Модернизация политической системы

Проблема реформирования политических систем стала ключевой темой на прошедшей в марте встрече экспертов из четырех стран - России, Казахстана, Беларуси, Украины

Модернизация политической системы

Повестка дня встречи, организаторами которой выступили Международный институт современной политики (Казахстан) и Киевский центр политических исследований и технологий, была весьма насыщенной: предметами обсуждения стали стабильность на постсоветском пространстве; сравнительный анализ национальных моделей демократии, сотрудничество экспертно-аналитических центров как эффективный инструмент формирования демократии и проведения политических реформ. Несмотря на обширность тематики, главным предметом экспертных дискуссий стала проблема политической модернизации.

Практически каждый из участников семинара подчеркивал необходимость модернизации. Вопрос лишь заключался в специфичности избираемых путей, так как с начала 90-х годов каждая из стран, несмотря на общность переживаемого момента (транзит), нарабатывала собственные подходы в госстроительстве.

Характеристика текущего момента

Позиции представителей каждой из стран оказались схожими в том, что в последнее время страны вышли на траектории экономического роста. Роста достаточно интенсивного, хотя и обусловленного разными причинами: Россия и Казахстан преимущественно за счет производства энергоресурсов, Украина и Беларусь основное внимание сосредоточили на транзите грузопотоков и развитии промышленности. По мнению Дариги Назарбаевой, развитие наших государств на протяжении 12 лет происходило практически синхронно, особенно это касается России, Казахстана, Украины, они переживали примерно те же процессы реформирования в экономике и политике. Различались лишь сроки: у кого-то происходит раньше, у кого-то позже, но тем не менее можно было прогнозировать - то, что происходит в России, произойдет через год, два обязательно в Казахстане, а возможно, повторится или будет иметь ту же подоплеку, скажем, свою идентичность, свое лицо на Украине.

Дальнейший ход дискуссии показал, что различий в политических системах стран существенно больше, нежели сходства. Характерна здесь точка зрения украинского эксперта Игоря Шурмы:

"В отличие от других постсоветских стран на Украине сегодня нет доминирующей политической силы. В парламенте оказались в равном количестве политические силы, которые входят в формат большинства и в формат меньшинства. Приблизительно 240 и 210 депутатов. При этом как большинство, так и меньшинство сегодня не однородны, поэтому существует определенный конфликт. Сегодня у нас ситуация, которую можно охарактеризовать как характерную для двухпартийной системы, когда у власти находятся либералы и социал-демократы".

Несмотря на несхожесть политического устройства, каждая из стран испытывает наличие новых вызовов в политической сфере. Показательна здесь реплика Дариги Назарбаевой: "Вектор движения у нас примерно один, все мы идем к демократии, к соответствию международным стандартам, которые пытаются нам вменить, а иногда настойчиво навязать извне, в движении в этом направлении у каждого из нас имеются свой профиль и свое лицо. Эти процессы - свидетельство того, что мы вошли в новую эпоху, в которой старые взгляды и политические механизмы оказываются малоэффективными. Потребность перемен обусловлена зачастую несхожими обстоятельствами.

Причины необходимости модернизации

Согласно точке зрения президента Фонда эффективной политики политики Глеба Павловского, нынешняя политическая система России неадекватна потребностям групп экономического роста, групп успеха:

"Старая система не предоставляет им хода, ясного будущего. Если говорить о России, то речь идет о формировании среднего класса, средних городских слоев достаточно широкого слоя людей, характеризующихся не только образованием и высоким доходом, но прежде всего собственными усилиями в поднятии своего уровня жизни. Они воспринимают свой уровень жизни как завоевание, как правило, минимальное завоевание. Они хотят надолго планировать условия дальнейшего движения, а наши государственные системы сформировались в другую эпоху и к пониманию этих проблем часто не готовы. Средние классы не помещаются в наши старые прежние системы".

