Лебединая пенсия

Накопительная пенсионная система Казахстана, которой исполнилось шесть лет, переживает острый кризис: пенсионные фонды несут убытки. Неуклонно падающая доходность по всем финансовым инструментам ставит вопрос о состоятельности пенсионной реформы

Лебединая пенсия

Последний финансовый отчет накопительных пенсионных фондов (НПФ) обезоруживает даже неисправимых оптимистов: уже 13 из 16 НПФ имеют отрицательную реальную доходность. Но и та тройка, которой удалось остаться на плаву (это НПФ Народного банка Казахстана, Народный пенсионный фонд и ГНПФ), имеет зыбкий успех. С такими темпами падения доходности через месяц-другой в Казахстане не останется ни одного НПФ с положительной реальной доходностью. Если средневзвешенный коэффициент реального дохода по пенсионным активам НПФ, без учета государственного НПФ, за период декабрь 2002 - декабрь 2003 года составил минус 0,34%, то в январе этот же показатель достиг абсолютного рекорда - минус 1,06%.

В условиях, когда доходность по многим финансовым инструментам ниже уровня инфляции, вкладчики не могут ожидать приращения своего капитала. Тревожный сигнал прозвучал и для топ-менеджеров НПФ, и для членов правительства. Первые лихорадочно просчитывают будущие риски, вторые вынуждены искать подходящие средства для того, чтобы реанимировать пенсионную реформу. Именно поэтому недавно министр финансов республики Ерболат Досаев заявил, что его ведомство думает над доходным размещением пенсионных активов. Возможно, Минфин пойдет на выпуск долгосрочных обязательств - 10-15 летних облигаций, которые будут привязаны к инфляции. Но пока этот вопрос лишь изучается.

Три кита, которые подвели НПФ

Эксперты называют три фактора, которые существенно повлияли на финансовое самочувствие НПФ. Во-первых, укрепление курса тенге по отношению к доллару, во-вторых, введение рыночной оценки пенсионных активов и, в-третьих, ярко проявившаяся тенденция к уменьшению доходности по всем финансовым инструментам.

Год назад Григорий Марченко, будучи в ранге председателя Национального банка Казахстана, заявил, что ожидается ревальвация тенге на 5,4%. НПФ тогда насторожились. На тот момент портфель у большинства фондов был сформирован на 70% из валютных позиций. Но что они могли реально сделать в подобной ситуации? И НПФ начали терять деньги. Приблизительные подсчеты показывают, что за январь-февраль 2003 года с укреплением тенге всего на 2% фонды потеряли до 3 млрд тенге. В годовом исчислении эта сумма как минимум удвоилась, ведь тенге по отношению к доллару США в номинальном выражении вырос на 8%, в реальном выражении - на 13%.

Сильный удар по НПФ нанесло введение рыночной оценки активов в июне прошлого года. Это была необходимая мера, которая позволила оценить финансовые инструменты, которые находятся в портфелях разных пенсионных фондов. Тогда буквально сразу же стало ясно, что фонды им. Кунаева и "Коргау" имеют отрицательную доходность. Это открытие заставило тогда директора департамента финансового надзора Нацбанка (ныне - заместитель председателя Агентства по регулированию и надзору финансового рынка и финансовых организаций) Елену Бахмутову попытаться сгладить ситуацию: "Номинальный и реальный, то есть с поправкой на инфляцию доход считается за 12 месяцев. По показателям одного месяца, поскольку это лишь одна двенадцатая часть, трудно судить о состоятельности НПФ". Однако вскоре выяснилось, что несостоятельны многие фонды: в августе таковыми были признаны 4 НПФ, в декабре - 10, а в январе - уже 13.

Важнейшим фактором, влияющим на доходность фондов, однако, является то, что в их распоряжении очень скудный набор инструментов. Государственные ценные бумаги (ГЦБ), в которые НПФ просто обязаны вкладывать пенсионные активы, до поры до времени давали неплохие дивиденды. Однако в 2003 году, впервые за всю историю отечественного фондового рынка, доход по ГЦБ опустился ниже уровня инфляции: ее среднегодовой уровень составил 6,8%, в то время как по ряду среднесрочных ГЦБ доходность достигала лишь 6,19-6,50%.

Впрочем, списывать со счетов неумелость действий менеджеров НПФ тоже не следует. Григорий Марченко, покидая пост главы Нацбанка, сказал, в частности: "Если бы НПФ вложили пенсионные активы в иностранные акции в рамках тех лимитов, которые мы разрешили в начале прошлого года, то они получили бы доходность порядка 30% годовых в долларах США, а по некоторым рынкам даже и больше. А они этого не сделали. Лимит составлял 30%, реально же он использовался на 10%". При этом Марченко, правда, признал, что говорить о достаточно большой упущенной выгоде можно только задним числом.

Промедление смерти подобно

Мнение многих экспертов сводится к тому, что вопрос жизни и смерти НПФ заключается лишь в условиях инвестирования. С самого начала над инвестиционной деятельностью НПФ и компаниями по управлению пенсионными активами (КУПА) был установлен патронаж: в эти бумаги можно вкладывать пенсионные деньги, а в эти - нет. Органы, регулирующие деятельность НПФ, устанавливая лимиты, исходят из соображений надежности финансовых инструментов.

