Качество — прежде всего

Личные отношения между аудитором и клиентом хороши до тех пор, пока они не приходят в противоречие с профессионализмом, считает исполнительный директор «Бейкер Тилли Елтал Казахстан» Альберто Симончини

Альберто Симончини
Альберто Симончини

На казахстанском рынке аудиторских услуг доминируют международные сети.

Казахстанские компании в большинстве своем слишком малы и не имеют достаточно компетенций. Возможно, этим объясняется их стремление присоединиться к мировым аудиторским организациям, что открывает перед ними более широкие перспективы и дает конкурентные преимущества на местном рынке за счет использования более передовых методологий и технологий.

Об особенностях казахстанского аудита мы беседуем с господином Альберто Симончини.

Б4 и другие

— Господин Симончини, вы пришли в «Бейкер Тилли» из компании «большой четверки». Каковы мотивы данного решения: не каждый поменяет теплое местечко пусть на хорошую, но менее известную компанию?

— Прежде всего стоит отметить, что «Бейкер Тилли Елтал Казахстан» является исконно казахстанской компанией и при этом входит в международную сеть Baker Tilly International, которая занимает восьмое место в мире по оказанию консультационных и бухгалтерских услуг, то есть это довольно крупная и известная в профессиональной среде сеть. Штаб-квартира Baker Tilly International находится в Лондоне, а фирм-партнеров 149 в 125 странах, с совокупной выручкой более 3 млрд долларов.

— Что значит «входит в сеть»?

— После краха компании «Артур Андерсен» в аудите пришли к сетевой модели взаимодействия, то есть участники сети взаимодействуют методологически, не вмешиваясь в операционное управление, — каждый участник независим. Сделано это для того, чтобы разделить риски: в случае краха одного участника он не потянет всех на дно, как это было с «Артур Андерсен».

— И все же восьмое место — это не четвертое!

— Конечно, мы это понимаем, и я с благодарностью вспоминаю свой опыт работы в компаниях «большой четверки» и в Европе, и здесь, в Казахстане. В мире их бренд несколько более узнаваем, это и подвигло меня перейти в «Бейкер Тилли Елтал Казахстан»: я воспринимаю это как личный вызов и возможность расти дальше. Впрочем, рейтинг для нас имеет значение, это касается и Baker Tilly International, и «Бейкер Тилли Елтал Казахстан». Компании «большой четверки» имеют более богатую и длинную историю, наша же компания относительно молодая, но мы стремимся быть первыми — и будем. Год основания Baker Tilly International — 1987-й, компании «большой четверки» открыли офисы в Казахстане уже в начале 90-х, что касается «Бейкер Тилли Елтал Казахстан», то мы присоединились к сети всего несколько лет назад и тем не менее показываем неплохие результаты.

Взгляните на рынок аудита Казахстана: здесь мы одни из лидеров, потому что имеем такую же высокую международную квалификацию; а их бизнес, в свою очередь, масштабируется на реалии Казахстана. Казахстан динамично развивается, но есть своя специфика: какая бы ни была компания, для двухсот человек здесь просто не найдется работы. Получается, что здесь, в Казахстане, мы играем на одном зеленом поле с «большой четверкой» — и с точки зрения клиентов, и с точки зрения технологий.

— Что вы понимаете под технологиями?

— Технологии — это методология и высокие стандарты. В нашей компании трудятся 50 человек, из них 12 имеют квалификационное свидетельство аудитора, я не говорю уже о сертификатах Ассоциации дипломированных бухгалтеров (ACCA) и Международной программы профессиональных бухгалтеров (CAP); примерно такие же показатели у всех лидеров рынка.

— Возможно, конкуренция проявляется в том, что их клиенты чуть круче, так сказать?

— Ну, я бы так не сказал (смеется). Посмотрите на список наших клиентов: вы найдете и крупные национальные компании, и международные корпорации, в том числе работающие в сфере недропользования. Безусловно, это конкурентное преимущество, но второй пункт однозначно за нами. А дело вот в чем: ни для кого не секрет, что рынок Казахстана по некоторым позициям перегрет, особенно это актуально для фонда оплаты труда. И это справедливо по отношению к рынку и аудита, и консалтинга. Я бы сказал, что казахстанские специалисты получают гораздо больше в сравнении с их американскими или европейскими коллегами с тем же уровнем квалификации. В худшем же случае — их квалификация не всегда заслуживает такой оплаты. Это очень нездоровая ситуация, поверьте мне! Сравните цены по всему миру, и вы увидите: цены взвинчены, и на услуги «большой четверки» в том числе. Что в итоге? С раскрученным брендом вы получаете перекрученные расценки на услуги. И клиенты не хотят переплачивать, они хотят получить максимум сервиса, высокую квалификацию и справедливые цены.