Другой специалист из Украины, Михаил Погребинский, отметил наличие трех групп факторов:

"При экономическом росте можно заняться модернизацией политической системы, до этого это было практически нереально. В качестве второго фактора можно назвать формирование в Украине мощных, по нашим меркам, финансово-промышленных групп, во многом с конкурентными интересами. Система, где роль арбитра выполнял один человек, по мнению инициаторов реформы, уже себя исчерпала, нужна система новых моделей поисков компромиссов, в том числе исключающих монополизацию власти в руках одной финансово-промышленной группы. В качестве третьего фактора можно выделить географическое положение Украины. Мы в этом отношении не сильно отличаемся от Беларуси, но все-таки ситуация у нас иная. Мы находимся под жестким прессингом со стороны европейских организаций".

По мнению же руководителя одной из фракций украинского парламента "Демократические инициативы" Степана Богдановича, страна к данному переходу времени исчерпала собственную политическую и государственную модель развития. Причины политической реформы были предопределены Конституцией Украины, принятой в 1996 году. В соответствии с ней партии имеют мало полномочий, правительство неспособно активно вести свои программы, поскольку его судьба зависит исключительно от президента и от неструктурированного парламента, что приводит к постоянным конфликтам".

Согласно точке зрения Дариги Назарбаевой, в Казахстане, как и во всем постсоветском пространстве, имеет место вторая волна демократизации: "Мы вошли в новую эпоху, в которой старые взгляды и политические механизмы оказываются малоэффективными. Перед нами стоит главный выбор: либо модернизация политической системы и приведение ее в соответствие с достигнутым в экономике прогрессом, либо нарастание конфликта между набирающими силу общественными процессами. Экономический рост привел к формированию новых социальных групп, меняющих ход политического процесса. По сути, речь идет о требованиях и расширении доступа к плодам экономического роста, к управлению политическими процессами, качественно новым формам диалога общества и власти. Этот процесс лежит как в основе того, что происходит в Украине, Казахстане, России, так и в том, что случилось в Грузии. Требования новых общественных сил породили революционную ситуацию, на которую действующая власть не смогла найти адекватного ответа".

Как считает Степан Богданович, задача политической реформы - формирование новой национально-патриотической элиты, которая стала бы в последующем основой такой же власти, могла бы обеспечить национальный интерес. Модель, которая предлагается политической реформой, позволяет передать политический мандат ответственности непосредственно самому правительству. В результате выборов в парламенте будет образована политическая коалиция из партии победителей или одной партии, завоеванной большинством, с последующим формированием правительства. Каждая эпоха требует новых типов демократии. В Европе середины 70-80 гг. торжествовал консенсусный тип демократии, когда все решения старались принимать путем консенсуса. В результате изменений, которые будут внесены в Конституцию, Украина получит новый тип демократии, которую можно назвать согласительной, когда власть будет обязана принимать решения, исходя исключительно из согласия с этими решениями самого общества.

Дороги, которые мы выбираем

В выступлении Глеба Павловского была дана новая дефиниция понятию "политическая модернизация" и обозначены вызовы, стоящие перед российским обществом, постсоветским пространством в целом:

"Модернизация - не достаточный термин в этих условиях. Нужно говорить об управляемой нормализации, она является проблемой каждого из наших обществ. Разумеется, само представление о норме - это прежде всего достижение внутренней интеграции в условиях сохранения открытости глобального процесса. Интегрировать слои общества на свободной основе, не потеряв свободу и сохраняя открытость внешнему миру, которая является для наших обществ самостоятельной ценностью, которая часто непонятна в других странах. То есть провести интеграцию внутри расколотых изначально обществ. Второй приоритет - это переход от идеологической политики 90-х к политике доверия граждан к своим национальным институтам. Проблема доверия - это не только политическая проблема, но и, как мы знаем, проблема финансовая. Не может существовать экономическая конкурентоспособность без внутреннего доверия. И третья проблема, часто обсуждаемая, - проблема глобальной идентичности наших наций, так называемое место в мире. Обрести новую глобальную идентичность, совместимую с национальной. Это наша задача, и она является тоже уникально нашей. Мы формировались внутри государства, которого не существует, и не можем сослаться на предыдущую государственную традицию".

