. Через две недели Air Astana открывает прямой рейс Астана — Санкт-Петербург, через две недели — Астана — Омск, в начале августа — Атырау — Москва. Мы ни в коем случае не собираемся останавливаться на достигнутом: удвоим и утроим частоту. Надеюсь, через десять лет мы будем праздновать сотый рейс между Россией и Казахстаном», — сказал он.

Все уже хотели перейти к вопросам журналистов, как в разговор вступил председатель правления татарской ТПП Шамиль Агеев. «Тут даже дело не в татарской или башкирской диаспорах. Вот у нас недавно из Актюбинской области была большая делегация. Мы много учимся в Казахстане развитию технопарков, модели взаимоотношений с бизнесом», — будь среди присутствующих казахстанские чиновники, прослезились бы при этих словах. «И нам не надо хвалиться своим аэропортом. Мы недавно были в Стамбуле, так там все службы работают как часы. А мы имеем нарекания по пограничной службе, по таможне», — добавил г-н Агеев с укоризной.

Все уже хотели расходиться, но один из журналистов задал вопрос, по всем законам жанра называющийся каверзным: «А где Embraer-то обещанный?» «Вы правы, сегодня мы прилетели на Airbus 319, так как наша делегация оказалась больше, чем планировалось. Но обратно вы полетите на самолете Embraer», — пообещал Ибрахим Жанлыел. Такой вопрос если и был для него неожиданностью, то приятной.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности