Разгадка капитала

В ближайшее время мажилис парламента Казахстана должен приступить к рассмотрению закона о легализации собственности. Это станет вторым шагом государства по выводу теневых структур экономики на свет. Первым амнистировали капитал

Разгадка капитала

Перуанский экономист Эрнандо Де Сото, написав свою книгу "Загадка капитала", конечно, не мог и подозревать, что его идея о легализации собственности беднейших слоев населения станет столь жизнеспособной на постсоветском пространстве. Открытие южноамериканца поражает своей простотой. Сделав сравнительный анализ четырех стран с весьма разными культурами и политическими системами - Перу, Филиппин, Египта и Гаити, он понял, что их объединяет не только бедность, но и несовершенная экономическая политика. Собранные им данные убеждают, что неимущие в этих странах накопили достаточно много средств и собственности, чтобы успешно участвовать в капиталистическом развитии. В одном только Египте собственность бедноты в 55 раз превышает объем прямых иностранных инвестиций, включая расходы на сооружение Суэцкого канала и Асуанской плотины. Но из-за устаревших законов о собственности эти страны не могут обратить ее в ликвидный капитал.

Экономические советники нашего президента, конечно, с этим трудом знакомы, а потому один из первоисточников идеи легализации собственности им известен. Правда, есть одно существенное отличие от идеи, которую озвучил и описал перуанский экономист. Легализация в Казахстане, скорее всего, будет носить национальный отпечаток: в ней примет участие не только и не столько плебс, сколько средний класс и, безусловно, элита.

Как бы то ни было, в Казахстане, несмотря на косые взгляды Запада, еще одна легализация будет проведена. Политическая воля имеется, законопроект - тоже, а нюансы легко уточнят в парламенте.

Политическая целесообразность

Весной 2002 года, уже через год после амнистии капитала, президент Нурсултан Назарбаев в своем послании народу Казахстана сказал о необходимости принятия мер по легализации собственности граждан. По его мнению, выход из тени позволит богатеть людям, а "чем богаче будет человек, тем богаче будет наше государство". Трем министерствам - юстиции, финансов, индустрии и торговли - было дано поручение до декабря 2002 года разработать и внести в парламент закон о легализации собственности субъектов малого предпринимательства. Проект, несмотря на имевшийся уже опыт, готовился долго и опоздал в парламент на полгода. Он поступил аккурат к летним каникулам парламентариев, и, понятно, никто его рассматривать не стал.

Удивительно, но этот законопроект остался без внимания и в сентябре 2003 года, когда народные избранники вернулись в Астану. Его судьба не определена до сих пор.

Почему срочный законопроект задвинут в дальний ящик? На этот вопрос откровенно не может ответить ни один депутат. Формально все объясняют тем, что, дескать, в рабочей группе возникли серьезные разногласия по отдельным статьям. Но некоторые эксперты это связывают с тем, что "час Х еще не настал". Дескать, у определенных кругов есть заинтересованность в том, чтобы стремительное строительство недвижимости, наблюдающееся последний год, умело подвести под легализацию, не отчитываясь о средствах, неизвестно откуда взявшихся. По сути, речь идет уже о вторичной легализации капитала, и здесь срабатывает принцип "накопления": чем дольше оттягивается легализация собственности, тем больше объектов затем можно вывести из тени без особых материальных затрат и правовых последствий.

Откуда взялась "тень"?

Однозначно ответить на этот вопрос могут только люди, хорошо знающие "подводные течения" экономического развития нашего государства. По их мнению, в процессе образования теневой экономики Казахстана можно различить несколько этапов. В первые годы независимости теневая экономика формировалась за счет хищения государственного имущества, незаконного осуществления внешнеэкономической деятельности, серьезных нарушений в сфере малой приватизации и в финансово-кредитных отношениях. Именно в тот период львиная доля кредитов, взятых под правительственные гарантии, бесследно растворилась вместе с фирмами-должниками. Затем пошла полоса преднамеренного и ложного банкротства, увеличился нелегальный вывоз капитала, возросла доля нарушений в сфере уплаты налогов.

В результате в теневой экономике находится земля, недвижимость, производственные объекты вместе с технологическим оборудованием. Что может стать объектом легализации и кому это выгодно? Все зависит от того, как сложится судьба законопроекта и какие очертания он примет в конце концов. В первоначальном варианте вторая амнистия во многих чертах пока схожа с первой: она не допускает легализацию спорного имущества, а также имущества, добытого преступным путем (не путать с незаконным приобретением). Легализация будет анонимной, и последствий от нее - уголовных или административных - не последует. Предполагается, что срок легализации составит шесть месяцев. Это время необходимо для того, чтобы уладить все формальности по приобретению прав на собственность.

Кто "за"?

Эксперты рассматривают закон о легализации собственности как естественный и логичный шаг. По официальным оценкам, до 23% валового внутреннего продукта, включая малый и средний бизнес, формируется в сфере ненаблюдаемой экономики (читайте в статье "Невидимый резерв роста" в журнале "Эксперт Казахстан" 2, 2004 год). Но сюда не входит нелегальный оборот в сфере экономической контрабанды и другие виды незаконной деятельности. Поэтому существуют и независимые экспертные оценки, которые свидетельствуют о том, что до 40% ресурсов экономического роста не участвуют в легальной экономике. Причем нелегитимная собственность год от года увеличивает свой потенциал.

По мнению экспертов в области общественных отношений, легализация собственности выгодна не только государству, но и гражданам, не имеющим отношения к теневым процессам. Но более всего, конечно, в этом заинтересована национально-бюрократическая прослойка. С одной стороны, это люди, сумевшие за последние годы сколотить большой капитал, но не желавшие афишировать собственность, приобретенную не совсем законным путем. С другой стороны, это чиновники, у которых в свое время находились в руках инструменты приватизации. Они стояли во главе тендерно-конкурсной приватизации и имели возможность приобретать в собственность государственные объекты без этих формальных процедур.