— Можно ли сказать, что вы занимаете нишу между Б4 и казахстанскими компаниями, не входящими в международные сети?

— Не совсем так… Это вопрос не только позиционирования и ценообразования, это — отношение к бизнесу. Если речь идет о крупном проекте с жестким дедлайном, и это требует значительных усилий, цена может быть на уровне Б4. Мы используем другую систему оценки. Самый важный аспект — то, что мы действительно внимательно смотрим на нужды наших клиентов. Что это значит? Прежде всего нужно понимать, в каких услугах нуждается клиент, а не предлагать ему полный перечень возможных услуг, ведь довольно часто они просто не нужны в данной ситуации, а ненужные услуги порождают дополнительные траты. Долгое время рынок был перегрет деньгами, и в сфере аудита сложилась такая же ситуация: люди хотели и хотят прийти к клиенту и получить от него максимум денег. В таких случаях, к сожалению, и речи не может быть об установлении партнерских отношений с клиентом.

Не все можно монетизировать и не все нужно монетизировать; порой клиенты звонят нам с различными вопросами, уже как друзьям, и просят дать короткую, но емкую консультацию. И всегда выясняется, что они считают наши цены справедливыми, и им приятно оплатить нашу работу. Другой важный момент: под каждую задачу нужно найти правильного человека, с нужной специализацией. Мы не практикуем метода, когда на проект выделяется 10—15 молодых людей только что после университета, для того чтобы сгенерировать большое количество человеко-часов. Аудит — это в первую очередь высокая квалификация партнера, и наша компания продает прежде всего их услуги, а не услуги двадцати умных, но юных и неопытных. Также некоторые компании порой включают в оплату и услуги партнера, хотя по факту клиенты и в глаза его не видели; возможно, что и партнер толком не читал отчет, просто проверил его на наличие грубых ошибок — так сказать, причесал и подписал. Иногда такие ситуации заканчиваются скандалами. У нас же вы не только увидите партнера, но сможете пощупать его (смеется).

Местные особенности

— Вы работаете в Казахстане уже долгое время. Наверняка уже уловили особенности: например, важность личных связей. Как вы к этому относитесь?

— Я считаю, это нормально, мы ведь люди. Более того: эта практика распространена повсеместно, взгляните на мир. Я родом из Италии, где так же традиционно силен межличностный аспект. Или возьмем Англию: если вы сходите с клиентом поиграть в гольф, по этому поводу никто скандалить не будет, потому что это часть бизнеса. Строя отношения или уже имея их, мы становимся понятными людям, и они начинают нам доверять. Единственное «но» в Казахстане: личное иногда доминирует над профессиональным подходом. Поэтому личные отношения — это замечательно до тех пор, пока они не касаются вопросов качества и профессионализма. Вы можете рекламировать свою компанию, себя, использовать личные отношения, но вы обязаны быть профессионалом высочайшего класса.

— Ваша компания работает в сфере профессиональных услуг, это и аудит, и консалтинг, и налоговая оптимизация. Каково процентное соотношение всех этих услуг в вашей компании?

— Да, спектр наших услуг довольно широкий; тем не менее мы традиционно в большей степени аудиторская компания. На долю аудита приходится примерно 60 процентов, 30 процентов — консалтинг и около 10 — налоги.

— Какой основной тренд вы видите в сфере профессиональных услуг?

— Я думаю, что здесь мы не оригинальны: весь мир движется в сторону автоматизации. Мы являемся единственной из казахстанских компаний, которая использует профессиональное программное обеспечение для автоматизации аудиторских процедур, которые, в свою очередь, сертифицированы в соответствии с международными стандартами аудита (МСА).

— Как в целом вы оцениваете уровень развития рынка аудиторских услуг?

— Я оцениваю его достаточно высоко как в количественном, так и в качественном выражении. Казахстан — развивающаяся страна, и услуги вроде аудита и консалтинга появились здесь относительно недавно; соответственно, есть свои культурные особенности. На рынке существуют две главные категории клиентов: первая — те, кто оценивает аудит как инструмент для контроля, снижения рисков, повышения прозрачности и так далее; вторая — это те, кто понимает аудит узко как формальную подпись под финансовым отчетом. К счастью, вторая категория постепенно исчезает, в этом помог мировой финансовый кризис.

— Чем же помог кризис?

— Многие компании столкнулись с проблемой финансирования, а для того чтобы выйти на рынок заимствований — неважно, внутренних или внешних — нужен аудит.

Вот и получается, что рынок заимствованного капитала помогает в развитии. Чтобы получить кредит в банке, нужен аудит: хорошая финансовая отчетность повышает шансы на получение кредита либо значительное его удешевление.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?