Последний раз правила по управлению пенсионными активами были подретушированы 26 декабря 2003 года. Изменения в целом носили прогрессивный характер. Так, например, обязательства каждого НПФ по инвестированию в ГЦБ, за исключением ЦБ местных исполнительных органов, уменьшены с 35 до 25 процентов. Впервые КУПА и НПФ, самостоятельно управляющим пенсионными активами, дано право вкладывать в аффинированное золото не более 5% от общего объема пенсионных активов. Увеличены лимиты инвестирования в ипотечные облигации и в облигации ЗАО "Банк развития Казахстана" с 10 до 15 процентов. Значительно расширены возможности по приобретению акций иностранных эмитентов и долговых ценных бумаг с высоким рейтингом - теперь лимит составляет 40%. Причем в рамках этого ограничения - простор для выбора. Например, в негосударственные ценные бумаги иностранных эмитентов (долговые ценные бумаги или акции эмитентов) с рейтингом "АА" или "Аа2" по разным классификациям можно вкладывать не более 30%, в негосударственные ценные бумаги иностранных эмитентов, имеющие рейтинговую оценку не ниже "А" или "А2" - не более 20%, а в ЦБ, имеющие рейтинговую оценку не ниже "ВВВ" или "Ваа2" - не более 10 процентов.

Председатель Агентства по регулированию и надзору финансового рынка и финансовых организаций Болат Жамишев расценивает это решение как "реальный шаг по повышению доходности пенсионных активов". Он обращает внимание, что ипотечные облигации приносят пенсионным фондам гарантированный доход. Например, ЗАО "Казахстанская ипотечная компания" уже разместило корпоративные ипотечные облигации трех выпусков с плавающей ставкой купонного вознаграждения по схеме "инфляция плюс гарантированный доход". В ноябре 2002 года компания гарантировала 4,75% дохода свыше уровня инфляции, в августе-ноябре 2003 года - 1,8%, а в размещенных в декабре 2003 - январе 2004 года облигациях третьего выпуска доходность сложилась на уровне 1,2% сверх годового индекса инфляции.

Кураторы пенсионного рынка уверены в том, что возможности НПФ для инвестирования достаточно широкие. Пожалуй, единственный вопрос, который их занимает - слишком узкий круг эмитентов, которые выпускают корпоративные облигации с разумной доходностью, в чем заинтересованы пенсионные фонды. Однако ипотечные облигации - капля в море. Даже вложив в них до 15% пенсионных активов, у фондов очень слабые возможности маневра по инвестированию остальных денег.

Председатель совета Ассоциации пенсионных фондов РК Айдар Алибаев считает, что пенсионная система не достигла тех целей, которые планировались и ставились изначально - реальному сектору национальной экономики от пенсионных денег пользы пока нет. "Если другие страны пошли на риск введения такой пенсионной системы, затратили много средств, чтобы ввести ее, то они компенсируют эти расходы путем разумного вливания денег в национальную экономику. Мы же риски на себя взяли, расходы понесли, а положительную сторону не использовали", - говорит он.

Впрочем, с этим мнением не согласна Елена Бахмутова: "Любые ГЦБ, которые выпускает Министерство финансов, идут через бюджетную систему на кредитование малого бизнеса, сельское хозяйство, строительство каких-то объектов. Пусть и опосредованно, но в реальный сектор они все-таки попадают". В настоящее время в правительстве, отметила она, рассматривается вопрос о выпуске специализированных проектных облигаций, но, поскольку он нуждается в конкретизации, говорить об этом пока преждевременно. Правительство еще не знает, в какой форме эти облигации будут выпускаться.

Со своей стороны Агентство по финансовому надзору сегодня занято тем, что прорабатывает возможности для НПФ по хеджированию валютных рисков. В условиях, когда валютная ситуация мало предсказуема, это стало бы хорошим решением, поскольку резкое изменение курса валюты приносит потери для НПФ. "Мы должны предложить соответствующие инструменты, чтобы НПФ могли хеджировать валютные риски, то есть продавать их в любой момент. Но при этом я должна отметить, что большой доходности при стабильной валютной ситуации хеджирование не принесет, но если будут происходить неблагоприятные изменения курса той или иной валюты, фонды могут выиграть или, по крайней мере, не проиграть, как это было в прошлом году и уже в январе этого года. Полностью же исключить валютную составляющую портфеля невозможно, да это и нецелесообразно", - заявила Елена Бахмутова.

Вместо постскриптума

Не далее как в декабре 2003 года Минфин провел досрочное погашение государственных специальных казначейских обязательств. Сам факт расчета по долгам никого не удивил. Однако проблема заключалась в том, что погашение должно было состояться по номиналу, значительно ниже рыночной цены. По расчетам участников фондового рынка, общие убытки всех НПФ и банков могли составить около 2 млрд тенге. Это могло привести к снижению доходности портфелей НПФ на 0,5%. При непосредственном вмешательстве правительства и Нацбанка Минфин все-таки погасил свои обязательства по рыночной цене. Но прецедент создан. НПФ не могут считать себя застрахованными от деинвестиционных рисков, а значит, и потерь в будущем.

Механизмы сохранности пенсионных средств правительство закладывало в закон "О пенсионном обеспечении", принятом год назад, и в любом случае свои деньги не потеряют - их возместят НПФ, КУПА или само государство. Однако вряд ли сей факт может успокоить, ведь деньги должны делать деньги. А этот закон рынка сейчас не работает.

Эксперты пенсионного рынка не сомневаются, что правительство, затеявшее реформу, должно взять ответственность за ее судьбу на себя. Ведь речь идет о деньгах, которые имеют огромное социальное значение, и недостаточное внимание к ним может иметь далеко идущие последствия для стабильности государства.