Специфичность позиции г-на Павловского заключается в акценте на решение вполне конкретных задач, при этом институциональные преобразования отступают на второй план.

Следует подчеркнуть то, что позиции казахстанских и украинских экспертов в корне отличны. К примеру, Дарига Назарбаева выделила в качестве главного аспекта модернизации становление реальной многопартийности, повышение статуса и роли партий.

Очевидно, что символом эпохи должен стать переход новой модели к стабилизации, в центре которой развитая партийная система, сформированное и влиятельное гражданское общество, новые формы публичности диалога между обществом и властью. Партии должны принимать непосредственное участие в выработке стратегических основ и тем самым активным образом влиять на процесс развития страны.

Игорь Шурма отметил, что "наша политическая реформа предлагает существенное сокращение полномочий президента. Конечно, существует вопрос, почему именно Украина пошла по такому пути. Мы должны дать себе отчет, что Украина, как и все страны, стремится и заинтересована в модернизации без новых политических потрясений. Сегодня в Украине и в ближайшее время будет такое состояние, когда доминирующей политической силы не будет".

Вместо послесловия

Семинар, проведенный в Киеве, стал иллюстрацией потребности политических перемен, увязанных со специфичностью переживаемого периода. При этом в России институциональные реформы уже проведены и теперь актуализированы задачи по оптимальному функционированию субъектов политической системы. Задачи иного толка стоят перед Казахстаном и Украиной. Применительно к РК можно отметить наличие обнадеживающих обстоятельств. К примеру, ранее в республике существовал рутинный характер последовательного клонирования фактически идентичных пропрезидентских партий. Понятно, что рутинность, с одной стороны, была обусловлена доминированием уже наработанных штампов, давлением стереотипов. Гораздо более важным обстоятельством являлась ненаделенность политических партий сколь-нибудь значимыми полномочиями. Ясно, что в таких условиях выделение партий в качестве политических субъектов, располагающих влиянием, не было актуальным. Искусственное же размежевание идеологами от власти партий на пропрезидентские и остальные либо лояльные к правящему режиму и оппозиционные, во многом объяснялось стремлением вытеснить потенциальных конкурентов за властный ресурс и высокий ранг должности. Именно этим обстоятельством можно, к примеру, объяснить их упорное стремление радикализовать "Ак жол", приписывая несвойственную ему оппозиционность.

Переполох в партийной сфере вызвало появление "Асара" из-за возможной утраты уже устоявшихся механизмов ротации кадров, понимания, что существующее разделение сфер, к примеру, закрепление за Гражданской партией промышленных зон, а за Аграрной партией - преимущественно сельских районов, может стать фактом истории. Именно этим обстоятельством обусловлены опасения "пропрезидентских" партий и, как следствие, инициированный ими процесс межпартийной консолидации. Известно, что Аграрная и Гражданская партии намеревались образовать собственный блок, увеличивая тем самым шансы на парламентских выборах. Аналогичные мотивы были у "Отана". Лишь вмешательство лидера страны "успокоило" партийные круги, вместе с тем межпартийные разборки стали индикатором неприятия партиями-фаворитами новаций в рамках модернизации политической системы страны.

Для партийной сферы РК актуальны сейчас следующего рода задачи:

•Повышение реального статуса партий

•Трансформирование партий, т.е. преодоление их чиновно-бюрократического характера

Ясно, что эти задачи должны быть разделены во времени с учетом необходимости поддержания и упрочения общественной стабильности в стране. Решение задачи по повышению реального статуса партий снизит значимость групп влияния, будет способствовать консолидации правящей элиты, населения. Решение второй задачи уменьшит уровень зависимости центра от действий местных исполнительных структур, их самодеятельности, фактов произвола, будет содействовать установлению обратной связи между населением и органами управления.

Предпосылки для реализации этих целей налицо; впервые за 13 лет большинство населения отмечает наличие позитивных перемен в их жизни. Промедление с политической модернизацией чревато укреплением феодально-местнических тенденций, ростом значимости групп влияния, дальнейшим отчуждением населения от органов управления.

Киев - Алматы

[inc pk='760' service='table']