Легализация капитала: как это было

Состоявшаяся в 2001 году беспрецедентная акция легации теневого капитала, согласно Закону РК "Об амнистии граждан Республики Казахстан в связи с легализацией ими денег", выдвинула Казахстан в число государств, доверие к которым вряд ли возросло. Судя по озвученной тогда информации о процессе легализации, акция эта достигла желаемого инициаторами успеха. По данным Национального банка республики, граждане Казахстана за весь период легализации разместили в банках второго уровня порядка 480 млн долларов. Примечательно, что за несколько дней до завершения легализации называлась сумма в 180 млн долларов. Основная сумма легализованного капитала поступила в последние два-три дня. Причем утверждалось, что никаких переводов значительных сумм из-за рубежа не проводилось. Откуда взялась эта сумма, неизвестно. Остается только строить гипотезы.

Начиная с первых лет ведения Казахстаном самостоятельной внешнеэкономической деятельности практически вся экспортная продукция обретшей независимость республики "уходила" за бесценок. Справедливости ради нужно отметить, что это было характерной тенденцией для всех государств СНГ. Углеводородное сырье, черные и цветные металлы Казахстана скупались (и продолжают скупаться) через оффшорные зоны и перепродавались с огромной выгодой. При этом многие финансово-промышленные группы, как отечественные, так и иностранные, получали к тому же налоговые и иные льготы. Самый яркий пример такого подхода к казахстанскому экспорту - это механизм трансфертного ценообразования.

Если предположить, что в среднем ежегодно "утекало" порядка 1-1,5 млрд, то речь при легализации капитала должна была идти не о 500 миллионах, а гораздо более значительной сумме - 10-15 млрд. Разумеется, значительная часть "теневого экспорта капитала" давно материализовалась за кордоном и вернулась в Казахстан в виде так называемых "иностранных инвестиций", пришедших в период 1996-1997 годов, когда были проданы крупнейшие объекты нефтегазового сектора республики.

Напомним, что в период легализации теневого капитала для казахстанских граждан были сняты все ограничения (предъявления декларации не требовалось) в плане приобретения недвижимости, иных дорогостоящих покупок, беспошлинного ввоза наличной валюты и т.д. По-видимому, это было оправдано с точки зрения организаторов такой акции. Но они пошли дальше - тогда были уничтожены все декларации периода 1995-2000 годов, и жизнь нуворишей началась с чистого листа, ибо теперь действительны новые декларации, заполненные с 1 июля 2001 года. Характерно, что процесс транспарентности, наглядно демонстрируемый в период легализации, практически прекратился после завершения этой акции. Бюджет страны ничего не получил. А легализованные деньги могли благополучно вернуться за кордон, так как по истечении года амнистированные граждане могли их перевести на счета зарубежных банков.

Одобрения и опасения

Ни одна страна и ни одна международная организация еще не пожурила Казахстан за стремление провести очередную политико-экономическую амнистию. Напротив, эта инициатива приветствуется. Так, Армандс Пуполс из Центра ОБСЕ в Алматы сказал, что легализация имущества в Казахстане является логичным продолжением. "Еще когда легализовывался капитал, возникал вопрос, почему существует некоторого рода дискриминация: те, у кого есть деньги, могут их легализовать, а у кого имущество - не могут. Поэтому если кто-то инвестировал деньги в дом или в производство, тоже должен иметь право легализовать все", - утверждает г-н Пуполс.

Однако легализация собственности может иметь и негативные последствия. Есть опасность, что часть богатства, номинально принадлежащего одним гражданам, окажется во владении других. Самым ярким примером здесь может служить положение с земельными паями. В свое время крестьяне, получив имущественные паи, отдали их в управление более сметливым сельчанам, чтобы "организоваться" в фермерское хозяйство. Теперь вернуть свое исконное право на землю почти невозможно - сформировавшийся новый класс землевладельцев этого не позволит. Введение частной собственности на землю стало первым шагом для легитимизации фактических землевладельцев, а легализация собственности этот процесс может завершить. То же самое с инвестиционными купонами. Граждане их сдали в управление инвестиционно-приватизационных фондов (ИПФ), а акции взамен не получили. "Всенародная и справедливая" приватизация бесславно провалилась. Но некоторые предприятия, выкупленные на аукционах, все-таки работают, и их формальную принадлежность простым людям (пусть не контрольный пакет акций, но все же) легко нивелирует легализация имущества.

Как будет балансировать Казахстан на грани приятных слуху одобрений и тревожных опасений? Ответ на этот вопрос, можно сказать, очевиден. Закон РК "Об амнистии в связи с легализацией имущества" рано или поздно, но будет принят. И хотя парламенту еще предстоят горячие дебаты по уточнению отдельных положений, они вряд ли изменят саму его суть и позволят лоббистам законопроекта сделать то, о чем те давно уже мечтали.

Актуальнее другая дилемма: получит государство от данной акции ожидаемый эффект или теневой бизнес и собственность все-таки останутся в тени? Оптимизма, увы, мало: исполнительная власть по-прежнему неэффективна в управлении, наблюдается критический уровень ее коррумпированности, налоговая база все также несовершенна, судебные органы неприкрыто ангажированы и так далее. К сожалению, успехами здесь похвалиться нельзя. Именно поэтому высока вероятность того, что от "разовой" акции легализации и эффект будет разовым.

[inc pk='764' service='table'][inc pk='765' service='table'][inc pk='766' service='table']